Фото: Daily
События

С набережной Петрозаводска исчезла знаменитая ладья. Узнали, почему

28.07.2022 Илона Радкевич 1939 https://runaruna.ru/38168/

Обычно мы не беремся за подобные темы, но теплое лето и огромное количество туристов в столице Карелии не позволили оставить без внимания исчезновение знаменитой ладьи «Волк» с набережной Онежского озера. Сами с удовольствием вспоминаем прогулки на ней. Но в этом году петрозаводчан и гостей города на воде радуют только каяки. Мы были порядком удивлены, узнав причину исчезновения одного из самых ярких туристических объектов Карелии.

Ладья «Волк» принадлежала директору туристической фирмы «Карелиясафари» Олегу Демочкину. Он собственными руками сделал ее в 2010 году и потом почти 11 лет радовал туристов со всего света историческим судном.

В конце прошлого сезона предприниматель принял решение продать «Волка» (сейчас он украшает территорию одной из российских турбаз), а для Карелии придумать что-то более интересное и востребованное. Так родился проект древнерусской ладьи «Аскольд-38». Именно она должна была сейчас покорять своей мощью туристов, в том числе, и на набережной Онежского озера, и украшать исторические фестивали страны. А в реальности она стоит в ангаре на Онежской флотилии, 43, и неизвестно, когда покинет стены «уникального» предприятия. Именно так верфь деревянного судостроения «Варяг» позиционирует себя на рынке услуг.

«Уникальное предприятие, специализирующееся на проектировании и строительстве деревянных судов различных размерений и назначения, а также шлюпок и лодок. Одним из основных направлений является строительство судов-реплик, стилизованных под парусные и паровые корабли прошедших веков. Коллектив предприятия составляют опытные кораблестроители, одни из лучших представителей северной школы деревянного судостроения», — указано в группе «Варяга» в социальной сети.

Впрочем, в Карелии и без того все прекрасно знают о том, какая красота рождается в мастерской верфи. Поэтому и нет ничего удивительного в том, что заказывать судно Олег Демочкин решил именно там.

— Эта фирма позиционирует себя как крупнейшая в России. На предварительных встречах они произвели очень хорошее впечатление, — вспоминает предприниматель. — У меня не было причин им не доверять. Поэтому и договор у нас был составлен без серьезных штрафных санкций в случае не исполнения или несвоевременного исполнения ими своих обязательств.

Договор, согласно которому «Варяг» за 200 дней (с момента получения аванса) должен был изготовить парусно-моторную ладью, предприниматели подписали в ноябре прошлого года.

— Нам тогда даже показалось, что 200 дней многовато, — вспоминает Олег.

Но со сроками никто спорить не стал. Главное — успевали к сезону. Ладья должна была быть готова 9 июня.

Подозревать, что к сроку с судном могут не успеть, Олег Демочкин начал еще в апреле.

— Каждый раз, приходя в мастерскую, я делал фотографии и смотрел динамику изменений. Когда в апреле посчитал пояса (доски, — прим. авт.), понял, что, если они таким темпом будут их шить, и к декабрю не успеют.

Предприниматель поделился своими опасениями с одним из учредителей «Варяга».

— Петр Павлович (сын директора верфи, — прим. авт) мне тогда сказал: «У вас нет оснований полагать, что мы не успеем. У нас все в графике, по плану, — вспоминает Олег. — Так продолжалось вплоть до июня.

А в июне Демочкину так же невозмутимо сообщили, что судно сделать не успели. Точнее — просто согласились с его выводами о неготовности заказа.

- Это был просто полуфабрикат, заготовка, даже половины бортов не было. Я Петру и говорю: «Вот я озабоченность свою выражал, и в итоге ладья не готова». Ну, не готова и не готова. Никто из них по этому поводу волосы на голове рвать не стал.

Более того — 20 июня предпринимателя пригласили на Онежскую флотилию, чтобы он принял объект и подписал акт о необходимых доработках и сроках их выполнения.

— Там на двух страницах было написано, что необходимо доделать, и что им для этого нужно еще три недели. Грубо говоря, они хотели получить от меня бесплатную рассрочку, — говорит Олег. — Я еще тогда сказал, что, если до 30 июня сделаете, напряжетесь, людям побольше заплатите, чтобы они подольше поработали, то я не буду никаких исков подавать. Ничего не поменялось. Я на выходных приехал — у них полный релакс. Никто не работает.

Документ предприниматель, разумеется, подписывать не стал. А «Варяг» и за три недели не доделал его заказ.

— Бывшие сотрудники «Варяга», рассказали мне, что они за последние годы ни одной лодки вовремя не сдали. Так зачем нужно было брать на себя обязательства, зная, что не смогут их выполнить? Сказали бы прямо: «Мы будем строить три года». Я бы съездил в Архангельск и заказал ладью там.

— Как думаете, что им помешало построить ладью в оговоренный срок? — спрашиваю.

— Другие проекты. Похоже, у них набрано много заказов, которые они просто не тянут.

— А сами они вам что говорят?

— Да в том-то и дело, что ничего. Никакой конкретики. В один из дней Павел Михайлович (директор верфи, — прим.авт.) мне говорит: «Завтра будем устанавливать двигатель», а я на следующий день разговариваю с конструктором, и слышу: «ООО, двигателем, наверное, еще только на следующей неделе займемся». Для них неделя — это всего лишь семь календарных дней. А для меня неделя с учетом того, что сезон всего 100 дней — это 7 процентов выручки. Это колоссальные убытки.

Только за праздники и исторические фестивали, на которые эта ладья не смогла прийти, «Карелиясафари» упустила около миллиона рублей.

— И это по очень скромным подсчетам. Такая лодка привлекает людей на любом мероприятии, — рассказывает Олег.

О том, сколько компания потеряла здесь, в Карелии, и говорить не приходится. Это огромные деньги, большая часть из которых должна была пойти на обслуживание ладьи в зимний период (в частности, предприниматель заказал для ее хранения ангар, который теперь не сможет выкупить) и восстановление судов на воздушной подушке, благодаря которым фирма остается на плаву зимой.

— Вы даже представить себе не можете, какой вал заказов мы пропустили, — сокрушается Олег Демочкин. — До десяти звонков в день мы получаем по лодке. Люди хотят ее на свадьбы, корпоративы. В конце весны мы заключили договор с одной из фирм, которая планировала заказать у нас ладью на три дня, включая День города. Оплата — 300 тысяч рублей. 100 тысяч они сразу внесли в качестве предоплаты. Деньги пришлось вернуть. В этом сезоне столько хороших дней, что у меня телефон разрывается. И то, что лодки нет — просто трагедия.

Олег говорит, что прекрасно понимает причину, по которой даже сейчас «Варяг» никуда не торопится:

— 90 процентов я уже заплатил. На сегодняшний день мною переведено им уже 4 миллиона 200 тысяч рублей. Деньги у них есть, люди зарплату получают. Чего им переживать? Если бы я в финале рассчитывался, для них каждый час был бы важен, а так все в расслабленном состоянии работают. Знаете, как они меня успокаивают?

Мы подходим к соседнему судну, у которого вообще не собрано практически ничего.

— Они мне говорят, что за эту лодку еще раньше заплатили. Она идет с опозданием в год, и очевидно, что тоже в эту навигацию готова не будет. То есть кто-то тоже страдает. И даже дольше, чем я, но для меня это слабое утешение.

От мастера, которого некоторое время назад уволили, Олег узнал, что несколько месяцев работы над его заказом совсем не велись, потому что сотрудников перекинули на другую работу.

— Видимо, этих месяцев и не хватило, — предполагает предприниматель.

Мы ходим вокруг основания красивой, но явно неготовой к спуску на воду ладьи. Олег довольно долго перечисляет, что еще нужно сделать, грустно заглядывая внутрь корпуса.

— Если работать в таком же темпе, здесь работы на месяц хватит, — говорит предприниматель. — А куда мне эта лодка в конце августа? Для нас в любом случае складывается очень плохая картина.

Мастера слышат наш разговор и не спорят. Нечего им ответить на претензии Демочкина. Как, наверное, и руководству «Варяга». Мы звонили им, чтобы взять комментарий по ситуации. Обещали перезвонить и прокомментировать, но звонка мы так и не дождались.

Расскажите друзьям!