фото: семейный архив
События

36-летний мужчина почувствовал себя плохо и умер спустя три часа в ЦРБ Сортавалы

18.01.2023 Руна 1778 https://runaruna.ru/39027/

36-летний отец троих детей из Лахденпохьи Александр Наливайский в ночь с 5 на 6 января почувствовал себя плохо: зажгло в груди. Сначала мужчина, как это часто бывает, хотел перетерпеть, однако около полуночи жена настояла, чтобы приехала скорая. Дальше что-то пошло не так — и, несмотря на то, что Александр оказался сначала у лахденпохских, а затем сортавальских медиков, спустя три с небольшим часа он умер. Семья скончавшегося считает, что смерть мужчины можно было предотвратить и у медиков было предостаточно времени на это.

Виктория Нестерова — супруга брата Александра. Она рассказывает о событиях той ночи со слов жены Наливайского. У погибшего остались трое детей — младшему только семь месяцев.

— Пятого января он почувствовал себя плохо, появилось жжение в груди, — говорит Виктория. — Терпел, терпел, но в итоге в 23:57 жена вызвала скорую. Однако боль была настолько сильная, что они не стали ждать машину: спустились с четвертого этажа, пошли сами. Чтобы вы понимали: от их дома в Лахденпохье до станции скорой напрямик 400 метров.

Но не тут-то было — только пара вышла со двора, как машина скорой подъехала к их подъезду, вспоминает Виктория. Она говорит, что Александр сначала махал медикам и пытался привлечь их внимание, но когда понял, что это не получается, побежал обратно к подъезду. В итоге медики его увидели — Александр самостоятельно забрался в машину, и они с женой поехали на станцию скорой медицинской помощи.

Александр Наливайский с сыном, семейный архив

Там супруга Александра осталась в коридоре, а мужчина прошел в кабинет, где его осмотрели и, со слов жены, трижды пытались сделать кардиограмму.

— Жена говорит, что через дверь слышала, что ему три раза делали кардиограмму: фельдшеры между собой разговаривали о том, что аппарат неисправен, и ничего не понять, — говорит Виктория. — В первый раз он показал нормальную кардиограмму, во второй — очень сильную тахикардию, в третий раз вообще непонятно что показал. И, как жена его говорит, Александра вообще в Сортавалу на скорой увозили с диагнозом «язва». Конечно, он говорил про жжение в груди. Но, как они сказали, «при язве такое тоже может быть».

Виктория все сверяет по звонкам и сообщениям от умершего: в 00:54 Александр лично ей написал, что его везут в ЦРБ Сортавалы. А еще рассказал, что ему в скорой поставили капельницу и сделали «какой-то укол» — но не помогло.

Напомним, что в Лахденпохье нет своей больницы, точнее она была, но в 2013 году ее объединили с сортавальской — впрочем, объединили, по большей части, только по документам. Фактически, в Лахденпохье остался ФАП (фельдшерско-акушерский пункт), а оснащенная техникой для полноценной диагностики больница в Сортавале — поэтому вот уже несколько лет туда из Лахденпохьи регулярно отправляют не только рожениц, но и таких, как Александр — внезапно почувствовавших себя плохо.

Чуть больше часа Александра везли на «скорой» в Сортавалу. Сейчас уже семья мужчины задается вопросом: почему его везли на обычной скорой, а не на реанимобиле, который есть в автопарке Лахденпохьи? Пока ответа на это нет, как и на другие вопросы родственников.

— В Сортавале к нему спустилась дежурная врач, — продолжает Виктория. — Как она потом мне по телефону говорила, она «пыталась определить болевой очаг». Я говорю: «Но он же жаловался на боль в груди». Она мне сказала, что это может быть признаком чего угодно. Ну и во время осмотра у него остановилось сердце.

Виктория вздыхает и говорит, что Наливайского, как им рассказали потом медики, около получаса безуспешно пытались реанимировать.

— В заключении патологоанатома говорится, что смерть наступила в 3.20 ночи, — говорит она. — Минус реанимационные действия — это без десяти три. А в 2:03 он еще отвечал супруге на сообщения! То есть он умер меньше чем за час после того, как его доставили в Сортавалу.

Александр Наливайский, семейный архив

Родственники скончавшегося мужчины уверены: если бы действия медиков были слаженными, можно было бы сэкономить время и спасти Александра. Патологоанатом, вскрывавший тело, рассказал его семье, что инфаркт у Наливайского начался уже в Сортавале, а не в Лахденпохье.

— Он сказал, что, судя по всему, у него только-только в Сортавале начался инфаркт, и было упущено время — грубо говоря, вот эти два часа в скорой — и тогда его можно было бы спасти. Если бы было нормальное оборудование на скорой у нас, если бы нормально сработали бы медики… то можно было бы спасти, — тихо говорит Виктория.

Раньше на проблемы с сердцем Александр не жаловался. Супруга брата говорит, семья только на похоронах выяснила от его коллег по «Водоканалу», что около полугода назад мужчина жаловался на дискомфорт в грудине. Алкоголем Наливайский не злоупотреблял, вел нормальный образ жизни — разве что в последнее время начал подрабатывать по ночам таксистом.

Родственники Александра написали губернатору Артуру Парфенчиков в соцсети «ВКонтакте» — тот обещал передать их сообщение министру здравоохранения Михаилу Охлопкову. Виктория Нестерова говорит, что семья также готовит обращения в Минздрав и прокуратуру республики.

— Мы хотим, чтобы провели проверку и выяснили, какой укол сделали на скорой в Лахденпохье, что вообще было сделано в скорой и потом в приемном покое сортавальской ЦРБ. Потому что нам эту информацию никто не дает и не даст.

В Минздраве Карелии от комментария отказались, сославшись на тайну персональных данных.

Расскажите друзьям!