События

«Это такой новый вид коррупции». Последние слова и разоблачения в деле Нелидова и Романова

01.02.2018 Руна 1535 https://runaruna.ru/9949/

Завершился судебный процесс по делу экс-директора музея-заповедника «Кижи» Андрея Нелидова и его советника Ивана Романова. Сегодня подсудимые выступили с последним словом.

Напомним, что Андрея Витальевича обвиняют в получении многомиллионной взятки, а Ивана Николаевича — в посредничестве. Подсудимые своей вины не признают, уверяя, что все деньги, полученные Нелидовым от предпринимательницы Астратенок, — это обычные субарендные платежи, которые предназначались Романову (арендатору входной зоны острова), собираемые его товарищем Нелидовым только в силу того, что Романов находился за решеткой и не мог этого делать сам.

Андрей Нелидов прежде всего извинился за свою эмоциональность. Он объяснил ее внезапным крушением собственных идеалов.

— Розовые очки мне сняли. Теперь я вижу жизнь такой, какая она есть на самом деле. Благодарю Бога только за то, что это произошло в 58 лет, а не в 18, — признался подсудимый. — Все-таки большую часть жизни я пожил с доказательством того, что правда сильнее неправды, что добро сильнее зла, что если ты делаешь что-то, руководствуясь принципами того, что это нужно людям и обществу, то это не может быть наказано. Все это, к сожалению, рассыпалось за 2,5 года.

При этом, говорит Андрей Витальевич, надежду он не потерял. И до сих пор верит в то, что существует высшая справедливость.

— Можно ничего не делать, и ни за что не быть наказанным. Можно что-то делать и рисковать, — отметил Нелидов.

Очень интересной назвал экс-директор музея ситуацию, в которой они с Романовым оказались.

— Много ли вы знаете людей, которые были бы готовы своими накоплениями пожертвовать в пользу той работы, на которой они работают? — обратился Андрей Нелидов к судье. — Речь ведь идет практически о пожертвованиях. Ведь Романов свои деньги не вернул и не вернет никогда…

Напомним, что, по словам Ивана Романова, на реконструкцию входной зоны острова он потратил около 15 миллионов рублей.

В этот момент подсудимому на ум пришла аналогия с преданием про храм Преображения Господня.

— 300 лет назад плотник Нестор построил этот храм без единого гвоздя. И вот, по иронии судьбы, ровно через 300 лет сотрудники музея с Романовым при директоре Нелидове построили прихожую к этому храму без единого бюджетного рубля. Оба закончили плохо. Нестор после строительства храма дал себе зарок никогда больше ничего не строить, чтобы не построить ничего более прекрасного, а Нелидов с Романовым оказались в тюрьме.

Подсудимый напомнил судье, что в основе термина «коррупция» все-таки лежат действия чиновников, которые тащат ИЗ государства:

— В нашем же деле в результате тех действий, которые мы сейчас исследуем в суде, произошло вложение денег в государство. Это такой новый вид коррупции, который связан с тем, что для того, чтобы ею заниматься, надо гораздо больше денег вложить сначала в государство, чтобы потом свои же деньги возвращать почему-то уже коррупционно.

Отдельно Андрей Витальевич остановился на персоне предпринимательницы, которая якобы и платила ему деньги, — Татьяне Астратенок.

— Она оказалась умнее всех, — заметил подсудимый. — Она сначала договорилась о своей бизнес деятельности с Романовым, сердечно благодарила всех, кто ее с ним познакомил, позиционировала себя как друг. При этом в душе всегда была настроена на то, чтобы, как она говорит, торговаться. Но торговаться означало просто не заплатить те деньги, которые обещала. И в качестве метода, как этого добиться, использовала написание заявления. Пока будут разбираться, платить будет не надо. И она об этом говорит совершенно открыто. Мы это слышали в судебных заседаниях.

В этот момент подсудимый напомнил про несколько фраз из телефонных переговоров Астратенок, которые были заслушаны в суде. В частности, про фразу «Представляешь, поздравь меня, я теперь работаю без аренды» и фразу «Что угодно сделаем, по головам пойдем, лишь бы остаться».

— В моем понимании Астратенок — это антигерой. Нелидов — немного зарвавшийся идеалист, который возомнил себя в статусе человека, который принимает решения, какие ему законы исполнять, а какие нет. Романов — несчастный человек, который вообще непонятно, как он здесь оказался: он вложил деньги, захотел их вернуть, и ему за это три года, — охарактеризовал действующих лиц Нелидов.

Государственному обвинителю Андрей Витальевич рассказал, что благодаря этому уголовному преследованию наконец-то сплотилась его семья. А когда начал обращаться к жене, не смог сдержать слез:

—  Если бы не ты, я бы здесь не стоял точно. Я бы в первый же год закончил… Ты настоящая женщина. И ты настоящий член экипажа.

Иван Романов был гораздо более краток, чем, несомненно, удивил присутствующих. Дело в том, что в своем последнем слове он обещал сказать то, «о чем так долго молчал». А по итогу очень эмоционально, едва сдерживая слезы, выразил надежду, что новое руководство музея сможет продолжить их с Нелидовым деятельность по усовершенствованию острова.

— Я сожалею о том, что все те идеи, которые у меня были, я не довел до конца, — признался Романов. — Я сожалею о том, что я не уменьшил ей (Астратенок — прим. авт.) арендную плату, и приношу извинения Нелидову. Если бы я уменьшил ей арендную плату, я бы здесь не сидел и он бы здесь тоже не находился.

— Я прошу оправдать меня, — обратился подсудимый к судье. — Спасибо вам, что вы вникли и разобрались.

— Еще неизвестно, — поправил бывшего коллегу Нелидов.

— Спасибо, что разобрались, — повторил Романов. — Второй раз нахожусь в процессе, и первый раз вижу, что судья подробно изучает все это.

Приговор подсудимым будет оглашен 2 марта, в день рождения Ивана Романова.


Расскажите друзьям!



Все события