Истории

«Меня использовали как «приманку» для «озабоченных». Сотрудница угрозыска рассказала, как на нее нападали маньяки и как раскрывались убийства в Карелии

31.01.2018 Руна 1509 https://runaruna.ru/9860/

Хельми Титова прослужила в МВД Карелии больше 25 лет, начав с районного отдела в Кондопоге и закончив службу в министерстве в Петрозаводске. Ей приходилось сталкиваться и с опасными преступниками, и работать в тиши кабинета за анализом информации. «Руна» приводит самые интересные фрагменты воспоминаний ветерана карельской милиции, опубликованные музеем регионального МВД:

Хельми Титова, подполковник милиции в отставке:

— В октябре 1968 года в возрасте 21 года я поступила на службу в Кондопожский РОВД… Месяца через два [начальник РОВД Григорий] Паранин вызвал меня к себе в кабинет и сказал: «Ты попала в мужской коллектив, и ребята больше не могут и не хотят сдерживать себя: не курить и не материться. В общем, привыкай. Через несколько лет и сама будешь ругаться, курить и выпивать. Если эти условия для тебя неприемлемы, тогда уходи». Но я осталась. Курить начала только через 9 лет, когда мне исполнилось 30, могу немного выпить, а вот матерщины от меня не слышал ни один сотрудник за все годы моей службы.

…Вспоминаю, как работали по раскрытию убийства в [Кондопоге в] районе птицефабрики выпускницы одной из местных школ. Вместе с участковыми и сотрудниками угрозыска собирали крупицы информации, проверяли все сообщения… убийцей оказался психически больной молодой человек.

Фото: tehnowar.ru

Помню, еще был такой случай. С 7 до 8 часов утра неизвестный обливал кислотой пальто женщин, идущих на работу на [Кондопожский] ЦБК. Делал он это со спины. Пострадавшие обнаруживали огромные дыры на пальто уже на рабочем месте. Тогда было принято решение послать сотрудниц РОВД в гражданской одежде по маршруту в сопровождении оперативников. Вот так и я в течение недели в 7 часов утра шла на ЦБК, а издали за мной следили сотрудники уголовного розыска. Было страшновато, но поиски не дали результатов. Виновного так и не нашли, но нападения все-таки прекратились.

По распоряжению начальника угрозыска Паранина меня и других сотрудников часто использовали в качестве приманки для сексуально озабоченных мужчин, благо таких в Кондопоге хватало. Поздно вечером и ночью женщины-сотрудницы ходили по улицам и дворам под наблюдением сыщиков. Слава богу, на меня никто не напал, но именно таким образом было выявлено несколько лиц, склонных к совершению насильственных преступлений.

Кстати, когда в 1971 году в 24 часа в подъезде моего дома на меня напали двое мужчин, пытались раздеть и ударили, сотрудник угрозыска Борис Фотиев быстро вычислил нападавших. Накануне в спецкомендатуру прибыла партия условно освобожденных лиц, а их общежитие находилось рядом с моим домом. Мне повезло, что я смогла убежать — помогли соседи, услышавшие крики, а также то, что запомнила одного из нападавших. С помощью Фотиева я просмотрела все личные дела прибывших и по фотографии определила 5 человек, похожих на хулигана. Дальше уже, как говорится, дело техники: опознание, допрос и т. д.

Фото: e-reading.club

А вот как описывает Хельми Титова службу в Петрозаводске, где ей также приходилось сталкиваться с уголовниками и участвовать в раскрытии преступлений. Нередко ее роль сводилась к тому, чтобы отвлечь внимание преступника, которого собирались задержать оперативники.

Хельми Титова, подполковник милиции в отставке:

— Моя роль была проста: мне необходимо было подойти на улице к подозреваемому и задать какой-либо вопрос непринужденным голосом, например: «Как мне добраться до Центрального рынка, подскажите», после ответа попробовать разговорить. В это время подходили сотрудники угрозыска в гражданской одежде и объявляли о задержании, а я уходила. Так было на проспекте Урицкого (ныне проспект Александра Невского — прим. ред.), когда задержали женщину, и на проспекте Карла Маркса в районе Парка культуры и отдыха, где был задержан молодой человек по подозрению в ношении без разрешения пистолета. С задачей я справилась, но потом долго не могла унять волнение…

В Петрозаводске сотрудница угрозыска тоже участвовала в раскрытии убийств и дерзких ограблений.

Универмаг «Карелия»

…Сидоров Вадим обслуживал районы Голиковка и Зарека, то есть мой участок. Почему-то у него было прозвище Лютый, хотя такого впечатления на меня он не производил. …Вместе с ним я работала по раскрытию убийства ученицы 8-го класса школы № 37 в подвале дома на улице Володарского в новогоднюю ночь 1975 года. Преступления было быстро раскрыто. Его совершили трое подростков, состоящих у меня на учете, и взрослый парень.

…Раскрыть тяжкое преступление было общим делом чести всего личного состава ГОВД и в первую очередь уголовного розыска. Так, в апреле 1978 года, когда было совершено вооруженное нападение на хозяина квартиры на улице Мелентьевой, личный состав был поднят также по тревоге. Помню, как до позднего вечера участвовала в патрулировании в универмаге «Карелия» и на проспекте Карла Маркса. Зная приметы преступника, мы внимательно вглядывались в прохожих, но задержать его удалось сотрудникам уголовного розыска на железнодорожном вокзале. Это был гастролер из Сибири, которому хоть и исполнилось 17 лет, но выглядел он старше. Не помню уже, кто именно его задержал, но все вздохнули с облегчением.

Фото: e-reading.club

О своих коллегах Хельми Ивановна вспоминает с теплотой, хотя среди них тоже попадались непорядочные люди, а иногда под мундиром скрывался даже преступник.

…Основным показателем работы сыщиков являлось раскрываемость, а она зависела от числа так называемых «глухарей», т. е. нераскрытых уголовных дел. Вот некоторые сотрудники и шли на уловки, чтобы вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела из-за отсутствия состава преступления. В связи с этим печально прославился оперуполномоченный Александр Краснов, который написал в постановлении, что потерпевший получил ранение в спину при падении на гвоздь в заборе. В республиканской газете тогда появилась статья «Мнимый гвоздь», которую перепечатали и другие газеты. Нам было стыдно за своего коллегу. Статью обсуждали на всех уровнях, а Краснова уволили.

По личной инициативе уволился со службы в уголовном розыске сотрудник Масленников Александр — молодой человек высокого роста, симпатичный, любимец женщин. Работал он неплохо, но без особого усердия, как будто тяготился своей профессией. За время работы он сблизился и подружился с сотрудником Очеретько, имени которого уже не могу вспомнить.

Через некоторое время после увольнения Масленникова, весь отдел был поражен вестью о том, что он совершил разбойное нападение: проник в квартиру высокопоставленного чиновника, оглушил ударом по голове пожилую женщину и вырвал из ее ушей дорогие серьги. Мотивов его преступления я не помню, но знаю, что розыском преступника занимался тогда Очеретько. А Масленников продолжал в это время как ни в чем не бывало приходить к нему в кабинет и интересовался поиском.

Фото: cccp-foto.livejournal.com

Однажды, когда они вдвоем шли по улице Кирова, их увидела потерпевшая, которая решила, что преступник задержан. Она пришла в отдел угрозыска, и тут-то все и выяснилось. Фоторобот был удивительно похож на Масленникова, но никому и в голову не пришло связать его с ним, как и мне тоже. Это был шок для всех нас. Масленникова осудили к длительному сроку лишения свободы, Очеретько уволили…

О годах застоя Хельми Титова вспоминает без ностальгии. Уж слишком много было в те годы проблем.

Хельми Титова, подполковник милиции в отставке:

— В годы перестройки тяжело было не только работать, но и жить. Магазины стояли полупустыми, отоварить талоны на продукты, сигареты, спиртное становилось все сложнее, зарплаты сотрудников оставались невысокими, а семьи нужно было кормить, одевать, обувать… В отделе уголовного розыска я собирала для этого деньги, ездила на машине на базу, получала их, проверяла, расплачивалась, затем раздавала согласно спискам. Хлопот было много.

Потом… мне приходилось в кабинете развешивать сахарный песок и сливочное масло… продавать индийские свитера, распределять дефицитные книги, составлять списки очередников на покупку женских сапог, бытовой техники (холодильники, стиральные машины), автомашин, мебели. А что было делать? Чтобы поддержать сотрудников, руководители изыскивали возможности достать продукты и другие товары. То же самое было во всех других отделах МВД. Все это отнимало много рабочего времени и мне приходилось задерживаться по вечерам.

…Меня усиленно агитировали вступить в партию, давали рекомендации, но я устояла. Вспоминаю, как добровольно-принудительно ходила на партийные собрания отдела угрозыска и МВД, так называемые открытые собрания. Скучно, душно, многие дремали, кто-то читал книгу или газету. Выступления монотонные, голос докладчиков в зале почти не слышен, а в тексте одни лозунги, типа «нужно больше работать». Что для этого нужно сделать, никто не объяснял.

Фото: slavorum.org

…Вот однажды я не выдержала и выступила с критикой коммунистов на одном открытом партийном собрании в зале МВД КАССР. Голос у меня громкий, все сразу же проснулись и даже в конце выступления зааплодировали. Вот после этого меня и стали уговаривать вступить в партию. Отсутствие настоящих лидеров в партийной организации с настоящей активной жизненной позицией не могло не сказаться на репутации коммунистов… Показуха, формализм в деятельности коммунистов к тому времени уже многих разочаровали…

Хельми Титова, подполковник милиции в отставке:

— Не могу не вспомнить тревожные дни в августе 1991 года и в октябре 1993 года. Под влиянием телепередач и газет весь личный состав волновали вопросы: «Что будет? Как дальше работать? Что делать?» [Начальник угрозыска МВД Карелии] Валерий Тиунов отвечал просто: «Работайте, как работали. Не поддавайтесь никаким провокациям. Нам нужно раскрывать преступления, а наверху разберутся».

На пенсию Хельми Титова ушла вскоре после этих событий — в 1994 году.



Расскажите друзьям!



Все события