Фото: страницы Мирослава Строка во «ВКонтакте»
Жизнь

Создатель «Подслушано в ПТЗ» рассказал про переписку Парфенчикова и Мирошник с читателями и про слежку спецслужб: «Ах вы козлы! Всех обманываете!»

26.01.2018 Ася Кошелева 1945 https://runaruna.ru/9464/

На «Руне» продолжается проект «Спроси меня о чем угодно». Здесь мы приглашаем в редакцию интересного человека, для которого в течение недели подписчики нашей группы в «ВКонтакте» присылают свои вопросы, а затем во время трансляции в паблике мы их ему задаем.

В прошедшую среду к «Руне» в гости пришел создатель самой многочисленной карельской группы «Подслушано в ПТЗ» в «ВКонтакте» Мирослав Строк. Полную версию нашего разговора можно посмотреть в официальной группе «Руны», а ниже мы приводим текстовую версию самых интересных моментов из интервью с Мирославом.

— Как ты относишься к активности наших властей в социальных сетях? Свои страницы появились у Артура Парфенчикова, Ирины Мирошник…

— Мне нравится. Они, кстати, читают наш паблик, присылают свои комментарии в личные сообщения. Недавно у нас в паблике поднимали проблему невыплат зарплат рабочим перинатального центра. Парфенчиков потом ответил многим из наших подписчиков в личные сообщения. По крайней мере его сотрудники следят за тем, что происходит в Интернете.

— Наверное, трудно игнорировать такое большое сообщество в Сети. Сколько у тебя сейчас человек в «Посдлушано»?

— На данный момент 127,5 тысячи где-то. Мы начали развивать группу чуть больше четырех лет назад.

— Наши читатели интересовались, а зачем ты ее вообще создал?

— Изначально это была общественная инициатива — создать в соцсети место, где люди были бы связаны какой-то геолокацией и, соответственно, обсуждали бы общие проблемы. Постепенно это переросло в нечто большее, чем проект. Группа стала сетью с частичной коммерцией, хотя первоначально монетизировать паблик цели не стояло.

Мирослав Строк:

Мы делали это для того, чтобы людям было что почитать, посмотреть, поделиться сплетнями, а сплетни любят все.

— Вообще, история началась с США, где мужчина создал сайт, на котором публиковались анонимные бумажные письма. Когда появились Facebook, «ВКонтакте», подобные паблики сделали в соцсетях. В «ВКонтакте», например, появилась «Палата № 6»: в паблик конкретно вкинули денег, раскачали его, подняли. На волне хайпа за ним выстрелила группа «Подслушано»: идея та же, просто изменили имя. Люди, которые хоть немного в этом соображали, подумали: почему бы не адаптировать «Подслушано» под каждый регион. Мы начинали, когда было всего четыре «Подслушано» в городах Самаре, Краснодаре, Казани и в Петрозаводске. Отдельно мы еще создали «Подслушано в ПетрГУ».

— Есть мнение, что в «Подслушано» публикуют не реальные истории, а байки из Интернета. История чужая, но написано, будто случилась в Петрозаводске…

— Такое бывает, да. Есть недобросовестные граждане, которые берут истории, добавляют в них слово «Петрозаводск» и отправляют нам. Понятно, что мы не можем модерировать весь Интернет и проверять каждую историю досконально. А если ты изменишь пять первых слов, то Google не найдет этот текст в Сети. Люди, которые подписаны и на другие подобные паблики, конечно, реагируют на повторы и начинают писать: «Ах вы козлы! Всех обманываете!», хотя эта история может быть с каким-то добрым посылом, но людям все равно не нравится.

Эмблема пабликов «Подслушано»

— Сколько ты зарабатываешь на «Подслушано в ПТЗ»?

— Я не буду говорить, сколько я зарабатываю, но подобный паблик можно монетизировать по расценкам 1 рубль за человека. Если в группе 100 тысяч подписчиков, то влёгкую можно зарабатывать 100 тысяч в месяц.

— А сколько ты вкладываешь в группу?

— Деньги вкладываются в развитие, в ту же рекламу и другие проекты, которые входят в сеть пабликов. Если ничего не вкладывать в продвижение, то одним контентом сегодня ничего не вывезешь. Четыре года назад можно было надеяться на сарафанное радио: за два первых дня существования мы набрали 5 тысяч человек — мигом, без всякой рекламы. Люди просто приходили, репостили и писали нам новости. Сейчас это практически невозможно, потому что и лента в «ВКонтакте» по-другому работает, и есть куча крутого контента. Люди чем только не пытаются завлечь к себе! Нужно все время поддерживать поток, потому что если он у нас понижается, то рекламодатели не хотят платить те деньги, которые мы просим.

— Наши читатели спрашивают у тебя: почему в паблике отключены комментарии? Одна из подписчиц пишет: «Подслушано в ПТЗ», как ни рекламируй, все равно неинтересно. Там комменты закрыты".

— По поводу «неинтересно» я скажу так: если будут включены комментарии, то вы услышите в свой адрес море негатива. Комментарии закрыты, во-первых, потому что за этим надо следить, чтобы не пропустить нарушений закона. Сегодня по законодательству любое сообщество, у которого аудитория более 100 тысяч, считается СМИ. Соответственно, мы должны модерировать все сообщения на экстремизм и прочие законодательные запреты.

Мирослав Строк:

Во-вторых, люди у нас не умеют общаться в Сети: постоянные маты, оскорбления. Пока общаться не научились, мы закрываем все это. Но, кстати, на один день в году мы открываем функции комментариев — на Хэллоуин, чтобы все бесы вылетели. Тогда там начинается жесть: мы один день смотрим на это и понимаем, что закрыть комменты — это хорошая идея.

— Можешь вспомнить две самые стыдные истории, которые присылали в «Подслушано»?

— В мае была история, после которой ко мне приезжали из Следственного комитета. В сообщении пришел рассказ, как девочка напилась на выпускном и лишилась чести. Она писала, что рада этому событию и теперь чувствует себя спокойнее. История пришла через анонимный сайт, поэтому мы даже не можем быть уверенными, фейк это или настоящая история. В любом случае, какой-то товарищ написал заявление в прокуратуру, чтобы историю проверили. Ничего не было, но мне пришлось написать объяснительную.

Обиженные мужчины нам ежедневно присылают фото и видео голых девушек, которые, видимо, им отказали. Мы, конечно, такого не публикуем.

Вообще, мы стыдные истории стараемся не публиковать. Единственное, в прошлом году нам пришла исповедь девушки, которая встречалась с женатыми мужчинами. Каждого из них она подробно описала, но без имен. При этом люди понимали, видимо, о ком речь.

– Как ты оцениваешь медиасреду, которая сегодня есть в Карелии? Паблики, телеграм-каналы, видеоблоги… Что-то можешь отметить?

– А там что-то происходит? Не происходит ничего! Никто ничего не делает, а если и пытается, то итоговый продукт сделан на таком уровне, что больше он никуда не заходит в наше время. Именно поэтому мой проект на YouTube сразу выстрелил: нет ничего, ты один в поле колосок вылезаешь, и все сразу на тебя наваливаются. У нас республика в этом плане отмороженная. Если взять любой более-менее крупный город, в нем всегда есть свой известный блогер. Сами попробуйте вспомнить кого-нибудь сейчас. В голову приходит Александр Фукс, но он делает это через СМИ, не через свои страницы. У нас и лидеров мнений, в общем-то, нет.  Я по работе с этим постоянно сталкиваюсь: мнений-то нет, не то что лидеров! Есть люди, которых знают, но лидерами мнений они не являются.

– Из тех, кто сегодня все-таки пытается работать в Карелии как блогер, можешь кого-то выделить?

– Я видел одного мальчика – блогера на YouTube, который снимает свои походы на рыбалку. Он набирает свои 20 тысяч просмотров. Это прикольно, интересно, я даже посмотрел несколько... А, например, в Вологодской области есть мужик, который снимает, как сделать удочку в условиях леса, как открыть банку тушенки камнем - лайфхаки такие. У него по 5 миллионов просмотров на видео! Почему у нас этим никто не занимается, понятия не имею.

– Ты же сам начинал заниматься блогерством? У тебя был свой канал на YouTube, где ты выкладывал клипы, социальные эксперименты, на которых потом выехал Николай Соболев [один из лидеров русского YouTube]… Почему ты не занял эту нишу?

– У нас сложно делать что-то от первого лица. Люди здесь агрессивные и завистливые. Если ты что-то начинаешь делать – вы сами должны видеть это по своим комментариям, то тебя же начинают грызть. У меня потом к этому выработался иммунитет, поэтому сейчас мне, наоборот, хочется вызывать какой-то резонанс в обществе.

– Ты сейчас не жалеешь, что не пошел в YouTube, где сегодня зарабатываются миллионы?

– Думаю, им там тоже несладко живется. Сегодня они на хайпе, а через год уже упали и с этим надо что-то делать. Моя сфера все-таки более постоянная.

— В своем интервью ты рассказывал, что после клипа про Карелию тебе чуть ли не c Black Star [лейбл Тимати, на котором работают такие известные сегодня исполнители, как L’One, Mot, Егор Крид и другие] звонили. Расскажи, как это было.

— На самом деле все не так серьезно. Мы записали детский клип «Не все решают мани», где ходили и дарили детям шарики. Ребята с Black Star много занимаются благотворительной деятельностью. Кто-то из их менеджеров нашел наш клип и связался с нами. Спрашивали, не хотим ли мы с этой песней повыступать с ними. То есть нас ни в коем случае не звали в Black Star, но предлагали выступить на их благотворительном концерте в Петербурге. Мы согласились, но в результате не поехали, потому что у девочки, с которой мы эту песню пели, были определенные сложности.

— Кроме вас, кто еще на этом концерте должен был выступить?

— Mot, Егор Крид, Джиган и другие ребята вроде нас.

— Вопрос от читателя: «Что же ты петрозаводских самородков не пиаришь?»

— В этом есть сложность. Есть местные ресурсы, на которых я могу это делать даже за бесплатно. Но то, что делают местные самородки, чаще всего мне не нравятся. Очень редко бывает, когда что-то где-то выстреливает, и это можно послушать. Если говорить о рэп-музыке, то у нас это в основном мат, наркотики и подвалы. Такое на публику я не могу выставлять. То, что делали даже самые известные наши ребята, которые попали на федеральный уровень — «Чемодан», например, я бы тоже не стал их рекламировать: там пропаганда наркотиков, нездорового образа жизни… Я это не поддерживаю. Но с кем-то мы сотрудничаем. На самых скромных условиях стараемся чем-то помогать.

— В интервью ты говорил, что раскручивал в сетях известных людей. Назови несколько фамилий.

— Большинство фамилий я назвать не могу по условиям договора. На данный момент я меньше этим занимаюсь. Последнее сотрудничество, которое завершилось весной 2017 года, это с Жириновским. Я раскручивал его каналы на YouTube. Сейчас работаю с ребятами их реп-тусовки: Мастер ШЕFF, Влад Валов, если кто, может, знает. [Влад Валов считается «отцом отечественного рэпа». В свое время он был продюсером Децла и Елки. Основатель лейбла «ПРО100» - прим. ред.].

— Что это за каналы Жириновского? И почему ты не можешь называть других людей? Почему люди скрывают факт раскрутки?

— Про Жириновского — у них такая политика: партия не держит отдельного канала Жириновского, но есть политики, которые существуют для поддержания его образа. Они, впрочем, этого не скрывают, поэтому я могу об этом говорить.

Что касается второго вопроса, то все просто. Раскрутка происходит не всегда честными способами. Вы можете сейчас зайти в тренды YouTube и увидеть какой-нибудь клип с миллионом просмотров, посмотрев который станет неясно, почему люди его вообще досмотрели: там куча дизлайков и негативных комментариев. Это все нечестные способы.

Мирослав Строк:

Мы работаем по-разному. Хочешь миллион просмотров — ты его получишь, но это ничего не значит. Если ты делаешь плохой контент, тебе этот миллион просмотров ничего не даст. Сейчас это выстрелит, но люди не будут подписываться на тебя.

— Ты объясняешь это своим клиентам?

— Они все понимают. Просмотры — это понты. В России понты дороже денег. Сказать, что у тебя миллион просмотров на клипе, это же круче всего: с девушкой знакомишься и говоришь «да у меня миллион просмотров на клипе».

— Мы уже завершаем интервью, поэтому у меня к тебе последний вопрос как к специалисту: в чем секрет Ольги Бузовой?

— Секрет в ней самой. Она одиозная личность, создала себя с нуля, у нее есть харизма, она не стесняется. У нас блогерами люди почему не становятся? Потому что они стесняются даже пойти по улице, достать селфи-палку и начать себя снимать, а у нее этого нет. Она на всех плюет, всех троллит в открытую и от этого кайфует. Она показывает свой настоящий лайф-стайл. Бузова так живет, и люди ей верят.

«Нафига ты его создал?» Примерно такие вопросы прислали читатели "Руны" создателю самого популярного паблика в Карелии "Подслушано в ПТЗ". ️ Можно спрашивать сколько угодно, но люди вступают и присылают свои животрепещущие истории Мирославу. О них, а еще о работе с органами, Ольге Бузовой и влогерах уже можно послушать во втором выпуске "Спроси меня о чем угодно" в группе "Руны" во Вконтакте.

Публикация от Губернiя Daily (@guberniadaily)



Расскажите друзьям!



Все события