Фото: Виктор Давидюк
Жизнь

Они любого могут записать в педофилы и дать пятнашечку. Зачем историка Дмитриева год продержали в тюрьме? Блог Александра Фукса

23.01.2018 Александр Фукс 5153 https://runaruna.ru/9195/

То, что Юрий Дмитриев вменяем и неопасен, установила судебно-психиатрическая экспертиза, проводившаяся в институте имени Сербского в Москве. А месяц назад Федеральный департамент независимой судебной экспертизы решил, что фотографии приемной дочери Дмитриева не являются порнографическими. Спрашивается, за что человека год держали в тюрьме?

На самом деле, мне в этой истории не дает покоя еще один вопрос. Почему полиция вообще пришла к Дмитриеву? Как они узнали, что в его личном компьютере есть папка с фотографиями обнаженной дочери? Дмитриев не рассылал их через Интернет, не распространял среди друзей, вообще никому их не показывал, кроме представителей органов опеки, и, тем не менее, полиция явилась в его дом и точно знала, что и где надо искать. Что это было? Донос? Чей? Зачем? Откуда вообще взялась эта тема?

Кто-то полагает, что это был политический заказ. Мол, Дмитриев настаивает на том, что Сандармох — место захоронения жертв НКВД, но так как вся власть в стране сейчас принадлежит этому самому НКВД, то Дмитриев стал власти неугоден. Может быть, так и есть. А может, просто в полицию стукнул кто-нибудь из органов опеки. Ну, или какая-нибудь бдительная учительница. Ведь мало ли о чем болтают между собой дети. Может, заговорили о фотографиях. Может, о том, фотографировались ли они без одежды. Может, дочь Дмитриева рассказала подруге о той папке. А та передала родителям. Родители — учителю. А уже учитель как верный слуга отечества написал донос. Мы не знаем, так ли это. Но никаких других версий мне в голову не приходит.

Юрий Дмитриев. Фото: mnocdn. no

Есть такое датско-шведское кино «Охота». Там одного очень славного мужчину обвинили в педофилии. Он был воспитателем в детском саду. Его любили дети. К нему прекрасно относились все жители этого маленького городка. И вдруг одна 5-летняя девочка обиделась на него. Она чмокнула его в губы, а он сказал ей, что в губы можно целовать только маму и папу. Иными словами, он отверг ее девичью любовь. И обиженная девочка, не понимая, что говорит, пожаловалась директрисе садика, что «у Лукаса пиписька торчит вверх, как палка». И всё. Уголовное дело. Ненависть бывших друзей. Избиения. Убитая собака. Арест. Жизнь насмарку. Ведь дети не врут, и дыма без огня не бывает.

К счастью, в случае с Дмитриевым очень многие заступились за него. Но ведь многие и отвернулись. Потому что «а зачем он ее фотографировал»? Для органов опеки? Для контроля за здоровьем? А почему совсем без одежды? Какой-то он странный. Да, наверное, странный. Но за странность год в тюрьме не держат. Странность — уголовно ненаказуемая категория. Ну, надо вам все проверить, надо провести экспертизу — зачем держать человека за решеткой? Почему ему нельзя находиться дома? Почему нельзя взять подписку о невыезде? Зачем обязательно тюрьма? За странность? За действия, от которых никто не пострадал?

Ведь так, по большому счету, они могут прийти в любой дом, перетряхнуть наши семейные альбомы и радостно упечь всех родителей России за решетку. Потому что, думаю, у каждого в семейном альбоме найдутся фотографии их голых детей. Наши родители фоткали голыми нас, мы — наших сыновей и дочек. В месяц, в год, в два, кого-то, может быть, даже и в три. Фоткали, умилялись, подклеивали в альбомы. А теперь, выходит, к любому из нас могут припереться полицаи и с чувством полной своей правоты рассовать нас и наших родителей по камерам. А что? Мало ли, что карапузу на снимке два месяца! Главное, что он голый. Голый и несовершеннолетний. И раз мы его в таком беззащитном виде щелкали, значит, наверняка мы педофилы и нам светит пятнашечка.

Юрий Дмитриев. Фото: Руна

Да, спустя год с небес спустится какой-нибудь департамент независимой судебной экспертизы, который установит, что эти фотографии не имеют к порно никакого отношения. Но до этого год мы будем отрезаны от жизни, от дел, от людей, мы будем жрать баланду и терпеть унижения тюремщиков.

Вы не задумывались, почему им так нравится держать людей именно в тюрьме? Может быть, потому что от униженного и запуганного человека легче получать признательные показания? Или потому, что униженного и запуганного проще заставить оговорить невиновного? Или просто потому, что тюрьма — это норма для полицейского государства? Есть версия, что режиму, в котором приоритетными считаются профессии полицейских, прокуроров и судей, доставляет удовольствие унижать людей. Работа накладывает свой отпечаток. Силовикам все люди со временем начинают казаться преступниками. А преступников очень приятно унижать.

И, сдается мне, каждый из нас в их глазах преступник.



Расскажите друзьям!



Все события