Фото: Руна
События

«Агония силовиков». Юрий Дмитриев признан вменяемым после психиатрической экспертизы и готовится выйти на свободу

22.01.2018 Руна 1039 https://runaruna.ru/9088/

Историк и поисковик Юрий Дмитриев завершил обследование в центре имени Сербского, куда он был отправлен на психиатрическую экспертизу Петрозаводским городским судом. По информации «Московского комсомольца», вероятнее всего, Дмитриева признали вменяемым и неопасным для общества. На это указывает перевод историка из палаты в обычную камеру Бутырской тюрьмы, а не в психбольницу при СИЗО. Заключение специалистов должно прийти в суд в течение 10 дней, но изданию подтвердил информацию о вменяемости Дмитриева еще один источник в центре. Как считает «МК», все это говорит об «агонии силовиков», которые не смогли доказать свои обвинения против Дмитриева.

Изданию также удалось взять небольшое интервью у историка, пока тот находится в Бутырской тюрьме. Юрий Дмитриев рассказал, что в процессе комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической экспертизы к нему был допущен только адвокат. Однако в знак поддержки ему ежедневно носили передачки совершенно незнакомые люди.

Юрий Дмитриев:

— Когда исчерпал лимит по продуктовым, то принимали книги и фотографии. Даже любимый «Беломор» мне достали. Так что все хорошо, не волнуйтесь. В «Бутырке», сами видите, я в маломестной камере. Нас тут всего четверо и у каждого есть спальное место.

Само исследование длилось 18 дней. По словам историка, специалисты относились к нему хорошо и внимательно следили за его здоровьем

—  Врачи беседовали со мной, я заполнял тесты. Еще подключали ко мне какие-то приборы, это называлось аппаратное обследование. Все было вежливо, корректно. За моим здоровьем следили — утром и вечером давление измеряли. Готов хоть в космос полететь, несмотря на свои 62 года.

Юрий Дмитриев рассказал, что он не впервые оказался за решеткой. В советское время его судили по статье «причинение тяжких телесных повреждений». По словам историка, он подрался с кочегаром, который плохо работал на турбазе.

— Он чуть не заморозил турбазу, где я был ответственным. В общем, он схватил совковую лопату, я все, что под руку попадалось. Старик Хоттабыч не даст себя в обиду. Меня тут так все кличат. А прозвище давно появилось — со времен, когда я ходил с длинными волосами и бородой.

В конце 2017 года Петрозаводский суд не продлил арест Юрию Дмитриеву и назначил новую меру пресечения: с 28 января поисковик и один из открывателей мемориала «Сандармох» должен выйти из СИЗО под подписку о невыезде. До этого времени Юрий Дмитриев хотел бы вернуться в Карелию. Предполагаемый день выхода из заключения совпадет с днем рождения историка, который он планирует отметить уже с друзьями.

Юрий Дмитриев:

— Я люблю собирать всех, чаем угощать (спиртное больше 20 лет не употребляю). Будем обниматься-целоваться, рассказывать, что с нами за прошлый год приключилось. Горевать не будем. Ну, приключилась со мной вот такая жизненная коллизия, что ж теперь? Мне бы, главное, Наташку вытащить (приемная дочь — прим. авт.). А времена — они всегда были непростые. Тут главное, что всегда оставались хорошие люди, на которых можно опереться.

Краевед и первооткрыватель мест массовых репрессий в Карелии был задержан 13 декабря 2016 года и спустя два дня арестован по решению суда. 61-летнего историка обвиняют в изготовлении детской порнографии, развратных действиях и незаконном хранении основных частей оружия.
По словам адвоката Дмитриева, выдвинутые обвинения носят необоснованный характер. Историк на протяжении ряда лет фотографировал приемную дочь для наблюдения за здоровьем девочки, которая была истощена при удочерении. Причем количество снимков уменьшалось с каждым годом в связи с тем, что развитие ребенка вошло в нормальное русло.
За время ареста за Дмитриева вступились крупнейшие деятели культуры, в том числе Андрей Звягинцев, Наталья Солженицына, Борис Гребенщиков. В Петрозаводск на одно из судебных заседаний приезжала писательница Людмила Улицкая.


Расскажите друзьям!