События

«Ваша честь, я прошу, напишите приговор сами». Судья пошел думать над очередным приговором бывшим министрам

19.01.2018 Руна 1215 https://runaruna.ru/9007/

Сегодня закончился очередной судебный процесс по делу бывших министров сельского хозяйства Карелии Ванды Патенко и Владимира Собинского. После того как подсудимые произнесли последнее слово, судья удалился в совещательную комнату. Приговор будет оглашен 15 февраля. Правда, особых иллюзий по его поводу никто не испытывает. 

- Я так понимаю, вы нас хотите обвинить, - обратился в своем последнем слове к судье Владимир Собинский, и пояснил: - Вы всем видом, ведением суда нас уже записали в преступники.

Об этом деле не то что знает каждый житель Карелии, его суть уже начали забывать, так долго длятся все эти судебные разбирательства.

Напомним, что уголовное дело в отношении подсудимых было возбуждено еще в 2008 году, а свой первый приговор Ванда Патенко и Владимир Собинский услышали еще в 2012-м. Собинского тогда приговорили к трем годам условного лишения свободы, Патенко – к году. Их признали виновными в «превышении должностных полномочий» и «злоупотреблении должностными полномочиями».

"В зачитанном в зале суда приговоре указывалось, что предприниматели, которым обвиняемые будто бы препятствовали в создании форелеводческих хозяйств, понесли потери в размере 20,6 миллиона рублей. А из-за того, что государство не получило платежи, предусмотренные за участие в конкурсах на право заключения договоров пользования рыбопромысловыми участками для промышленного рыбоводства и за пользование рыбопромысловыми участками, то и бюджету вроде нанесен ущерб на сумму в 5,4 миллиона.

В вину Владимиру Собинскому помимо того вменено, что он содействовал в получении субсидий хозяйствам, ему фактически принадлежащим (такова позиция прокуратуры). А Ванде Патенко вчинили трату бюджетных средств на сумму 15 тысяч 800 рублей за то, что она воспользовалась в личных целях правительственными автомашинами".

Центр политических и социальных исследований Карелии

 

В 2014 году Верховный суд РФ выявил грубые ошибки в приговоре Петрозаводского суда. В нем, в частности, не было указано конкретно, в чем же обвиняются Собинский и Патенко. Кроме того, суд никак не оценил позицию защиты. Да и в целом на момент совершения «преступления» законодательства в области форелеводства просто не было. В результате президиум городского суда Санкт-Петербурга, куда отправили приговор Собинского и Патенко, нашел нарушений на несколько листов текста и отменил решение суда первой инстанции.

А в 2015 году Петрозаводский городской суд вновь осудил уже отбывших наказание бывших министров. При этом по своему содержанию второй приговор оказался практически идентичен первому. Верховный суд Карелии вновь оставил его в силе, а Верховный суд России в последствие опять его отменил.

Примечательно, что пока длились судебные разбирательства по этому делу, из него исчезли вещественные доказательства: их уничтожили.

В третий раз дело Собинского и Патенко попало в петрозаводский городской суд в конце 2016 года. На этот раз разбирательство длилось 1 год и 3 месяца. И во время этого разбирательства выяснилось, что по одной из статей, по которым Патенко и Собинский уже дважды признавались виновными, уголовное дело никогда даже не возбуждалось, а по второй опиралось на липовый документ.

Владимир Собинский выступал в прениях три дня. Его речь едва уместилась на 1105 листах. Долго он говорил и во время последнего слова.

- Разве есть право у суда судить меня, когда утрачены вещественные доказательства, в которых были все документы о моей невиновности? – задавал вопросы в никуда подсудимый.  

«В никуда» - потому что их явно никто не слушал. Сколько бы ни обращались подсудимые к судье во время своего последнего слова, председательствующий ни разу не поднял на них глаз.

- Ваша честь, я бы хотел попросить вас соблюсти требования Уголовно-процессуального кодекса о приговоре и составить его конкретно… Четко укажите, пожалуйста, в чем вы меня обвиняете? Что я конкретно совершил? В какое время? Где? Когда и с кем, пофамильно... – попросил судью Владимир Собинский. - Преступление не может быть «в общем» и предполагаемым. Оно должно быть конкретным. И я требую описать его конкретно, выполнить требование Верховного суда России, требование законодательства. Будьте добры, действуйте по отношению ко мне законно.

- Меня удивляют все решения судов, которые были до этого. И которые вместе с орфографическими ошибками переписывали то обвинение, которое составил следователь, - признался Собинский. - Ваша честь, я прошу, очень прошу: напишите приговор сами. И те ошибки, которые будут, они будут ваши. Но когда переписывают даже неправильные формулировки, неправильные фамилии, должности и орфографические ошибки… Ну нельзя так.

Фактически о том же просила и Ванда Феликсовна.

- Я прошу у вас, когда вы уйдете в совещательную комнату и вам начнут звонить, вызывать, заходить (в этом я нисколько не сомневаюсь), - обратилась подсудимая к председательствующему. - Я прошу лично вас при принятии решения поступить по совести и по закону.

В суде ни раз звучало о том, что истина по этому делу никого не интересует, и вся эта многолетняя война с бывшими министрами – борьба за честь мундира.     

- Мне кажется, что если бы в дело положили чистые листы бумаги, то и они были бы подтверждением вины Сабинского и Патенко, - заметила в своем последнем слове Ванда Феликсовна. - Почему такая безнаказанность и вседозволенность? Дело заказное. И заказала его мафия при покровительстве правоохранительной системы Республики Карелия.

- Это уже не смешно. Это трагично, - отметил Собинский. - Трагично, что за этой маниакальностью стоят судьбы людей. Вы уже сломали судьбу Патенко и Собинского. Ладно. Но вы создаете практику, когда вы будете ломать судьбы и переламывать других людей.


Расскажите друзьям!



Все события