Фото: ryazan.kp.ru
Жизнь

«Муж взял ее, а она его лапками обняла!» Супруги самостоятельно выходили полуживого трехмесячного медвежонка и вернули его домой в лес

18.01.2018 Руна 577 https://runaruna.ru/8947/

В апреле 2017 года алтайские лесорубы обнаружили на дне оврага возле села Каракоша маленького медвежонка. Как выяснилось, до этого ее маму-медведицу и старшего годовалого брата убили, и она осталась одна. Машка (так назвали медвежонка) лежала на дне и не подавала признаков жизни. Историю ее чудесного спасения рассказывает «Комсомольская правда».

Поначалу лесорубы хотели Машку «разобрать на сувениры», но не успели — тельце внезапно ожило. Решение пришло внезапно — лесорубы отдали Машку «чокнутой» Веронике Макаровой (фамилия изменена). Чокнутой женщину считают из-за ее страстной любви к животным — Вероника подбирает собак, выхаживает их и отдает добрым людям. К своему прозвищу она относится философски.

КП | Вероника. Фото из личного архива

— Пускай, главное, что отдали Машу мне. В основном таких найденышей на чучела пускают или фотографам продают. А те год поработают с ними и убивают!

После этого у Вероники с ее мужем Олегом началось выхаживание Машки. Для начала они забрали ее домой, при этом взяли клетку с собой, чтобы поместить туда медвежонка.

— Машка сидела за печкой, маленькая такая, затравленная. Сердце защемило при ее виде, — вспоминает Вероника. — Муж взял ее, а она его лапками обняла, представляете! Какая тут клетка! Прямо так на ручках, как ребенка, и привезли домой.

Однако на этом щенячьи нежности закончились. Вероника знала много разных историй о прирученных людьми медведях — и все они плохо закончились.

— Медвежата только до определенного момента милые и кажутся безобидными, потом звериное начало берет свое, и люди отпускают их в лес. Но они одного не понимают, что прирученные животные рано или поздно начинают выходить за едой в населенные пункты. И это всегда заканчивается трагедией: и для зверя, и для людей, — сокрушается Вероника.

Машка поначалу доверчиво прижималась к ним, желая получить хоть какую-то каплю утраченного навсегда материнского тепла. Вероника решила вернуть медвежонка в естественную среду обитания.

— Единственным спасением для медвежонка может стать заповедник. Я обзвонила все заповедники, но мне согласились помочь только в Алтайском биосферном. С их согласием ко мне вернулась и вера в людей, — рассказала женщина.

Ей стали помогать ее семья, сотрудники заповедника и Центр спасения медвежат-сирот IFAW в Тверской области. Сначала женщина рассчитывала немного подкормить детеныша и отправить его в центр для медвежат, но биологи категорически настояли на том, чтобы Машка осталась на родине. Они составили целый свод жестких правил, чтобы медвежонок смог адаптироваться к жизни в естественных условиях. Главным условием было тотальное ограничение контакта с людьми, а Веронике и ее мужу сделать это было очень сложно.

— Наблюдали за ней украдкой, из-за угла. А ей очень хотелось общаться! Бегала по вольеру на задних лапах, брала в лапы тарелку и стучала ей по полу, — вспоминает девушка.

Муж Вероники Олег, чтобы накормить Машку, надевал темный плащ с капюшоном, перчатки и молча заносил еду в вольер — нельзя было произнести ни слова! Ела подрастающая медведица очень много — 4—5 кг мяса, мешок травы, несколько тазиков каши, выпивала по 3 литра молока и 4 ведра воды. На ее питание в месяц уходило около 15 тысяч рублей, практически средняя зарплата на Алтае. Со временем 3-килограммовая малышка отъелась до упитанной медведицы весом в 70 кг.

— Меня упрекали некоторые, что им детей кормить нечем, а я медведицу откармливаю, — говорит Вероника.

Последние недели до отправки Машки на волю были очень трудными как для Вероники, так и для Олега: медведица стала предпринимать попытки напасть на мужа, когда он приносил ей еду, да и вечно таскание еды и воды хищнику уже тяготило их обоих. А когда Макаровы узнали, что наконец-то можно выпустить Машку на волю, они восприняли эту новость с горечью и даже с долей облегчения.

Машку решено было выпустить в июле, в то время медведице было семь месяцев. Несмотря на свои размеры, Машка считалась еще маленьким медвежонком: семь месяцев — возраст для самостоятельной жизни не самый подходящий. Обычно медвежата живут с матерями до года и даже дольше, но больше нельзя было ждать — Машке нужно было подготовиться к спячке.

Для медведицы нашли подходящее место, чтобы его смогли посещать только сотрудники заповедника — это Камгинский залив. Там же установили фотоловушки, благодаря которым можно наблюдать, как Машка приспосабливается к жизни в естественных для нее условиях.

Медведица оценила сразу новое место жительства — она радостно носилась по гроту, плюхалась в ручье, резвилась на травке. Первое время она жила в небольшой пещере речного грота, к каше, которую ей оставляли на начальном этапе, не притрагивалась — ей хотелось есть вольное. Однако позже на запах каши пришла крупная медведица с медвежатами и вся извозилась в ней — и Машка последовала ее примеру.

Последний раз новую обитательницу леса видели в октябре 2017 года — упитанная и матерая, она вела себя как настоящая хозяйка: научилась размечать территорию, прятаться от более крупных медведей, а затем пропала. Скорее всего, она легла в спячку.

— Машка справится и будет жить жизнью дикого свободного зверя, ведь не зря она не замерзла на дне оврага и попала к таким чутким людям, сделавшим все возможное для ее возвращения, — сказали в Алтайском заповеднике.

А Вероника Макарова поведала об интересном наблюдении: после того, как они с мужем отдали Машку в заповедник, они поместили в вольер очередного подобранного пса, однако через несколько дней он прогрыз сетку и сбежал.

— Машка гораздо крупнее него, но не стала этого делать! Она умная девочка, сидела и ждала, когда ее откормят и выпустят. В этом мире нет ничего случайного! — считает Вероника.


Расскажите друзьям!



Все события