Истории

Житель Карелии расправился с 7-летним ребенком и его бабушкой, решив, что она наложила на него проклятье. Убийцу вычислили по красной футболке

16.01.2018 Руна 2164 https://runaruna.ru/8692/

Этот судебный процесс состоялся 10 лет назад. Сейчас о нем тяжело даже вспоминать. Находиться на нем тогда было невыносимо.

Подсудимый — 29-летний житель поселка Повенец Медвежьегорского района — вовсе не был похож на убийцу. Он был вежлив, ухожен, сосредоточен. Что бы ни говорили потерпевшие, он не давал воли эмоциям и вообще вел себя так, будто это не его обвиняли в зверском двойном убийстве.

По версии следствия, в августе 2007 года Сергей Дробидонтов убил 52-летнюю жительницу Повенца Татьяну Данилову и ее семилетнего внука. В тот день он пришел к женщине в гости. Вместе выпили пива, потом поссорились, и он ее задушил. Классическая бытовуха, если бы не пострадал еще и ребенок. Его, считало обвинение, подсудимый убил как возможного свидетеля. Уходя из квартиры, Дробидонтов выпотрошил шкаф и забрал с собой новый летний мужской костюм, стационарный телефон и сумку с документами. Так мужчина пытался инсценировать ограбление.

Сергей полностью отрицал свою вину. Он даже попросил, чтобы его судили присяжные заседатели.

Прямых свидетелей преступления не было. Соседка погибшей видела, как накануне убийства в их подъезд заходил незнакомый молодой человек в красной футболке. Его же видели и мужчины с соседнего дома: он дважды проходил мимо них. «Чужой», — отметили они для себя.

Мальчик в тот день только приехал от одной бабушки и тут же попросился ночевать к другой. Сказал, что соскучился. Мама пыталась уговорить его остаться спать дома, а к бабушке пойти завтра, но ребенок настоял на своем.

Вечером, когда мама Дениса укладывала младшую дочь спать, она обратила внимание, что у свекрови на кухне горит свет.

— Я тогда еще подумала, что, видимо, кто-то пришел в гости, — говорила на суде женщина.

Мальчик в то время еще гулял на улице. Мама его пожурила, пообещав, что если он не поднимется к бабушке, она заберет его домой. Это был их последний разговор.

На следующий день к Виталию, сыну Татьяны Даниловой, прибежала соседка. Сказала, что его матери, похоже, стало плохо. Дескать, придя к Татьяне Ивановне, обнаружила открытой входную дверь и заметила на полу халат своей знакомой. Дальше женщина идти побоялась.

Узнав, что с мамой что-то случилось, Виталий с женой кинулись к ней.

— Я сразу увидел сына. Подумал, он спит, а коснулся, он… — мужчине тяжело давались слова. — Полотенце у него… И язычок синий торчит. Я в одну комнату, в другую… Смотрю, мама лежит…

— Ребенок лежал на полу, на матраце, — рассказала тогда суду супруга Виталия. — На шее у него было намотано полотенце, которое у свекрови всегда висело на кухне. Он же спал. Спал! Зачем его было убивать?

Подсудимый никак не реагировал на вопросы…

Потерпевшие знали его и до этой трагедии.
— Я учился с Дробидонтовым в одной школе, — пояснил тогда Виталий. — Неяркий он был, ничем не выделялся.

Как Дробидонтов оказался в тот злополучный день в квартире Татьяны Ивановны, ее родные могли только догадываться. Сам подсудимый утверждал, что зашел к ней, чтобы узнать адреса приемщиков ягод, за которыми и приехал из поселка Пиндуши (там он жил в то время).

— Татьяна Ивановна сказала: «Сходишь к приемщикам, потом заходи. Посидим. Поговорим. Давно не виделись», — вещал подсудимый. — С Даниловой Татьяной Ивановной мы были знакомы с 1998 года. Я после армии устроился в клуб. Она работала там техничкой, а вечерами, во время дискотек — гардеробщицей (подсудимый трудился диджеем — прим. авт.).

По словам подсудимого, он принял приглашение и вернулся потом к Татьяне Ивановне.

— Мы сидели, пили пиво, курили, — говорил Сергей. — Она про себя рассказала. Я про себя рассказал. Спросила, почему у меня детей нет.

По версии Дробидонтова, он рассказал женщине, что собирается продавать квартиру. Татьяна Ивановна захотела ее купить. Поторговались. Сговорились.

— Где-то в течение часа мы об этой квартире разговаривали, — вспоминал Сергей. — Потом я засобирался. Она говорит: «Оставайся. У меня сейчас еще гости придут. Посидим еще». Но я сказал, что поеду домой. Уходя, попрощался с мальчиком.

— При обыске в вашей квартире (в Повенце у подсудимого своя квартира — прим. авт.) были обнаружены вещи погибшей. Как вы это можете пояснить? Вы их туда приносили? — задала тогда, казалось, разоблачающий вопрос государственный обвинитель.

— Нет. Я вещи не приносил и не знаю, как они туда попали, — спокойно ответил подсудимый и тут же предположил: — Может быть, через форточку?! У меня квартира на первом этаже. В спальне на форточке нет стекол.

Суд присяжных вынес свое решение. И вряд ли оно кого-то удивило. Сергей Дробидонтов сам выбрал такую форму правосудия. Его предупреждали: вердикт присяжных нельзя обжаловать, он окончательный. Подсудимый, похоже, пошел ва-банк: или свобода, или пожизненное заключение. Ведь изначально было понятно — если присяжные ему не поверят, снисхождения от них ждать бесполезно.

Когда подсудимый говорил, ему хотелось верить. Он вспомнил подробности того дня, передал разговор с погибшей (в тот вечер Татьяна Ивановна якобы сказала, что его семью кто-то сглазил), охотно отвечал на все уточняющие вопросы.

Как он убивал, никто не видел. Именно поэтому главным свидетелем обвинения, по сути, стал сам Дробидонтов. Присяжным показали его явку с повинной и видеозапись с проверкой показаний на месте. В тот момент они наверняка удивились. На экране был раскованный молодой человек (не тот интеллигент, которого все видели в зале суда) с мелированными волосами (на заседаниях волосы у него были темные и короткие), без очков (при присяжных очки он не снял ни разу), который непринужденно и в мельчайших подробностях рассказывал, как он убивал Татьяну Данилову и ее маленького внука.

— Она призналась, что сделала большой грех людям, которых практически не знает. Наколдовала на мужа и жену, хотела развести их и пожелала, чтобы у них не было детей. Я вдруг понял: речь идет о моей семье! Мы стали ругаться, — рассказывал на экране подсудимый. — Я решил уйти, встал со стула и пошел к выходу. Данилова перегородила мне руками проход, начала меня обнимать, встала на колени, просила ее простить. Я сказал, что прощу, если она все вернет назад. Данилова сказала, что сделать ничего не может, так как это теперь навсегда. В этот момент она сняла с крючка полотенце и стала вытирать им слезы. При этом Данилова сказала: «Мы, карелы, сильные, и мне ничего не удастся сделать. Если вы даже разведетесь, ни твоя жена (жена Дробидонтова была на 16 лет его старше — прим. авт.), ни ты не сможете иметь детей…» После этой фразы я не выдержал. Я левой рукой вытащил край полотенца, который был на груди Даниловой, правой рукой взял второй край полотенца, который был на спине, и затянул его двумя руками, скрестив на шее сзади. Она стала задыхаться, хвататься руками за полотенце, но я его не отпускал…

Задушив женщину, Сергей вспомнил про мальчика.

— Я вспомнил, что Данилова представляла меня ему и что он меня видел. После этого я решил задушить ребенка, так как он мог выдать меня, — монотонно рассказывал Дробидонтов. — У меня оставалось в руках полотенце, которым я задушил Данилову. Я прошел в комнату, встал на колени, посмотрел на ребенка — он спал. Я тихонько приподнял ему голову и намотал ему на шею полотенце, затянул его и стал душить мальчика. Он даже не проснулся…

После, по словам подсудимого, он имитировал ограбление, наведя беспорядок в квартире, захватил с собой кое-какие вещи и ушел.

Дробидонтов ничего не имел против того, чтобы пленку, на которой он во всем сознается, показали присяжным. Он хотел объяснить им, почему дал такие показания, но судьи из народа так этого и не услышали: не положено.

— А почему я не могу дать разъяснения присяжным? — не понимал подсудимый.

— Такова особенность судопроизводства с участием присяжных, — ответила судья.

— А как я буду опровергать перед присяжными эти показания?

— Изложив свою позицию, то есть сказав, что вы ушли. Объяснять, почему раньше вы дали другие показания, вы не можете.

Было очевидно, что только в тот момент Дробидонтов впервые понял: убедить присяжных в своей невиновности у него не получится. И уже без особого энтузиазма в отсутствии присяжных заседателей он рассказал судье о том, как из него «вытрясли» признание:

— Следователи выбивали показания. Я писал заявления, что я невиновен. У меня отбирали бумагу и сразу рвали. Требовали, чтобы я взял вину на себя. «Пиши, иначе пристрелим тебя за попытку к бегству», — говорили они. Я был напуган. Говорю им: «Как мне писать явку с повинной, если я не знаю, что, где и как происходило в той квартире?» «А мы сейчас тебе все расскажем и покажем», — говорят.

Присяжные ничего не знали о человеке, который сидел на скамье подсудимых. Кто он? Как жил и чем занимался? Внешне Дробидонтов производил хорошее впечатление. Лишь однажды свидетельница, а вслед за ней и потерпевший проговорились:

— У него уже было убийство, а человек, который один раз…

Правда, продолжить судья не позволила и попросила присяжных забыть то, что они услышали.

— Я бы хотел пояснить по тому убийству: это вышло случайно, — попытался позже вернуться к теме сам Дробидонтов. Но его тоже остановили.

Убийство, про которое так и не узнали присяжные заседатели, произошло за несколько лет до этого судебного заседания. Тогда на тропинке около Соломенского кладбища в Петрозаводске была найдена человеческая рука. Это все, что осталось от товарища и бывшего сослуживца Сергея Дробидонтова, которого он нарочно или случайно отправил на тот свет. О том, что между ними произошло, известно только со слов Дробидонтова, а он утверждал, будто бы оборонялся. Мол, друг кинулся на него с кулаками, Дробидонтов схватил нож, начал им размахивать и… случайно убил. Потом вытащил труп из квартиры на улицу, скинул в яму и забросал строительным мусором. С момента убийства до явки с повинной прошло два года. Дело против Дробидонтова было прекращено, но по нереабилитирующему основанию — в связи с деятельным раскаянием.

Присяжные единогласно признали Дробидонтова виновным и не заслуживающим снисхождения. Судья определила срок — пожизненное заключение. Подобный приговор в Карелии тогда был вынесен всего лишь во второй раз.


Расскажите друзьям!



Все события