События

«В нее стреляли, а потом обманом оставили». Узнали, как обходятся петрозаводчане с символом наступившего года

06.01.2018 Илона Радкевич 1549 https://runaruna.ru/8073/

Каждый год в канун новогоднего праздника мы едем к символу будущего года. А на этот раз растерялись. Потому что, а куда ехать? Вон они, символы, из подъезда не дают выйти, дочь в школу идти боится. Кто-то из них так и родился на улице, кого-то «добрые» соседи на улицу выгнали. И мы поехали туда, откуда веет добротой. Туда, где у этих агрессивных бездомных псов появляется надежда на нормальную сытую жизнь.

Долго петляем по дороге. Улица Фабричная. Первый петрозаводский общественный приют для животных. В глаза сразу бросаются десятки грустных-грустных глаз. Смотрят с недоверием. И правильно. Мы ведь приехали поговорить да поглазеть, забирать не будем.

Собаки встречают недружелюбным лаем. Часть из них — в будках фактически за территорией приюта.

— Сразу говорю: не от хорошей жизни они сидят у нас в будках. Приют переполнен. Вольеров на всех не хватает, — предупреждает председатель приюта Владимир Рыбалко.

Этот приют — самый большой в городе. Сейчас в нем одних собак 152 особи. А еще кошек полно. Когда мы последний раз приезжали, собак было в два раза меньше. Да и сам приют был в два раза меньше. По востребованности это место в городе даст фору любому другому. Сюда приезжают даже ночью. Ночь — это благодатное время для тех, кому дали от ворот поворот днем.

— Многие думают, что раз мы являемся приютом, старейшим и крупнейшим в городе, мы можем взять всех животных, — говорит Владимир Рыбалко.

— Нет. Не можем, а обязаны, — поправляет его сотрудница приюта Светлана Ефимова.

По словам зоозащитников, звонков с просьбой забрать животное много, и они ежедневные.

— У кого-то аллергия, кто-то переезжает, у кого-то родственники умерли. Причин, по которым к нам хотят пристроить животное, множество. Кто-то просто нашел собаку в подъезде и не смог пройти мимо. Кто-то взял животное у зоозащитников, но не смог его содержать, а те уже обратно не берут. А кто-то просто не подумал, что собаку нужно вовремя стерилизовать, и теперь не знает, куда деть щенков. Нам очень часто приходится отказывать. И часть из тех, кому мы отказываем, потом все равно к нам приходят и подбрасывают животных.

Особо наглые приезжают в приют днем и шантажом и угрозами вынуждают зоозащитников забрать того или иного питомца.

— Ладно, когда те, кому мы вынужденно отказываем, нас просто ругают, — говорит Светлана. — В последнее время участились случаи, кода такие люди и руку приложить могут. В этом году уже три подобных случая было.

Довольно часто собак просто под покровом ночи привязывают около приюта и уезжают.

— Весной был случай. В районе Первомайского проспекта один мужчина, уж не знаю, по какой причине, решил выброситься из окна. А в квартире у него осталось около 15 кошек. Но нам об это стало известно только спустя три недели, когда люди услышали сильное мяуканье из-за дверей. Пришлось попадать в квартиру. Но к тому моменту почти половина кошек уже погибли. Картина была жуткая: оставшиеся в живых ели мертвых.

Тех, кого тогда удалось спасти, принял приют.

Владимир Рыбалко

По словам Владимира Рыбалко, работа с подобными квартирами — огромная нагрузка для приюта. В настоящий момент, например, приют совместно с администрацией города решает вопрос по квартире в одном из домов по улице Нойбранденбургской. Буквально на прошлой неделе в социальных сетях появилась информация о том, что некие граждане развели дома очень много собак, но совершенно за ними не ухаживают и не смотрят, потихоньку превращая жизнь соседей в ад.

— Уже принято судебное решение о вскрытии этой квартиры, — говорит Владимир. — Посмотрим, сколько там собак и в каком они состоянии. Насколько я понимаю, половина жителей подъезда уже съехали, потому что существовать в таких условиях невозможно. Там круглосуточный лай и невыносимая вонь.

Вспоминаем, что на носу праздник, что приют — это благо, соответственно, добрых историй здесь должны помнить намного больше.

— Конечно, такие истории есть, — говорит Владимир. — Как-то нам даже удалось пристроить двух собак-инвалидов. Задние ноги у них не функционировали, и они бегали у нас на специально придуманных колесиках. Приспособления для их передвижения мы заказывали в Санкт-Петербурге. В результате собак забрали в Германию.

— Инвалидов могут забрать и в Германию, и в Финляндию. В России у них нет шансов обрести хозяев, — говорит сотрудница приюта Екатерина Прядихина.

Одну из собак, о которых говорил Владимир, звали Груня.

— В нее стреляли на территории СКЗ. Потом оказалось, что нам ее привезли хозяева, хотя изначально они говорили о том, что нашли собаку, — рассказывает Светлана Ефимова. — Они ее обманом оставили на какой-то подстилке и уехали. Очень жестокие оказались люди.

— Мы неоднократно пытались добиться возбуждения уголовных дел по статье «жестокое обращение с животными» по случаям обстрела животных, — говорит Владимир Рыбылко. — Но так как это происходит без свидетелей, то найти стреляющего практически нереально.

— Совсем недавно у нас пристроилась 8-месячная собачка. Она уехала работать на таможню, — возвращают нас к историям со счастливым концом сотрудники центра. — Хотя она и без половины уха, а все равно хозяев нашла. Приехали сотрудники таможни, мы им показали Миру. Они вместе погуляли. Потом Мира прошла трехмесячное обучение и сейчас работает на таможне.

Все время, пока мы гуляли по приюту, под ногами вился пес Ярик. Он не в клетке и не на привязи. Из вольеров на него недовольно огрызаются собратья.

Ярик

— Он у нас привилегированный, старожил, очень добрый пес, — рассказывает Екатерина. — У Ярика был пробит позвоночник. Не думали, что будет ходить. Раньше он вставал на задние лапки и падал. Естественно, ему здесь все привилегии. Он сидит на диване. Может с него и нас выпихнуть.

— Это Алиса. На лису очень похожа. Она год прожила в очень хорошей семье, но у ребенка была очень сильная аллергия, аж до больницы. Алиса тяжело пережила расставание. А это Черныш. Он давно у нас живет. Обычный. Наверное, поэтому никто и не берет. А этот сам к нам пришел дня четыре назад, — Екатерина Прядихина, как и остальные сотрудники приюта, помнят историю каждого пса. За год им удается пристроить около двух сотен собак (и еще около двухсот кошек). Сумасшедшее количество. Не понимаем, как они это делают.

При этом существует приют исключительно на благотворительные средства. И всегда во всем нуждается (в дровах, в вещах, еде для животных, в деньгах — в настоящий момент крайне важно оплатить счет за электричество). Здесь любой помощи рады.

Недавно приют выиграл президентский грант в рамках работы по реабилитации детей.

— Это очень важное и перспективное направление. Хватило бы нам только сил, — замечает Владимир Рыбалко.

— Хватит, — уверенно заявляет Светлана. Она еще год назад начала эту работу и, как никто в приюте, понимает, на что способны их подопечные.

Сотрудники приюта уже арендовали небольшое помещение, в котором открывают первый в Карелии центр социальной работы, где будет применяться канистерапия (метод лечения и реабилитации, с использованием специально отобранных и обученных собак).

Пока что в программе участвует только рыжая Айра (к весне у нее должны появится напарники). Во время нашего визита она как раз собиралась в центр на тренировку к зоопсихологу. В приют ее в свое время привезли на время как овчарку (она и в самом деле на нее похожа), на время отпуска. Но отпуск затянулся. По словам сотрудников приюта, когда Айру начали показывать по телевизору, ее бывшие хозяева пытались звонить и требовать собаку обратно.

Айра

— Дети очень хорошо реагируют на собак, — говорит Светлана. — С Айрой мы вот уже год ездим в 21-ю школу-интернат и вот уже два месяца ездим в городскую детскую больницу.

И результат от этих поездок уже есть!


Расскажите друзьям!



Все события