Фото: Фото: xakac.info
Истории

В Карелии школьный охранник убил таксиста. Нож к его горлу приставила 18-летняя девочка

28.12.2017 Руна 3144 https://runaruna.ru/7849/

11 лет назад в канун Нового года Верховный суд Карелии поставил точку в деле об убийстве таксиста, совершенном в Прионежском районе весной 2006 года. Тело 23-летнего Александра Андреева тогда было найдено на проезжей части дороги между Верхним и Нижним Бесовцом. Рядом стояла его машина.

Добрый, веселый, отзывчивый. Все, кто знал Александра Андреева, отзывались о нем не иначе как о человеке исключительной души, готовом всегда прийти на помощь.

В тот злополучный день около четырех часов утра Саша ждал вызова в автомобиле на остановке «улица Сорокская». Его машину заметила подвыпившая компания из трех человек: 23-летний Дмитрий Дурягин, его друг-ровесник Дмитрий Николаев и 18-летняя сестра Екатерина. Ребята захотели покататься. Катя подошла к машине таксиста и попросила довезти их за двести рублей до Бесовца. Александр согласился. Однако по дороге хрупкая на вид девушка приставила лезвие ножа к горлу таксиста и потребовала остановиться. Ее братец заставил водителя сесть на пассажирское сиденье и взялся за руль сам. Но путешествие продлилось недолго. Молодой человек не рассчитал скорость, двигатель автомобиля задымился, и пришлось остановиться. Тогда Дурягин приставил нож к горлу Александра и потребовал выручку. У Саши с собой оказалось всего 400 рублей. Забрав деньги, преступники не успокоились. Дмитрий Дурягин вытащил таксиста из автомобиля и начал бить его ногами по голове. Молодой человек успел сделать четыре удара, но потом увидел на горизонте машину, и компания побежала прятаться. В тот момент Саша был еще жив.

Подождав, пока машина проедет, Дмитрий Дурягин со словами: «Надо его добить» вернулся к месту преступления, а его товарищ и сестра пошли дальше. Убивая таксиста, Дмитрий избавлялся от свидетеля угона и грабежа. Он дважды ударил ножом Александру в шею, один раз в плечо и один раз в сердце. Последний удар оказался смертельным.

В этот момент на трассе появилась еще одна машина. Водитель обратил внимание, что на обочине стоит «шестерка», рядом с которой неподвижно лежит человек. Повернув голову в другую сторону, мужчина увидел, как по полю бегут трое.

Когда к месту происшествия приехали сотрудники милиции, троица блуждала по лесу. Ребята знали, что где-то рядом есть дачный поселок, и искали его. А когда нашли, вышли на центральную дорогу, поймали машину и доехали до города. Вернувшись в Петрозаводск, вместе отправились домой к Дурягиным. Екатерина и Дмитрий Николаев легли спать, а Дурягин переоделся, выпил пива и пошел на работу. Он трудился — в этот ужасный факт трудно поверить — охранником в школе!

Оказавшись на скамье подсудимых, молодые люди пожелали, чтобы их судили присяжные. Однако разжалобить заседателей они даже не пытались. На лицах Дмитрия Дурягина и его сестры не было никакого сожаления. Они сухо и без эмоций рассказывали о произошедшем, переговаривались между собой и чему-то постоянно улыбались. Только Дмитрий Николаев сидел подавленный. Он единственный, в чье раскаяние поверили присяжные. Дима и Катя Дурягины, по мнению народных судей, снисхождения не заслужили.

Когда государственный обвинитель перечисляла совершенные Дмитрием Дурягиным в ту ночь преступления (угон, грабеж, убийство) и полагающиеся за них сроки, Дима занимался счетом. «Семь… четырнадцать… двадцать восемь», — сообщал он полушепотом сестре. Всего получилось 28 лет. Однако в суде другая математика, и «путем частичного сложения сроков» прокурор попросила у суда для Дурягина 19 лет лишения свободы.

На приговор брат с сестрой вновь пришли в отличном настроении. Улыбка с их лиц не исчезла даже тогда, когда Дмитрия приговорили к 18 годам в колонии строгого режима, а Екатерину — к семи годам в колонии общего режима. Эта невысокая девица уже второй раз за свои восемнадцать лет услышала слово «виновна». Годом раньше за кражи ее условно приговорили к двум годам лишения свободы.

Дмитрий Николаев, несмотря на раскаяние, отправился за решетку на четыре года.

— Если бы он хоть что-нибудь предпринял там, на дороге, когда Дурягин сказал, что нельзя оставлять водителя в живых, поскольку он может их выдать. Если бы хоть единым словом или действием попытался остановить Дмитрия, ему могли бы дать условный срок, — говорит государственный обвинитель Наталья Молодцова. — А так…


Расскажите друзьям!



Все события