Коллаж Руна
События

Вызвали на ковер. В МЧС Карелии рассказали, почему не торопятся искать утопленников и зачем обращаются к помощи финских поисковиков

26.12.2017 Евгений Белянчиков 1550 https://runaruna.ru/7642/

В последнее время власть чаще никак не реагирует на журналистскую критику, дескать, пишут там что-то, пускай пишут. Но тут произошло нечто из ряда вон выходящее.

Когда мне позвонили из карельского МЧС и пригласили на брифинг, я, признаюсь, не заподозрил ничего опасного. Эка невидаль — брифинг. Однако когда пришел, оказалось, что руководство карельского МЧС проводит брифинг… (барабанная дробь) персонально для меня. И это не шутка.

На большом столе две таблички с фамилиями — моей и начальника регионального управления МЧС Сергея Шугаева. В зале руководители ведущих подразделений ведомства, начальники отделов и служб — всего 10 человек. По видео-конференц-связи — спасатели из Медвежьегорска: два грустных сотрудника в форме (один в профиль похож на Александра Худилайнена, на лице второго — экран, потому не знаю, на кого похож).

Кого-то из начальников, как оказалось, вызвали из отпуска специально для участия в этом брифинге. Из журналистов только я. Еще раз огляделся — точно, только я. Ну, надо же! С чего вдруг такая честь?

Эти мысли прервали собравшиеся в зале спасатели, которые вдруг резко встали и вытянулись по струнке. Сидеть остался только я, хотя порыв встать тоже был. Дверь открылась, в зал вошел руководитель МЧС Сергей Шугаев. «Боже, как все серьезно», — невольно в очередной раз подумал я.
В руках у руководителя — вырезка из газеты, вся перечирканная желтым цветом.
— Коллеги, мы собрались здесь, собственно, только по одному поводу, — начал начальник МЧС. — Вот из-за этой публикации Евгения Белянчикова…
— Боже… — снова промелькнуло в моей голове.

Как оказалось, единственной темой брифинга действительно оказалась моя недавняя скромная публикация «В деревне были слышны их крики». Материал рассказывал о случае, который произошел в ноябре в Медвежьегорском районе на озере Селецкое. В озере утонули двое местных жителей. Их искали местные рыбаки, спасатели, а потом к ним присоединился финский поисковик Рейно Савукоски. Он в итоге и нашел тела двух погибших мужчин. Заканчивалась публикация криком души сына одного из погибших к МЧС. Вот этим вот криком:

— Почему простым гражданам, которым требуется ваша помощь, вы бессильны помочь? Почему только по телевизору мы видим какое «крутое» у вас оборудование, а на самом деле его нет? Почему нужно просить помощи у другой страны? Почему простые люди готовы сделать гораздо больше, чем МЧС Карелии? Слава богу, что есть еще герои в ваших рядах, и они готовы рисковать здоровьем ради нас. Хотя за такую низкую зарплату они могли бы этого не делать. Весь патриотизм пропадает тогда, когда собственное государство не помогает простому человеку.

В общем, все стало понятно — МЧС Карелии зацепила публикация, и они решили воспользоваться правом на ответ. Только выбрали такой вот весьма странный способ — пригласили журналиста, который написал текст, и собрали целый брифинг, оторвав все руководство ведомства от работы.

Ну, думаю, сейчас придется отбиваться не на жизнь, а на смерть. Один против десятка обиженных спасателей. Впрочем, нервничать я не собирался, ведь в публикации я ничего не переврал. И всё же от такого внимания всё равно было как-то не по себе.
Я готовился принять удар и думал, как я буду писать новый текст, теперь уже об этом чудесном действе.

Но, надо признать, что никакой ожидаемой порки, которую я прямо-таки уже хотел получить (такой сюжет!), в итоге не получилось. А получился довольно вежливый разбор публикации. Весьма любопытный, надо сказать, поскольку никогда еще в моей журналистской практике не было такого, что вся верхушка карельского МЧС рассказывает одному журналисту нюансы своей работы.

Главный позыв Сергея Шугаева и компании сводился к тому, что ведомство их работает качественно и самоотверженно, и да — в меру своих сил и возможностей.

Руководитель МЧС признал, что, конечно, не все отлично с техническим оснащением, а потому они всегда с радостью принимают помощь волонтеров, в том числе с финской стороны.

— Мы взаимодействуем со всей службой спасения Финляндии. Мы друг у друга учимся. Чему-то мы у них, чему-то они у нас. Могу сказать, что оперативности и самоотверженности они могут у нас поучиться.

Впрочем, о том, что наши спасатели часто идут на риск, потому что им не хватает каких-то технических возможностей, в МЧС признают и все же просят не ставить вопрос так, как часто ставят его люди: дескать, финны занимаются работой, которую должны делать наши спасатели.

— У нас главная задача — спасение людей и предотвращение чрезвычайных ситуаций, — поясняют в МЧС. — Это наши приоритеты. Здесь мы всегда действуем оперативно. А вот в поиске утопленников не всегда нужна спешка. Кроме того, мы всегда только приветствуем помощь волонтеров. Например, привлечь финна Рейно Савукоски к поискам в Селецком — это как раз наша инициатива.

В МЧС очень тепло отзываются о Рейно и считают его большим профессионалом, а потому отказываться от его помощи, если он готов, не видят смысла.

— В Финляндии, вообще-то, никто не занимается поиском утопленников бесплатно, — поясняют в ведомстве. — В Финляндии это работа частных организаций. Стоимость такой работы в сутки от 3 до 5 тысяч евро. Что касается Рейно, то у него действительно очень качественное и дорогое оборудование. Это целый программный комплекс, фактически его изобретение.

Представители водолазной службы рассказали о сложностях работ под водой. Так, в карельских озерах видимость под водой минимальная — от силы 2−3 метра. Дно заиленное. Найти тело крайне непросто. К тому же везде есть течения. И тела, как правило, уносит от места происшествия.

Любопытным получился комментарий по поводу фразы про героизм спасателей: «…Хотя за такую низкую зарплату они могли бы этого не делать».

Сергей Шугаев поднял одного из сотрудников:
— Сколько получаешь?
— 76 тысяч в месяц.
— Это маленькая зарплата?
— Никак нет.
— А у тебя сколько? — спросил начальник уже по видео-конференц-связи у сотрудника из Медвежьегорска.
— 27 тысяч рублей.
— Нормальная заработная плата на территории Республики Карелии. Хотя понятно, что федералы больше получают, — подытожил начальник.

— Так что вы в итоге хотели-то от меня? Опровержение? — мой вопрос в конце встречи почему-то поставил в тупик руководство МЧС. Как оказалось, опровержения никто не требовал. Как я понял, просто хотелось показать свое видение ситуации.
Весьма необычный по своей сути брифинг в итоге закончился просьбой МЧС ко всем жителям Карелии: не пренебрегать правилами безопасности, не ставить себя в условия, которые чреваты происшествиями. Люди не надевают спасжилеты, не сообщают родственникам о месте пребывания, не берут в лес не то что навигаторы, но даже телефоны или компас. Только в 2017 году спасатели вывели из леса 103 человека.

В общем, будем считать этот текст правом на ответ, которым вот таким неожиданным образом решили воспользоваться в МЧС Карелии. Хотя с другой стороны такое внимание к публикациям не может не радовать. Значит, не всё равно.

Теперь главное, чтобы после этой публикации меня не позвали на еще один персональный брифинг.



Расскажите друзьям!



Все события