Фото: ria56.ru
Жизнь

Отец двоих детей умер из-за халатности «скорой». Он десять часов пролежал на руках жены, которая безуспешно пыталась вызвать медиков

18.12.2017 Руна 938 https://runaruna.ru/7002/

33-летний Сергей Б. умер уже в больнице. Молодого мужчину доставили в реанимацию слишком поздно: медики только с пятого раза приняли вызов, а потом заставили истощенного болезнью мужчину идти на ногах под капельницей до машины «скорой». После смерти Сергея без отца остались две дочки четырех и двух лет. Жена Галина в отчаянии: ни работы, ни своего жилья, ни денег на жизнь, ни сил жить у нее нет, рассказывает грустную историю «Новая Газета».

Несчастье случилось месяц назад в поселке Шушары в Санкт-Петербурге. Галина во всех деталях помнит ночь с 15 на 16 ноября. Около десяти вечера Сергей сказал ей: «Я, кажется, заболел».

Фото: asosudy.ru

— Сережа лег на диван на кухне и укрылся одеялом — его трясло от холода, — говорит Галина. — Через час я измерила температуру — 39,4. В 22.48 в первый раз вызвала «скорую». Они отказались ехать: «Дайте мужу парацетамол и но-шпу». Сергея сразу же вырвало. Через 5 минут опять звоню «03». Отвечают: «Дайте ему то же самое снова, только пусть запьет сладкой водой, если будет хуже, перезвоните через час». Так и сделала. Спустя час температура — 39,9.

В 00.12 звоню в «скорую»: «Мужу — хуже». Они опять: «Дайте анальгин, если через час будет хуже — звоните». Анальгина у меня нет. Вновь звоню на станцию. Они советуют: «Сходите в аптеку, у вас в Шушарах три аптеки». Хотя она здесь одна. Пытаюсь объяснить, что у меня двое маленьких детей, они ночью плохо спят, часто просыпаются, оставить не с кем, муж почти без сознания на кухне. Бросили трубку. Стала протирать мужа разбавленным уксусом. Через некоторое время снова набираю «03». Спрашивают: «Какая температура?» Проверяю: 39,1. Ответ: «Ну раз помогает — протирайте». Не приняли вызов. Звоню «103». Жалуюсь им, что человеку хуже и хуже, а врачи не хотят ехать. Ответ: «Мы ничем помочь не можем, только переключить на Пушкин», и переключают.

Фото: life.ru

Я в панике: что делать? Диспетчер советует: «Протирайте мужа до утра холодной водой, а не уксусом, утром вызывайте дежурного врача». К трем ночи у Сережи поднялась температура до 41,1 градуса. Он хотел встать и целиком облиться холодной водой, но я ему не дала. Протерла мокрым полотенцем и уложила. Около 4.30 утра я все же пошла в аптеку. Купила анальгин. Около 5.30 дала мужу таблетку. К 8 утра у него снизилась температура до 37,3, но состояние было ужасное.

Он уже не мог пить даже через трубочку. Проваливался куда-то, мне казалось, терял сознание. В 8.20 я позвонила дежурному врачу в поликлинику. Ответили: «В течение дня врач будет». Тут Сергей начал жаловаться на почки и боль в спине. Поняла, что дальше тянуть некуда.

В 8.40 в пятый раз (не считая звонка в «103») дозваниваюсь до «скорой», и они, наконец, принимают вызов. На тот момент муж лежал уже весь белый, губы — фиолетовые, не мог сказать ни слова. Когда я спросила Сережу: «Котеночек, ты нас не бросишь, своих трех девочек?» — он лишь простонал в ответ: «У-у». Говорить ему было больно, дышать не хватало сил. В 9.14 я звоню на станцию уточнить: машина выехала? Сказали: «Да». Около 9.30 приехала «скорая». И еще почти час фельдшеры мурыжили Сережу в квартире: горло покажи, голову поверни, но-шпу ему дали, капельницу поставили. В 10.24 они решили госпитализировать мужа. Я им помогала его выводить. Он еле переставлял ноги. Чуть не упал в лифте. С капельницей спускался с 17 этажа и шел через весь двор — врачи оставили машину в 50 метрах от подъезда. Он столько сил потерял…

Фото: v-chelny.ru

Сергей скончался в реанимации спустя три часа после госпитализации. По предварительной версии, причиной смерти стал инфекционно-токсический шок, повлекший отек головного мозга. Через день после случившегося руководство пушкинской станции скорой помощи уволило двух диспетчеров, общавшихся с Галиной Б. в ту злополучную ночь, когда заболел ее муж. 8 декабря после прокурорской проверки Следственный комитет возбудил дело по статье «Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека».

Правда, Галине сейчас от этого не легче. У нее сейчас нет работы и денег на продукты и оплату съемного жилья (благо хозяин после смерти Сергея разрешил пожить бесплатно до июля), а второго ребенка не берут в детский сад из-за того, что семья не успела оформить прописку.

— После смерти Сережи мне не хотелось жить, — признается Галина. — Все мне говорили: живи ради детей. А что я делаю? Я этим сейчас и занимаюсь. Бегаю, во все двери стучусь. У меня больше нет жизни. Но пусть у моих детей она начнется: детский садик, подготовка к школе, какие-то занятия, праздники… Понимаю, надо жить дальше. Но этот глоток воздуха в нашей стране мне сделать не дают.



Расскажите друзьям!



Все события