Фото: Виктор Давидюк
Жизнь

Пустив спортсменов на Олимпиаду, президент России повел себя как самый последний либерал. Новый блог Александра Фукса

12.12.2017 Александр Фукс 2756 https://runaruna.ru/6638/

Читая комментарии в Сети под последним своим текстом, я обнаружил, что часть граждан истосковалась по политике. Им неинтересно ни про дурость интернет-заголовков, ни про счета за квартплату, ни даже про мой стояк. Все это для них пошло, мелко и несерьезно. То ли дело недопуск наших спортсменов на Олимпиаду или выдвижение незадвижимого на пятый срок. Тут есть о чем покричать, поспорить да посудачить. Что ж, отзываюсь на полученный заказ. Получите и распишитесь.

По мне, так эти две темы интересно рассматривать вместе. Ведь именно во время речи по поводу продолжения своего княжения президент неожиданно разрешил спортсменам участвовать на Олимпиаде не под державным флагом. Помните, накануне МОК объявил, что Россию не допустят к Играм, но допустят спортсменов, если те будут выступать сами по себе. В воздухе явственно запахло серой. Уже начали прорываться реплики типа того, что только предатели и отщепенцы могут позволить себе отречься от стяга и гимна. Что даже мысль такая может заползти лишь в грязные головы безродных либерастов и продажных демокрастов. И тут вдруг бац и глас с неба:

— Конечно, пускай едут. Никому препятствовать не будем. Всех целую. Ваш президент. Бывший, настоящий и будущий.

И страшный, орущий, бешеный ящик, вместо того чтобы ощериться против «клеветников безбожных», эдак как-то спокойненько и даже улыбчиво начал вещать, что все пучком. Деньги МОК на ребят выделит. Питанием, проживанием и суточными обеспечит. А в последний день, если все нормально, то на параде закрытия наши атлеты смогут пройти в нашей форме и с нашим флагом. И вот у меня, ей-богу, ощущение, что, с точки зрения патриотствующих патриотов, президент поступил словно последний космополит.

Он же их, по сути, предал. Ведь мог же спокойно сказать, что моча наша чистая, а инсинуации у наших врагов — грязные. Что в ответ на происки Запада мы проведем свою зимнюю олимпиаду на Востоке. С участием Венесуэлы, Казахстана, Абхазии и Лукашенко. В Крыму. Потом Соловьев с Киселевым заполировали бы это дело на своих птичьих базарах. И уже через три дня весь народ в едином порыве ненавидел бы МОК и с нетерпеньем ждал венесуэльских биатлонистов в Ялте.

Это же очень легко делается. Мир может обвинять нас в чем угодно. Нас это вообще не тревожит. Мы выше этого. Мы зайки. И вдруг главный дирижер вопреки прогнозам взял и повел себя как последний либерал.

Споры все равно не утихают. Люди не уверены, смогут ли они болеть за наших спортсменов, если те станут выступать под белым флагом. То есть получается, что для них болеть за флаг понятнее, чем за человека. Раньше они болели за красный флаг, теперь за трехцветный — за какой скажут, за тот и будут болеть. Но за людей вряд ли. Люди же в миропонимании некоторых патриотов — это не более чем приложение к знамени. На войне воинская часть, утратившая знамя, подлежит расформированию. А у них же как бы вся жизнь война. Кругом враги. И всюду поле брани. Для меня же как-то всегда было наоборот.

В спорте меня всегда пугала чрезмерная политизация. Мне нравился советский хоккей. Я обожал Харламова, Мальцева и Макарова. Я восхищался нашими лыжниками и баскетболистами. Я переживал за наш футбол. Но как только победы спортсменов начинали превращать в победы социализма над капитализмом, русичей над не русичами или советичей над не советичами, у меня пропадало желание болеть за своих. Я хочу болеть за человека, и мне не нравится, когда государство приписывает себе его успехи.

А в это время работники завода ГАЗ выкрикивали одну из самых метких кричалок минувшего восемнадцатилетия: «ГАЗ за вас!»

Газ за вас! Глаз за глаз! Еще много-много раз!



Расскажите друзьям!



Все события