События

«Стукачиха», или «Красная шапочка». В деле Андрея Нелидова всплыли прослушки ФСБ о том, как готовился арест экс-губернатора

11.12.2017 Руна 4418 https://runaruna.ru/6512/

В Петрозаводском городском суде продолжается рассмотрение уголовного дела экс-директора музея-заповедника «Кижи» Андрея Нелидова, обвиняемого в получении взяток от предпринимательницы, и его советника Ивана Романова, который, по версии следствия, был посредником в преступлении.

Напомним, что подсудимые не отрицают получение денег от продавщицы сувениров Татьяны Астратенок, но уверяют, что она приносила Нелидову не взятки, а субарендные платежи, предназначавшиеся для арендатора входной зоны острова Ивана Романова.

Сама Астратенок, сколько бы ни допрашивалась в суде, так и не смогла определенно сказать, чем были эти деньги.

Несколько последних заседаний суд потратил на то, чтобы прослушать телефонные разговоры Татьяны Астратенок с родственниками, знакомыми, коллегами по работе и… бывшим сотрудником УФСБ по РК. Свидетельница была крайне недовольна этим фактом и откровенно хамила адвокатам подсудимых.

— Подождите пока базарить, — прилетело защитникам в ответ на очередную реплику. — Я вот думаю, может, теперь меня закажут. Может быть, еще что-нибудь. Но я качну эту тему.

Напомним, что во время своего допроса в суде в марте текущего года предпринимательница рассказала о том дне, когда Нелидова задержали, и о своей роли в этом задержании. Так, по словам Татьяны Астратенок, ее первая встреча с сотрудниками ФСБ состоялась на борту «Метеора» в тот момент, когда она везла директору музея очередную пачку денег (500 тысяч рублей). Всего за сезон предпринимательница успела передать Андрею Витальевичу, который начал собирать деньги после ареста Ивана Романова, 5,5 миллиона рублей.

— Эти деньги были у меня в сумочке. Ехала, оплакивала их, потому что надо было отдать, — признавалась женщина.

И тут вдруг к ней подошли сотрудники правоохранительных органов и начали расспрашивать, куда, зачем и с какими мыслями она едет.

— Я думаю, что любой человек в мире сделал бы то же самое, что сделала я. Потому что у меня не было никаких других вариантов, кроме как сказать правду, — виновато оглядываясь на Нелидова, рассказывала предпринимательница. — После этого пригласили людей каких-то, сказали им, что я везу деньги. И мы сразу причалили. Я вышла. Там ко мне тоже подошли люди определенные. Далее мне сказали, что вот эти деньги, которые я везла, мне придется отдать. Я так поняла… Это мои догадки… Что деньги переписаны, и поэтому это называется страшным словом «взятка».

Однако из представленных в суде телефонных разговоров Астратенок (а начались они еще в июне 2015 года, за несколько месяцев до задержания Андрея Витальевича) очевидно, что свидетель прекрасно знала о прослушке на телефоне. Более того, ей был выдан дополнительный телефон, по которому она и должна была связываться со знакомым эфэсбэшником. Знала она и о том, что Нелидова рано или поздно арестуют, а она сыграет в этом не последнюю роль.

В разговорах со своими друзьями и родственниками, упоминая имя своего знакомого из ФСБ, Астратенок постоянно говорила о распоряжениях, которые периодически от него поступали. Одно такое распоряжение, например, касалось необходимости срочно покинуть остров. Эфэсбэшник требовал от нее придумать вескую причину и уехать в Санкт-Петербург.

— Забегая вперед, скажу, что я ведь не уехала, — оправдываясь, заявила Татьяна Астратенок.

Но лучше бы вперед она не забегала. Потому что, судя по записям последующих телефонных переговоров, датированных этим же днем, в Петрозаводск она все-таки приехала.

— Я уже с утра знала, что уеду, — тут же перестроилась свидетель.

Во время таких нестыковок предпринимательница не тушуется. Она на ходу придумывает им объяснения, пытаясь отвлечь внимание суда от сути вопроса на посторонние вещи. Например, объясняя свои телефонные разговоры с родственницей, Астратенок то и дело пыталась обратить внимание суда на то, какой вуз окончила собеседница и с какими отметками. В какой-то момент стало очень сложно понимать, что и на какой вопрос она отвечает.

— Я фармацевт по образованию, а аптеку я ненавижу, поэтому продаю матрешки, — в очередной раз выдала странную информацию в ответ на конкретный вопрос предпринимательница.

И тогда сторона защиты пошла весьма оригинальным путем: адвокаты перестали обращаться к Татьяне Астратенок с вопросами (единственное, что у нее уточняли в течение нескольких часов прослушивания ее телефонных переговоров, так это имена людей, которым принадлежат голоса на записи). На наш вопрос: «Почему?» один из защитников ответил: «А зачем? Из разговоров и так все ясно. Там ответы на все вопросы».

Предпринимательница такого не ожидала и была явно растеряна. А записи все включались и включались, продолжая открывать присутствующим интересные моменты, предшествовавшие задержанию директора музея-заповедника «Кижи» и состоявшиеся после него.

Из разговора Астратенок с родственницей от 10 сентября 2015 года (задержан Андрей Витальевич был 23 сентября):

Родственница: Тань, ну чего? Говори!

Астратенок: Да. Слушай, ну, а че, мне зам, с замом говорила, он говорит: «Таня, дела плохи, очень». В общем, его ждут завтра, его караулят.

Родственница: Шефа, шефа, чтобы подставить

Астратенок: ФСБшники, ФСБшники короче каждый день меняются, уезжают одни, приезжают другие, живут здесь, ждут.

Из разговора с той же родственницей:

Родственница Астратенок: «Таня, ну подожди ты. Таня, я говорю, ты с этой арендой просто-напросто в тюрьму сядешь, ты все равно, ты до конца этой ситуации не понимаешь. Не понимаешь, во что ты вляпаешься сейчас, если понесешь ему эти деньги».

Из разговора Астратенок с коллегой по работе:

Астратенок: Смотри, дня два назад, зашел к нам в магазин Галимухаметов и сказал: «Ну, где ваша «красная шапочка» или наша «красная шапочка», вот я все думаю, что вот он имел в виду вообще, вот так сказал?

Коллега по работе: Красная шапочка? Так, что он имеет в виду, слушай, ну в переводе на русский это значит работающий на мусоров.

Астратенок: Да? Откуда ты знаешь?

Коллега по работе: Слушай, ну знаешь, например, выражение «красные зоны», зоны, которые контролируют не уголовники, а мусора? Вот «красная шапочка» значит стукачиха в общем. Если перевести на русский язык одним словом, то «красная шапочка» означает стукачиха.

Иван Романов говорил о том, что в свое время взять Астратенок на работу ему порекомендовали именно сотрудники ФСБ. И разговоры Татьяны с родственницей это подтверждают. Из этих бесед, к слову, следует и то, что знакомый Астратенок (тот самый, из Федеральной службы безопасности) изначально знал о ее договоренностях с Романовым, о суммах, которые она будет платить, и порядке расчета.

— Еще человек сто были в курсе всех этих дел, — заметила Татьяна Астратенок в суде.

Похоже, Нелидов с Романовым — самые оригинальные взяточник и посредник в республике. Один открыто ходит и всем предлагает платить взятки (согласно показаниям свидетелей, с кем только на острове Романов не оговаривал вопрос арендных платежей в сумме 8 миллионов рублей за сезон), другой открыто эти взятки берет.

Есть в разговорах Астратенок и еще один интересный момент. В одной из бесед она вспоминает историю, когда на нее, носящую деньги Нелидову, грубо «наехал» человек Ивана Романова. По словам подсудимого, это был его знакомый, которому он поручил забирать у Астратенок свои деньги. Напомним, что Нелидов эту историю комментирует так: он тоже знал о существовании человека, назначенного Романовым ответственным за субарендные платежи, но продолжал собирать деньги с предпринимательницы для своего советника сам, так как не доверял его «доверенному лицу». По версии следствия, деньги изначально предназначались Нелидову, поэтому после ареста Романова Андрей Витальевич и сказал Астратенок, чтобы теперь она платила ему.

Из разговора Астратенок с родственницей:

Астратенок: Он (человек Романова, — прим. авт.), значит, с Ванечкой встречался. Ванечка говорит: «Где мои деньги? Я же сказал, сколько надо, вот эту сумму».

Родственница: Таня, вот то, что они говорят, Таня, то, что они знают, что с Ванечкой ты не поговоришь… Слушай только то, что тебе скажет Александр Алексеевич (тот самый друг-эфэсбэшник — прим.авт.), вот что я тебе могу сказать.

По идее, все свидетели по делу Нелидова и Романова уже допрошены, и дело выходит на финишную прямую. Очередное заседание суда состоится в канун Нового года.


Расскажите друзьям!



Все события