Антонина Камирова
События

Проректору Петрозаводской консерватории, виновной в покушении на дачу взятки, снизили штраф в 10 раз (но это все равно безумная сумма)

15.11.2017 Илона Радкевич 159

Верховный суд Карелии изменил приговор проректору Петрозаводской консерватории Антонине Камировой. В начале сентября судом первой инстанции она была признана виновной в «покушении на дачу взятки» и приговорена к сумасшедшему штрафу в размере 30 миллионов рублей. Кроме того, в течение трех лет ей нельзя занимать административно-распорядительные должности. Осужденная ожидаемо обжаловала приговор: проректор до последнего настаивала на своей невиновности.

Очевидно, что уголовное дело Антонины Камировой — это не рядовая история о взяточнице. Человека, которому она якобы давала взятку, не нашли. Сами деньги — тоже. Это сложно (вот проректора усадить на скамью подсудимых оказалось просто). Там орудовали настоящие преступники, с опытом: известно, что таким же образом, как и в случае с Антониной Камировой (позвонили, представились вышестоящим руководством, сообщили о назначении и потребовали деньги за должность), мошенники пытались выманить крупные суммы и у других проректоров учебных заведений, и не только в Петрозаводске.

Антонина Камирова признана виновной, но себя виноватой не считает

С точки зрения адвоката Антонины Камировой — Михаила Ямчицкого, — суд первой инстанции, располагая всем объемом информации, должен был прийти к нескольким выводам, к которым почему-то не пришел. Защитник напомнил, что должность ректора, за назначение на которую якобы заплатила его подзащитная, на момент совершения «преступления» не была вакантна, что Антонина Николаевна к ней не стремилась и не могла стремиться (во-первых, у нее не было необходимого для этого специального образования, во-вторых, она сильно бы потеряла в зарплате), и что эта должность выборная: плати — не плати руководству в Минкульте, а решать, кто займет место руководителя консерватории, когда оно на самом деле освободится, будет коллектив.

Адвокат обратил внимание коллегии суда и еще на один очень важный момент:

Михаил Ямчицкий, адвокат Антонины Камировой:

— Звонок мошенницы ни в коей мере не был спровоцирован самой Камировой. Она не искала возможности занять пост ректора… Она не ездила в Министерство культуры РФ, не искала какие-то ходы, не договаривалась ни с кем и не пыталась этот вопрос решить. То есть то, что с ней произошло, это произошло по злой воле тех людей, которые преследовали свои преступные интересы, и в отношении которых возбуждено уголовное дело.

— После того, как она сняла трубку, шансов не заплатить деньги у нее не было, разве что, если бы вдруг отключилась сотовая связь, — заметил защитник. — Потому что, взяв ее в оборот, мошенники от нее бы уже не отстали. И они любой ценой эти деньги от нее бы получили.

Об этом на суде говорила и допрошенная в качестве специалиста профессор, заведующая кафедрой психологии и педагогики Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И. И. Мечникова Светлана Соловьева.

Михаил Ямчицкий просил коллегию судей обратить внимание на то, что во время телефонного разговора Камировой и лже-заместителя министра культуры РФ не было речи о том, что «вот ты заплатишь и станешь ректором». Мошенница начальственным голосом сообщила проректору о том, что решением президента прежний ректор отправлен в отставку и на его место назначена Камирова. Далее — ей объяснили негативные последствия ее отказа (как для нее самой, так и для учебного заведения) и потребовали крупную сумму денег. Могла ли она отказаться выполнить требование «вышестоящего начальства»? Чисто теоретически, конечно. Смогла же другая проректор, которой мошенница позвонила до Камировой, сказать «нет». На это, кстати, обратил внимание и прокурор, доказывавший в суде, что приговор Антонине Камировой, вынесенный судом первой инстанции, справедливый. Однако страж порядка почему-то упустил из виду, что коллега осужденной просто сумела раскусить мошенницу (она позвонила в Министерство культуры РФ и перепроверила, точно ли ей звонила заместитель министра). То есть, если бы женщина не усомнилась в личности звонившей, на скамье подсудимых сейчас мог быть совершенно другой человек.

Антонина Камирова:

— Я, по-прежнему, нахожусь под очень сильным впечатлением от того, что со мной произошло за последний год и приговором суда. Это просто необъяснимо со всех точек зрения. Следователь, который завел дело, месяц спустя, как меня пригласили в ФСБ, все время говорил мне: «Не волнуйтесь, Антонина Николаевна, все будет хорошо, у вас даже нет меры пресечения». Он все время меня успокаивал, а потом предъявил мне обвинение.

Не беспокоиться, по словам осужденной, ее просили и сотрудники ФСБ:

— Они говорили мне, что это действовала мошенница, что это было вымогательство.

Тогда Антонина Камирова еще не знала, что ее телефон долгое время прослушивался, и что мошенники действовали фактически под наблюдением стражей порядка:

— Правоохранительные органы слушали разговор и обязаны были меня предупредить и пресечь мои действия, но не только не выполнили свои прямые обязанности, но они даже не попытались установить личность звонившей. Я действительно была расстроена, что приказ подписан, и что я должна быть ректором. Я не давала согласия, даже тогда, когда на меня давила лже-заместитель министра. Я выполнила их поручение, именно так я воспринимала разговор с ней, она угрожала, что закроет консерваторию.

Коллектив Консерватории имени Глазунова встал на сторону коллеги

Адвокат осужденной назвал «чрезмерно суровым и несправедливым» наказание в 30 миллионов рублей человеку, который, по сути дела, сам в этой ситуации стал жертвой мошенников.

— То, что с ней произошло, в моем понимании — это трагедия, — отметил защитник. — В ее понимании — тоже. И в понимании тех, кто ее знает. Я не видел ни разу, чтобы на процесс по делу о даче взятки, приходило подержать столько человек.

И это на самом деле так. Все время, пока длился судебный процесс, Антонину Николаевну поддерживал ее коллектив. Коллеги приходили и на рядовые судебные заседания, и на приговор. Пришли они и на рассмотрение апелляционной жалобы в Верховный суд Карелии. Присутствовал и ректор учебного заведения, должность которого Антонина Николаевна якобы и намеревалась занять, заплатив за это 500 тысяч рублей.

Верховный суд Карелии частично удовлетворил жалобу осужденной, в 10 раз снизив снизив сумасшедший штраф, наложенный на нее Петрозаводским городским судом.


  • В июле 2016 года карельский Следком сообщил об уголовном деле в отношении проректора консерватории имени Глазунова по социально-экономическому развитию, заведующая кафедрой гуманитарных и социально-экономических дисциплин Антонины Камировой. По версии следствия, в ноябре 2015 года Камирова дала взятку за то, чтобы ее назначили на должность ректора. Камировой грозило до 12 лет лишения свободы.

  • Антонина Камирова — вольно или невольно — стала жертвой мошенников. Она успела перевести женщине, именующей себя заместителем министра культуры Аллой Маниловой, 300 тысяч рублей (по 100 тысяч на три разные карточки). Одалживая у друга деньги, Камирова обронила совершенно несвойственную ей фразу: «Они вообще в министерстве охренели». При этом женщина была очень расстроена.

  • Петрозаводский городской суд признали виновной проректора Петрозаводской консерватории Антонину Камирову. Женщину приговорили к штрафу в 60-кратном размере — 30 миллионам рублей. Кроме того, Камировой запретили занимать административно-распорядительные должности в течение трех лет, и ей пришлось покинуть нынешнюю работу. Верховный суд Карелии снизил сумму штрафа до 3 миллионов рублей.


Расскажите друзьям!


Партнерские материалы