События

Эксперты рассказали, как обстоят дела с националистическими настроениями в Татарстане

14.01.2022 Руна 1681 https://runaruna.ru/37087/

В последнее время Казань снова предстала в СМИ в образе рассадника национализма и сепаратизма. Корреспондент ФАН съездил в республику, чтобы попытаться разобраться, как на самом деле обстоят дела с националистическими настроениями в регионе.

Изначально главной идеей татарских националистов было повышение статуса республики с автономной до союзной. По указанию обкома в Казань свозились жители окрестных районов и городов для обеспечения массовки на националистических митингах. За счет этого их численность могла достигать десяти тысяч человек. Вскоре Советский Союз прекратил свое существование, и изначальной идее националистов о повышении статуса республики так и не суждено было сбыться.

Минтимер Шаймиев, оставшийся у власти и ставший первым президентом Татарстана, эти тенденции уже не одобрял, но продолжал поддерживать националистов для оказания давления на федеральный центр. Дело в том, что после распада СССР в республике началась приватизация промышленности, которая проводилась по местным, а не общероссийским законам. 15 февраля 1994 года был заключен договор о разграничении полномочий между Москвой и Казанью. После этого националисты властям Татарстана стали больше не нужны, их активная материальная поддержка прекратилась.

По мнению Раиса Сулейманова, на современном этапе татарские националисты, некогда получившие поддержку со стороны руководства республики, находятся для власти в маргинальном положении и фактически полностью утратили значимость и влияние.

— Местные власти, еще советские, использовали татарских националистов, чтобы приватизировать всю недвижимость в пользу своей семьи. Потом националисты стали не нужны, их начали сажать, преследовать, на данный момент они пока остаются в маргинальном состоянии, — отметил Сулейманов.

Подробности об этом корреспонденту ФАН рассказал казанский эксперт, кандидат исторических наук Александр Овчинников.

В Татарстане основным фундаментальным идеологическим инструментом властей является Институт истории имени Шигабутдина Марджани. После своего возникновения институт сосредоточил работу на развитии мифа о том, что современные татары являются наследниками Золотой Орды, и к концу 90-х годов эта теория одержала верх в местном научном сообществе.

— Это было очень важно с идеологической точки зрения потому, что Золотая Орда — это очень вкусный символический капитал. Это огромная евразийская империя, это победа над европейскими странами и, что важно, это победа над Русью, когда русские князья приходили просить ярлык, — отмечает Овчинников.

В рамках золотоордынской теории, например, факт взятия войсками Ивана Грозного Казани преподносится исключительно в негативном ключе как оккупация русскими татар. В наиболее радикальной форме это выразилось в учебнике по истории за авторством Сабировой и Шарапова, изданного в конце 90-х годов и долгое время использовавшегося для обучения студентов в вузах республики.

С 2010 года активность продвижения татарстанским институтом истории золотоордынского мифа несколько снизилась, и идеологическая структура начала работать над превращением Болгара в священное место для всех мусульман. По мнению эксперта, для этого начал активно двигаться ложный тезис, что в 922 году багдадское посольство прибыло в этот город, а после этого местное население, являющееся предками современных татар, приняло ислам.

Кроме того, в том же году, как утверждает Овчинников, на территории Болгара с подачи главы института им. Марджани Хакимова здание, раскопки которого велись уже давно, было неожиданно определено как дворец Бату-хана — первого правителя Золотой Орды.

— Это было сделано, чтобы соединить в Болгаре власть административную и религиозную. То есть сделать из этого места святую землю, на которой предки современных татар приняли ислам и где находился центр золотоордынской власти. В науке это называется иеротопией, — отмечает историк.

Также при поддержке научных кругов в Татарстане продвигается еще одна немаловажная концепция «единой татарской нации». Согласно ей, Татарстан должен заботиться о всех татарах, проживающих вне территории республики. Касательно России — речь идет примерно о трех миллионах человек.

В рамках реализации этой концепции у Казанского кремля есть специальная программа сохранения национальной идентичности татарского народа: деятелям науки и культуры выделяются деньги на командировки в другие регионы России для пропаганды татарской идентичности. При этом, рассказывает Овчинников, от участников этой программы в конце года требуется серьезная отчетность о проделанной работе.

Данная статья является мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.

Расскажите друзьям!