СЕРГЕЙ МАШКАЛО И НАТАЛЬЯ ДУБРОВИНА, ЛИЧНЫЙ АРХИВ
События

«Разве я, служа в полиции, мог подумать, что меня будут обманывать?»

15.09.2021 Руна 2542 https://runaruna.ru/36294/

Петрозаводчанин Сергей Машкало более 27 лет проработал в транспортной полиции, из них последние 12 лет помощником оперативного дежурного дежурной части Петрозаводского линейного отдела МВД на транспорте. За всю службу у него не было ни одного взыскания, а трудовой книжки в какой-то момент перестало хватать места, чтобы вписать все поощрения, рассказывает его супруга Наталья. Она вместе с мужем полгода борется с его уже бывшим местом работы — уволился Сергей, недосчитавшись законных денег и дней отпуска.

— 14 января 2021 года я принес рапорт на предоставление отпуска с последующим увольнением в отдел кадров, — рассказывает Сергей. — Но там мне ответили: «Никакого отпуска мы тебе давать не будем, потому что изменился закон. Вот так всё началось.

История сразу же требует подробностей. Сергею в год положено 74 дня отпуска: 45 основных, 15 за выслугу лет и еще 14 дней — так называемых «чернобыльских», потому что когда-то Сергей участвовал в ликвидации последствий аварии на подводных лодках с ядерной установкой и относится к числу участников подразделения особого риска. В 2021 году отпуск Сергея, как выяснится потом, был запланирован общим графиком отпусков (Сергея с ним не ознакомили, что является нарушением, но мы к этому еще вернемся). Вот только практически накануне отпуска сотрудники отдела кадров развернули старшего прапорщика полиции, сославшись на «изменения в законе». А еще напомнили ему, что через четыре дня он достигнет предельного возраста службы — 18 января Сергею исполнялось 55 лет — поэтому максимальный отпуск, что ему могут предоставить, — только следующих три дня. Ну, или денежную компенсацию. И, несмотря на то, что Сергей был против компенсации и настаивал на предоставлении гарантированного отпуска, его-таки уволили.

фотосессия на травке

Здесь стоит указать, что предельный возраст службы для сотрудника органов внутренних дел звания Машкало — 50 лет. То есть фактически предельного возраста службы он достиг еще в 2016 году. Но по закону, если стороны не против и сотрудник прошел все проверки, срок его службы могут продлить еще на пять лет. При условии, что контракт с ним будут заключать каждый год. Вот здесь остановитесь и запомните этот момент (пригодится дальше).

Закон, который «изменился», по словам кадровиков линейного отдела, — это 342-й Федеральный закон «О службе в органах внутренних дел», поправки в который действительно внесли в 2019 году. Если раньше по достижении предельного возраста службы уход в отпуск с последующим увольнением был возможен, то теперь нет. И просто потому, что рапорт на отпуск с последующим увольнением Сергей подал 14 января, а 18-го числа ему исполнялось 55 лет, ему отказали. Родись он в мае или апреле, можно было бы сначала сходить в отпуск, потом чуть отработать, а после только уволиться. Но ему не повезло (как и всем сотрудникам в аналогичной ситуации, родившимся с января по март).

— Этот 318-й закон идет вразрез с Конституцией, а именно с 19-й статьей: «Все равны перед судом и законом», — возмущен Сергей. — Я родился в январе, у меня наступило право на отпуск, но я не могу его использовать!

Его супруга добавляет, она сама работает ведущим специалистом в отделе кадров и знает, как устроена эта работа: «Причем в 342-м законе сказано, что к вопросам, которые не урегулированы этим законом, применяется трудовое законодательство. А в Трудовом кодексе говорится: график отпусков обязателен как для работника, так и для работодателя. И даже если срок трудового контракта заканчивается, но у сотрудника есть право по графику на отпуск, то отпуск должен быть предоставлен с последующим увольнением.

документ, фото

Отрывок из ответа линейного отдела по транспорту Северо-Западного округа

Кроме того, куда-то «потерялись» те 14 дней отпуска, которые ликвидаторам ЧС ежегодно гарантирует государство. Компенсацию за этот вид отпуска запросить нельзя, работодатель обязан его предоставить по закону, добавляет Наталья.

В ответе руководство линейного отдела транспортной полиции вновь бегло указало на то, что 18 января 2021 года Сергею исполнилось 55 лет — и предоставлять даже «чернобыльский» отпуск они якобы не обязаны. Из департамента госслужбы и кадров МВД России и Главного управления на транспорте МВД России, куда супруги отправляли обращения, пришли одинаковые ответы с разницей в один день. Сергею и Наталье нечего сказать: «Слово в слово, но исполнители разные. В этих ответах подтверждено право сотрудника на отпуск „…с последующим увольнением, в том числе, если он выходит за рамки предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел“ даже с учетом изменения в законе».

В общем, вместо почетного ухода со службы Сергея и его супругу ждали полгода бюрократии. Хотя сначала казалось, справедливость на стороне Сергея. Карельская транспортная прокуратура в ответ на его жалобу провела проверку, в ходе которой нашли множество нарушений в работе кадрового отдела Петрозаводской транспортной полиции, а именно выяснилось, что три последних года с Сергеем Машкало не составляли контрактов (тех самых, которые нужно заключать каждый год после наступления предельного возраста — см. выше). То есть рапорты Сергей в отдел кадров подавал, а контракты с ним не заключали, что является грубым нарушением требований трудового законодательства.

— Судя по всему, отдел кадров об этом узнал только в ходе той прокурорской проверки, — грустно усмехается Сергей. — Всё это время я как сотрудник, напомню, имел доступ к служебному оружию, спецсредствам и государственной тайне…

Адвокат Сергея Николай Шлыков называет это вопиющими нарушениями. «Получается, человек, имея допуск к секретным документам, проходил службу в линейном отделе без контракта, — удивляется он. — Видимо, это считается в данном подразделении нормой?»

Во-вторых, выяснилось, что и Сергей, и другие сотрудники транспортной полиции на протяжении нескольких лет не получали удвоенную оплату за работу в нерабочие праздничные дни, как положено. Сергей не получал прибавку в течение нескольких лет службы, возмущена его супруга Наталья. По самым скромным подсчетам семьи, речь идет о сотнях тысяч рублей.

— Так что вы думаете — после того как суета началась, в июле сотрудники отдела получили оплату за работу в нерабочие праздничные дни с января, — иронизирует она. — Как раз после проведенной проверки. И им всё заплатили, а нам в компенсации отказали.

Резонный вопрос: почему остальным сотрудникам выплатили деньги только за работу с января по июль? Как утверждает Сергей, его коллеги в эти годы тоже не получали своих законно заработанных денег!

— Они все молчат, — хмуро объясняет Сергей. — Всем нужно расти по службе, понимаете. Если жаловаться, могут быть различные последствия. У нас коллега однажды написал в прокуратуру жалобу насчет распорядка дня. Так вот он уже около пяти лет не может стать офицером. Всё есть, образование есть — а должности для него нет. И все понимают, почему.

Словом, прокуратура подтвердила: трудовые и социальные права Сергея Машкало его бывший работодатель ущемил, и потребовала устранить выявленные нарушения, а лиц, которые их допустили, привлечь к дисциплинарной ответственности. Хорошее начало, не так ли? Но Сергей и Наталья рано радовались.

Служебная проверка Петрозаводского линейного отдела полиции МВД России на транспорте заключила: нарушений со стороны руководства Петрозаводского линейного отдела нет, всё по закону. И транспортную прокуратуру этот ответ… вдруг почему-то устроил.

— Прокуратура в итоге приняла их сторону и прислала нам ответ, который противоречил их собственному предыдущему ответу на нашу жалобу и предписанию, которое они вынесли в адрес работодателя, понимаете? — нервно смеется Наталья.

Сергей Машкало

Сергей Машкало, фото из личного архива

Сергей Машкало подал иск в Петрозаводский городской суд и 14 мая проиграл процесс, а 10 августа и Верховный суд Карелии не удовлетворил его апелляцию. Доводы судей были такими же, как и во всех официальных ответах, что получили супруги: отсылки на изменения в Законе «О службе в органах внутренних дел» и достижение предельного возраста.

— Таким образом, нарушенные трудовые и социальные права сотрудника работодателем, а также бездействие прокуратуры прикрыты судебными решениями, — говорит Наталья Дубровина, жена Сергея. Сейчас супруги надеются на кассацию.

Бывший полицейский признает: он не ожидал, что почувствует такое бессилие в борьбе против системы.

— Разве я, все эти годы проходя службу в полиции, мог подумать, что меня будут обманывать? — хандрит он. — Что в органах, поставленных на защиту прав граждан и закона, происходят такие нарушения трудовых прав работников? Я бы это одним словом назвал: беспредел.

Расскажите друзьям!