События

«Чем мы хуже?» Петрозаводчане чуть не освистали зама Мирошник за бардак с автобусами

17.02.2020 Руна 4748 https://runaruna.ru/31031/

Бурно и на повышенных тонах прошла встреча замглавы Петрозаводска Юлии Мизинковой с жителями отдаленного района Соломенное. Вечером 13 февраля в актовом зале местной школы собралось человек сорок, больше половины — пенсионеры.

На встречу с замом сити-менеджера Ирины Мирошник могло прийти раза в два больше людей, но в 6 вечера жители Соломенного еще только пытаются уехать домой из центра и других районов. Иной раз набившись как селедки в бочку.

Бардак с тремя маршрутами — № 4, 8 и 27 — длится в Соломенном уже не первый год. Перевозчики напрочь игнорируют согласованное расписание, выходят на линию и уходят с нее, когда им вздумается, не соблюдают интервалы движения, стоят на остановках по 10 минут и бросают в лицо деньги, если получили их мелочью.

Из-за такой работы транспорта люди не могут попасть вовремя на работу, отвезти детей в поликлинику и сами попасть на прием к специалисту. Вечером они вынуждены полчаса, а то и час ждать, пока приедет хоть какой-нибудь автобус. В девять вечера сообщение с Соломенным вообще прерывается — спасает только пригородный 101-й маршрут, который стабильно идет в это время, потому что обслуживается не частной компанией, а ГУП РК «Карелавтотранс».

Зная про эти проблемы из жалоб и обращений соломенцев, чиновники мэрии во главе с Юлией Мизинковой на встрече дали понять, что якобы ничего не могут сделать. Что нынешнее законодательство фактически не позволяет, мол, повлиять на перевозчиков, которые работают с 2016 года не по контрактам, а по выданным свидетельствам на перевозки. И что мэрия едва ли не упрашивает их остаться на соломенских маршрутах, потому что они невыгодны и перевозчики готовы хоть завтра от них отказаться.

— Как нам добираться? — стали кричать в ответ люди из зала. — Как в театр ходить или на городские мероприятия на площади Кирова? Стоишь и мерзнешь вечером. Не успел на автобус — и такси вызывай: 250−270 рублей. А раньше [в советское время] автобусы ходили до полпервого ночи как минимум!

— А как добираться после «Ласточки» вечером? Ни на чем не уехать!

— Когда администрация лишилась возможности влиять на транспортные компании? Прежняя как-то влияла. В Архангельске и в Вологде как-то влияют, а у нас ничего не могут.

— Ширшина влияла, а эта не может!

Единственное, что смогла предложить Юлия Мизинкова и приехавший с ней представитель трех транспортных компаний Тимур Сидоренко, — это перекроить расписание маршрутов в пользу определенных часов, чтобы жители Соломенного могли наверняка уехать «в город» или вернуться домой. По сути, это означает, что перевозчики будут обеспечивать автобусное сообщение только в пиковые часы утром и вечером, а в остальное время предоставят жителям Соломенного возможность самим решать, как они будут добираться до нужно места.

— Было предложение лишить лицензий. Транспортные компании будут этому только рады, — снова стала вступаться за нерадивых частников Мизинкова. — Есть у нас три района — это Соломенное, Птицефабрика и ТИЗ «Усадьба», от которых перевозчики готовы отказаться в любой момент и бесконечно письменно просят нас не осуществлять туда перевозки, потому что эти маршруты совершенно невыгодны… Есть предложение работать по определенным схемам, когда жители предлагают время наиболее интересного, выгодного, актуального расписания движения и при этом перевозчик обязуется досконально эти интервалы соблюдать.

У людей такая идея, однако, вызвала волну гнева и возмущения. Ведь этим городская власть открыто признала, что не хочет исполнять полномочия по вопросам местного значения и фактически покрывает недобросовестных перевозчиков, вместо того чтобы найти им замену или организовать хотя бы один автобусный маршрут силами троллейбусного управления, которое имеет лицензию на автобусные перевозки и может взять в аренду технику.

Были у местных жителей и другие предложения, которые звучали из зала. Например, субсидировать перевозки или закреплять за транспортными компаниями попарно выгодные и невыгодные маршруты (к примеру, 17-й и 8-й), чтобы в итоге они выходили на какую-то рентабельность.

Однако первое предложение, как оказалась, не подходит из-за того, что тогда придется субсидировать все остальные маршруты в городе, а вторая не рассматривается ни мэрией, ни перевозчиками. Потому что последним выгоднее тупо «снимать сливки» — через дневной план водителям, для выполнения которого они должны при любых обстоятельствах сдать строго определенную сумму выручки владельцу маршрута. И городские чиновники покрывают этот первобытный капитализм, находя разные отговорки.

— Простой вопрос, — не унимались соломенцы. — Почему коммерческая организация ставит условия — «нам невыгодно», «можно один маршрут, можно два», «здесь почаще, здесь пореже»?! Людям может понадобиться уехать в любое время! Пенсионеру в Пенсионный фонд, кому-то в больницу! Пусть администрация договорится с другой фирмой, которой выгодно!

— Почему люди должны обосновывать экономическую составляющую вместо городской администрации? Почему администрация не находит такие решения? В Карелии же субсидируют авиасообщение на юг, которое невыгодно. Это ваша функция, а придумывать, что автобусы будут ездить два раза в день, неправильно!

— Из-под Питера приехали, и денег им мало! Делайте конкурс, покупайте маршрутки! Городским транспортом кто должен заниматься?! Делайте тогда троллейбус, если автобусы обеспечить не можете!

-25-й маршрут ходит через каждые пять минут. А мы в отдаленном районе должны пешком бегать. Мы же в городе живем! Чем мы хуже, чем проспект Ленина или Древлянка? Потому что невыгодно кому-то?

— Чтобы заплатить 32 рубля в автобусе, мы их должны заработать. Мы доезжаем на чем-нибудь до ДСК, стоим там вечером, ждем любой свой автобус и вдвойне переплачиваем. Разве это правильно? И вы тут сидите и предлагаете решить «хоть как-нибудь». Сколько же можно решать, скажите?! Я каждый раз со слезами попадаю домой. Уже свой бла-бла-кар создали — «Соломенский попутчик»! Услышьте нас, мы заложники вашей проблемы!

Так и не услышав вменяемых ответов от чиновников, люди стали говорить, что городским властям практически всегда было плевать на Соломенное. В 90-е, когда были такие же трудности с транспортом и вдобавок месяцами не было горячей воды, чиновники администрации, включая экс-мэра Сергея Катанандова, кормили Соломенное одними обещаниями. То же самое с Деминым, Масляковым и Левиным.

Единственный глава города, которого соломенцы до сих пор вспоминают в положительном свете, — Галина Ширшина. Наверное, потому что при ней перевозчиков действительно пытались лишать контрактов, а кроме того, капитально отремонтировали дорогу от Песков до Соломенного и восстановили освещение.

К концу встречи люди откровенно стали издеваться над беспомощностью муниципальной власти. Пошли предложения выйти всем районом и устроить шествие в центр города: «Давайте все устроим творческий флешмоб, — предложила из зала бойкая женщина. — Пойдем все по Соломенскому шоссе в город!»

Несмотря на весь радикализм и эпатажность, этот жест отчаяния — возможно, единственное средство, что смогло бы напугать мэрию и заставить ее работать как надо, а не оправдывать перевозчиков. Ведь без хорошего пинка чиновничество у нас, к сожалению, пока не работает.

Расскажите друзьям!