фото: "Фонтанка", 47news
События

Почему сварщик из Карелии погиб при обрушении здания в Петербурге: страшное видео, расшифровка разговоров рабочих и всё, что известно на данный момент

01.02.2020 Руна 10412 https://runaruna.ru/30995/

Эти кадры похожи на тизер к фильму-катастрофе: 31 января рабочий погиб при демонтаже крыши СКК «Петербургский» в Санкт-Петербурге. Здание, расположенное на проспекте Юрия Гагарина, 8, начало стремительно рушиться. Один из рабочих попытался спастись и зацепиться за люльку, в которой находился его напарник, но это ему не удалось. Трагедию сняла «Фонтанка» — видео обрушения огромного комплекса очень страшное:

Выяснилось, что погибший рабочий — это 29-летний Матвей Кучеров из Карелии. Его дядя, живущий в селе Деревянное, подтвердил журналистам его гибель. Он также рассказал, что до Нового года его племянник уже работал на этом объекте. На смертельную для него вахту Матвей вернулся буквально пару дней назад:

— Но он говорил, что накануне Нового года уже работал на этом объекте, что-то они там делали. Опыт работы на высоте у него вроде бы был, на какую именно компанию он работал, я не знаю, — так ответил на вопросы журналиста дядя Матвея Кучерова.

47news.ru | фото: 47news.ru

Журналисты поговорили и с председателем сельсовета Деревянного Николаем Кудиным. Матвей родился, учился и вырос в селе. Детей и жены у него не было.

— Парень нормальный, халтурил вроде на стройках. Крутился в Петрозаводске. Последнее время я его не видел, — рассказал Кудин.

фото: Фонтанка.ру

Чуть позже стало известно, что выживший напарник Кучерова — его друг детства, родом тоже из Деревянного. Его зовут Александр Бардынин, ему 26 лет. Как сообщает «Фонтанка», рабочие должны были из люльки отсоединить металлические ванты, на которых держалась крыша, от внешнего бетонного кольца СКК. При этом машинист крана, который держал люльку, работал вслепую — рабочие ориентировали его по рации. При этом на каске Кучерова «Фонтанкой» была установлена камера, которая снимала видео и записывала переговоры.

«Фонтанка»:

Уже при подъеме люльки стало понятно, кто в паре профи-исполнитель, а кто — «менеджер». Кучеров в основном молчал. Бардынин пытался заглушить стресс болтовней, перескакивая с темы на тему.

«Как тут высоко! Я пол-Питера вижу! — восхищался он и тут же спрашивал напарника: — Это стоит восьми рублей в день? По-моему, мало».

Очевидно, Бардынин имел в виду, что им пообещали восемь тысяч рублей за день.

Основные команды при погрузке-разгрузке — «вира» (поднимать) и «майна» (опускать). Их знал только Кучеров. Ему приходилось общаться со штабом на земле и крановщиком и орудовать газосварочным резаком.

Первая сложность, с которой столкнулись Кучеров и Бардынин, — ограниченные возможности крана. Вот расшифровка разговоров рабочих. Погибшего Кучерова обозначили буквой К, Бардынина — Б:

К: Телескоп выдвинь еще и нас опусти.

З: А телескоп на максимуме.

К: Ну майнуй тогда.

Попытку Кучерова и Бардынина работать на весу — люлька держалась на стреле над пустым пространством — пресекли. Люди из штаба на земле предполагали, что ванты при отрыве от внешнего кольца могут повести себя непредсказуемо.

З: Над вантом находиться нельзя. Если он «взыграет», будут последствия. Он ударит по люльке, и полетите вы очень весело. Над кольцом обязательно находиться, над кольцом.

По периметру внешнего кольца шли металлические перила, они-то и мешали поставить люльку поближе к краю. С перилами сварщику было трудно дотягиваться до вант из люльки. Их пришлось тоже демонтировать.

На резку первого крепления Кучеров, пишет «Фонтанка», потратил 18 минут. Рабочих торопили с земли:

З: Чего там у вас?

Журналисты предполагают, что в штабе, вероятно, были недовольны темпом работ: 112 вант — а их предполагалось срезать все — заняли бы 33 часа только «чистого» времени.

Через несколько минут штаб решил сменить план:

З: Поступило предложение прицепиться к люльке и с кольца резать ванты. Один человек встает на кольцо, прицепляется к люльке, ведет люльку за собой…

Очевидно, что изначально договоренности были другие. Матвей Кучеров был настроен скептически к варианту стоять ногами на бетонном кольце, от которого отчленяются ванты. Он выразил свое сомнение коротким вопросом:

К: Так можно?

Александр Бардынин, судя по записи разговора, был не против:

Б: Я понял, это очень хорошее предложение. Мы согласны.

Кучеров, пишет «Фонтанка», явно не хотел выходить из люльки, это ему казалось небезопасным.

К: У нас веревки ни … (нецензурное — прим. ред.) нет. Что делаем?

Б: Пошли так [без страховки], к забору, перила спилим.

На записи слышен тяжелый вздох Кучерова. Он отстегивает страховочный трос. Александр докладывает вниз:

Б: Дима, мы пойдем пока так. Перила спилим.

После этого Александр получает по рации какое-то распоряжение, но на записи его не разобрать. Затем обращается к Матвею:

Б: Он хочет, чтобы люлька наверху была, а ты внизу резал. Прям по кольцу шел, а люлька будет над перилами летать. Вылазь.

К (растерянно.): А как же я так буду?

Но Кучеров всё же вышел на кольцо. С собой у рабочих была веревка, но ее длины явно недоставало для безопасности и комфорта сварщика. Кучеров предложил напарнику прицепиться друг к другу:

К: Прицепишь меня?

Б: Куда? К себе? Зачем?

Матвей показывает на край обрыва и спрашивает Бардынина:

К: Потому что как я буду там?

Они пристегнулись друг к другу. В процессе резки Матвей жалуется на страховку:

К: Веревку бы подлиннее.

Следующие ванты Кучеров разрезал за шесть минут — в три раза быстрее первой.

Дальнейших переговоров у «Фонтанки» нет. Рабочие спустились, отдали камеру корреспондентам и поднялись обратно. По-видимому, рабочие торопились, тем более что на перемещение люльки, судя по видеозаписи с квадрокоптера, тратилось слишком много времени.

В итоге люльку перестали перемещать по бетонному кольцу, а Кучеров отстегнулся от страховочного троса и получил свободу действий. В 14 часов 55 минут, при отрыве пятнадцатого крепления, конструкция СКК не выдержала нагрузку и сложилась. Матвей Кучеров успел добежать до люльки, даже ухватился за нее… но сорвался.

Расскажите друзьям!