Фото: Mc.bk55.ru
События

Стоит ли ругать нового министра культуры за то, что она «ни хрена не культурный человек»

28.01.2020 Александр Фукс 5735 https://runaruna.ru/30968/

У моих родителей был знакомый музыковед. Он был очень культурным и образованным, и, конечно, говоря о чем-то, непременно вставлял: «Ну, вы знаете». Типа, «Герберт фон Караян, ну, вы знаете, очень любил пятую сюиту Клодта фон Юргенсбурга» или «Когда Чарльз фон Норд Траум и Шарль фон Белль, ну, вы знаете, повстречались на Яузе…». В эти мгновения мне страшно хотелось высморкаться в рукав, плюнуть в бездну и закричать: «Вы ошиблись, дяденька, я футболист». Хотелось, но я стеснялся. А вот наш новый министр культуры 12 лет назад не постеснялась. И это мне нравится.

На прошлой неделе почтеннейшая публика буквально взвилась, узнав о том, что Ольга Любимова когда-то давно написала в своем Живом Журнале. Практически новость года! Министр культуры сама созналась в своем бескультурии. «Я, — написала, — ни хрена не культурный человек»! О боже! На смену Угрюм-Бурчееву пришел тот, кто еще похуже него! Мединский хотя бы стыдился сознаваться в своей недалекости, а эта даже, наоборот, бравирует этим. О, Русь, куда несешься ты?! Горе нам, горе!

Впрочем, будем честны, на самом деле мнения сограждан разделились. Часть из нас действительно всерьез ужасалась старым словам нового министра, а часть восприняла их вполне нормально. Кто не в теме и кому лень искать ту запись, напомню. Любимова писала, что она не любит балет и оперу, что время, проведенное в музеях, считает потерянным, что ей претят помпезные торжества и застолья и что она терпеть не может экскурсии. Там еще с десяток пунктов. Например, о театре Льва Додина, о Моне Лизе и о гондолах. Нет, все-таки не поленитесь и почитайте. Разговор тогда будет более предметным. Я же хочу сказать, что мне тот ее пост реально понравился.

Во-первых, братцы, девчонке тогда было всего 27 лет, и в подобном тексте чувствуется совершенно здоровый, свойственный молодости эпатаж. Во-вторых, она на тот момент уже была дипломированным театроведом. Ее отец — ректор театрального училища, дед — знаменитый переводчик Сервантеса и Рабле, а прадед — сам великий артист Качалов. К 27 годам она уже побывала в двух десятках европейских музеев, была в Лувре и Венеции. Она человек, с детства находящийся внутри культуры, и она вполне имеет право на определенный эпатаж и кокетство.

Это же сродни сократовскому «я знаю, что ничего не знаю». Чем больше мы погружаемся в какое-то знание, тем больше чувствуем свое несовершенство. Ну и, в конце концов, за ее высказыванием виден живой человек. Не функция, не должность, не политес, а живой, нормальный человек, позволяющий себе кривляться, «показывать язык» и фотографироваться в футболке с неприличным словом на животе. Вот, честно, по-моему, это круто.

Ведь многие из нас делают что-то не потому, что нам это нравится, и не потому, что мы такие культурные, а, просто чтобы соответствовать. Просто потому что так принято. Принято, оказавшись в Лувре, обязательно подойти к «Моне Лизе». Пометить, так сказать, Лизу своим присутствием. Был. Видел.

— И как?

— Никак.

— Как никак?

— Так, никак.

Ну потому что маленькая, за стеклом, за спинами толпы. Ничего толком не видно. Репродукция в учебнике не хуже. Но зато был. Галочка стоит. А если вы дама и вам удалось сфоткаться, то можно выложить себя с Джокондой в «Инстаграм» и насобирать лайков с подписями: «Красотка! Твоя улыбка загадочнее».

Принято, оказавшись в Венеции, кровь из носу прокатиться на гондоле. Зачем? Фиг знает. Есть каналы, есть гондолы, все плывут, и мы поплывем. Обязательная программа. А в Питере все культурные люди должны дружно ходить в театр Европы к Додину. Ведь там, вау, Боярская и Козловский. Не важно, на что. Ведь это так модно. И потом всегда можно сказать, что был. На гондоле с Боярской и Моной Лизой плыли вокруг Колизея, и Потребко лично пела на носу арию Русалки голосом Монсеррат Кабалье.

Общество как тот музыковед постоянно ставит нас в глупое положение, заставляя казаться не такими, какие мы есть на самом деле. И так сложно бывает сознаться, что в музеях у нас тупо болит копчик, и уже с десятой минуты «Девятый вал» по воздействию явно начинает уступать копчику. На балетах и операх мы засыпаем, на экскурсиях устаем, не врубаемся в Бергмана и Тарковского, а в Риме я, например, однажды отчетливо понял, что самое клевое — это лежать в номере гостиницы и переписываться во «ВКонтакте». Думаю, мне текст Любимовой понравился еще и потому, что я готов подписаться под 90 процентами его пунктов.

В общем, старый пост в Живом Журнале, на мой взгляд, не тот повод, за который стоит гнобить новую культначальницу. Мне гораздо печальнее от того, что она этот пост удалила.

Расскажите друзьям!