Фото: Виктор Давидюк
Жизнь

Одно кимоно на всех. Почему в Петрозаводске 6 лет не могут снести незаконную постройку

24.12.2019 Александр Фукс 14200 https://runaruna.ru/30843/

Как-то я до сих пор обходил «Невский пассаж» вниманием. Видимо, считал, что и без меня о нем пишут достаточно. А тут почитал последние публикации, полистал предыдущие и, знаете, захватило. Мне-то всё время казалось, что это какая-то сугубо наша местная тема. Но ведь на самом деле она вообще не местная и, по большому счету, является прекрасной иллюстрацией всего уклада российской жизни. Наших двойных стандартов, нашего беззакония и кумовства. Она прекрасно демонстрирует всю суть взаимоотношений власти и подданных в нашем обществе. А тут еще и 2020 год впереди, то есть десятая годовщина всей этой катавасии. Так что чем не тема для предновогоднего блога.

Напомню тем, кто не в курсе, из-за чего сыр-бор. Десять лет назад два бизнесмена — братья Цмугуновы — пристроили к жилому дому № 30 на проспекте Невского знатную пристройку. Собрали подписи жильцов, что те не против, и пристроили. А потом оказалось, что многие были все-таки против, и далеко не все подписи являлись подлинными. То есть вроде как братья не имели права воздвигать эту штуку.

Дальше — четыре года судов. Экспертизы. Обнаружение санитарных нарушений. Жильцы жаловались, что летом крыша пристройки нагревается и в их квартиры поступает жар, смешанный с вредными испарениями. Всплыло загадочное слово фенолформальдегид. Зимой на крышу «Невского пассажа» ложились сугробы и, подтаивая, затекали людям в квартиры. В итоге в 2014 году суд принял окончательное решение: пристройку снести.

Итак, шесть лет назад суд признал «Невский пассаж» незаконной постройкой и предписал его убрать. Но никто его не убирает. То есть, понимаете, у нас в стране есть президент, которого вроде бы страшно уважают и зверски боятся все чиновники. И этот президент не устает повторять, что всё должно быть в рамках закона. И еще он говорит, что решения судов обязательны к исполнению. И вот перед нами решение суда, давным-давно вступившее в законную силу, но ни один из чиновников даже не думает его исполнять. То есть получается, что на самом деле им тупо плевать на слова их любимого и глубоко почитаемого президента?

Дальше еще интереснее. Нашей республикой руководит бывший главный судебный пристав страны. Он окружил себя бывшими судебными приставами из других регионов. Можно сказать, последние несколько лет Карелией управляют приставы. Или, иными словами, те, кто лучше других знает, что судебные решения обязательны к исполнению. И что? И ничего. И бывшим, и действующим судебным приставам абсолютно начхать на решение суда. Словно его и не было.

Хотя нет. Этим летом служба судебных приставов Карелии обратилась в суд с просьбой отменить решение о сносе «Невского пассажа», но суд отказал им. Суд продолжает настаивать на сносе. Иными словами, закон требует, чтобы пристройку убрали. Однако «Пассаж» продолжает стоять там, где стоял, и единственное, с кем борется карельская власть, — это люди, отстаивающие соблюдение закона.

Живущие над «Пассажем» пенсионеры устраивали голодовки, грозили суицидом, стояли в пикетах, пытались разломать пристройку ломиком и писали письма на деревню всем имеющимся в отечестве дедушкам. Они просто хотели соблюдения закона, а к ним присылали полисменов и требовали не нарушать общественный порядок.

Вы что-нибудь понимаете? Тех, кто совершил незаконное действие — подделал подписи, нарушил санитарные нормы, не выполнил предписание суда — не преследуют, а на тех, кто ратует за законность, натравливают полицию и Росгвардию. Ребята, в чем дело? Как это возможно вообще? Но, оказывается, в России возможно всё. Решения суда, конечно, обязательны к исполнению. Но, как мы видим на нашем скромном карельском примере, не всегда и не для всех.

Остается только гадать, как это работает. У меня лишь одна версия. Наш губернатор Артур Олегович Парфенчиков мог знать ребят, построивших «Пассаж», еще в детстве. Они же примерно ровесники. Может, они дружили. Может, вместе ездили в «Артек» или «Орленок», занимались комсомольской работой или играли в белки-собачки. Может, братья однажды защитили будущего губернатора от хулиганов или отогнали от него злую собаку. В конце концов, что дороже — крепкая мужская дружба или проблемы нескольких совершенно посторонних пенсионеров? Да я сам, окажись, не дай бог, на месте губернатора, не смог бы предать друга детства.

И, главное, можно не бояться, что государь, прознав о таком моем дружболюбии, вспылил бы и велел выпороть меня на конюшне. Потому что ведь именно на дружбе построена вся внутренняя политика сегодняшней России. Странной правят сокурсники, одноклассники, товарищи по оружию и партнеры по татами. Одна школа КГБ, один факультет юрфака, одно кимоно на всех. Братья-самбисты и братья-разведчики, братья-юристы и братья-приставы.

Их объединяют общая юность и общая молодость. И никто никого не предает. Даже если тот что-нибудь иногда и подтыривает. Традиция-с. Петр Великий тоже Меншикову всё прощал, ибо товарищ. Так что какой, на фиг, закон?! Законы писаны ими, но не для них. Ведь главное — это семейные ценности. Семья выше закона. Семья и дружба. Принести деньги в дом, построить еще дом и туда тоже принести деньги, поставить на ноги детей, отработать план эвакуации в Лондон и не мешать то же самое делать своим друзьям. Всё это государь понимает, одобряет и поддерживает. Возможно, потому никто на всю эту невско-пассажную возню и не реагирует. Впрочем, это лишь версия.

Но другой у меня просто нет.

Расскажите друзьям!