Фото: Виктор Давидюк
Жизнь

«Крым мой». Герой Оруэлла появился на улицах Петрозаводска

10.12.2019 Александр Фукс 7378 https://runaruna.ru/30763/

Кажется, у нас становится весело. Прямо вот повеяло чем-то молодым и задорным. Чем-то таким, знаете, по-настоящему остроумным и тонким. Солнечный зайчик, скачущий на носу тигра. Это я про новые уличные шалости. Про надписи «Как же Петрозаводск похорошел при Собянине» и про плакаты, где под изображением человека, похожего на Путина, написаны вроде бы крамольные, но при этом совершенно неподсудные вещи.

Напоминаю: «Крым мой», «2000 — 2024 можем повторить», «Никому ничего не должен», «Мэм смешной ситуация страшная», «Молчать нельзя говорить», «Запрещаю …ть». Наше издание связалось с авторами плакатов. Они сказали, что полиция уже им звонила и угрожала. Стращала статьей «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Но, позвольте, где здесь это самое возбуждение?

«Крым мой»? Но разве это не так? Если он наш, то, значит, он живет в сердце каждого из нас. То, что принадлежит всему народу, естественно, принадлежит и каждому представителю этого народа. Крым мой, твой, президента — он наш. Что тут унизительного? И вообще, может, слово «мой» в данном контексте используется совсем в другом значении. Как в том анекдоте:

— Ну всё, теперь ты мой!
— Еще чего. Сама мой.

Крым после долгих лет украинского владычества надо отмывать, и это призыв к каждому из нас. Вполне такой патриотичный призыв. На что тут обижаться?

«2000 — 2024 можем повторить»? А разве нет? Разве не могут? Что в этом невозможного? Смогли же они сделать это в 2008 — 2012 годах. Что им мешает сделать то же самое в 2024-м? Теоретически всё возможно. Например, сделать главным по стране премьер-министра и назначить на эту должность Путина. Или опять провести рокировку. Конституцией это не возбраняется. Или внести небольшое изменение в Конституцию. Да, три четверти населения будет только радо. Ведь кто, если не он? Так что нет тут никакого возбуждения с унижением, это, скорее, высказывание надежды и пожелание долгих лет жизни. Ну и, опять же, на плакате ведь не написано, что он прям вот обязательно повторит. Написано, что он может. А для мужчины это, знаете ли, комплимент. Мужчина должен мочь.

«Молчать нельзя говорить»? Тут пропущена запятая. И кто решил, что она пропущена именно в возбуждающем вражду месте? Казнить нельзя помиловать. Молчать нельзя говорить. Почему полиция придумала, что человек на плакате запрещает людям разговаривать? Это вот такого она плохого мнения о нашем президенте? Да ее саму за такие крамольные мысли можно судить. Может, запятая подразумевалась после следующего слова. Молчать нельзя, говорить. То есть не нужно замалчивать недостатки, у нас свобода и демократия. Так что ничего унизительного тут нет. А кто ставит запятые не там, где надо, пусть задумается о своем поведении.

«Запрещаю …ть»? Это вообще непонятно. Что он запрещает? Гулять? Читать? Болтать? А, может, воевать, стрелять или мусорить? Тут абсолютная неопределенность, и каждый вновь понимает в меру своей испорченности. Как в анекдоте про «смерть усатому».

— Кого вы имели в виду?
— Гитлера. А вы на кого подумали?

«Никому ничего не должен». Так разве это плохо? Человек не имеет долгов, не живет в кредит, умеет зарабатывать сам. То есть даже если он когда-то у кого-то и занимал, то уже отдал и больше никому ничего не должен. По-моему, это прекрасно, и все мы должны брать с нашего президента пример. Эта фраза не только не возбуждает ненависть и не унижает достоинство, а, наоборот, характеризует лидера нации с самой лучшей стороны.

Ну и остается только «Мэм смешной ситуация страшная». Здесь, вы меня извините, вообще нет повода для обидок. Какой мэм? Какая ситуация? Что в этих словах может возбудить и унизить? Ситуация, когда за плакат с изображением родного президента грозят привлечь к ответственности, действительно страшная. Таковы горькие реалии наших дней. Тут уж полиции нужно обижаться самой на себя. Не звонили бы, не пугали, так никто бы страшной ситуацию и не называл.

Ну и, наконец, самое интересное. На каждом плакате ссылка на телеграм-канал некоего Эммануэля Голдстейна, главного врага Большого Брата из книги Оруэлла «1984». Читали?

Там рассказывается об очень мрачном государстве, которым правит человек, очень похожий на Сталина. Тотальная слежка, пропаганда, переписывание истории, военная истерия, бедность, аресты, пытки, казни. И еще двухминутки ненависти, направленные против самого опасного врага государства — Эммануэля Голдстейна, страшно похожего на Троцкого.

И вот посреди нашего с вами режима появляется некто, кто называет себя Эммануэлем Голдстейном. Что делать? Хватать его и обезвреживать? Но ведь это значит признать, что мы его противники. То есть государство, в котором царят тотальная слежка, пропаганда, переписывание истории, военная истерия, бедность, аресты, пытки, и что наш лидер похож на Сталина. Но это же не так. Или так?

Расскажите друзьям!

Все события