Фото: Виктор Давидюк
События

«Пока свободны». Как пограничники продолжают играть со мной в кошки-мышки

03.12.2019 Александр Фукс 10628 https://runaruna.ru/30705/

С полгода назад я уже рассказывал об этом. О том, что при каждом прохождении границы меня останавливают пограничники и отправляют на «дополнительную проверочку». Я могу опаздывать на стыковочный рейс, меня может ждать целый автобус с группой, три дня назад меня уже проверяли на этом же пограничном пункте эти же люди — не важно. Меня всё равно задержат и промурыжат час, задавая одни и те же вопросы. За это время я много раз пытался узнать причины столь бдительного отношения к моей персоне, но тщетно. Ничего не меняется. Единственно, юные эфэсбэшники, отпуская меня, стали добавлять на прощание слово «пока». «Пока свободны», — говорят они и улыбаются. Доброй, лукавой, ленинской улыбкой. Как улыбается, наверное, сытая кошка, временно отпуская надкусанного, но не доеденного мыша.

Я всегда удивлялся тому, сколь легко дикость начинается восприниматься как норма. Вот тебя остановили в первый раз. Ты растерян, обескуражен, не понимаешь, в чем дело. С тобой поговорили, переписали номера телефонов, уточнили адрес проживания и место работы и отпустили. Ты думаешь, что это было какое-то недоразумение, но в следующий раз все повторяется. На первых порах ты еще недоумеваешь, а потом свыкаешься и, оказавшись перед окошком пограничника, уже сам спрашиваешь: «Ну что, как обычно? Я там у стеночки подожду». И уходишь в какой-нибудь угол дожидаться неизвестно чего.

И, главное же, ничего не объясняют. Ты спрашиваешь: «Почему? За что? Можно ли как-то это исправить?» А тебе отвечают: «Не знаем. Просто дополнительная проверочка». Ты им: «Но вы же меня уже одиннадцать раз проверили». А они: «Ну, я лично вас еще не проверял». И это правда. Чекистов у нас много, у них горячие руки, холодное сердце и чистая голова. И их всех нужно чем-то занять. Но все-таки почему их нужно занимать именно мной?

Впрочем, в предпоследний раз было что-то новенькое. Меня, как всегда, отвели в угол, помариновали там с полчасика, а потом появился «боец невидимого фронта» и на мой традиционный вопрос: «За что?» ответил: «А вдруг вы нам какой-нибудь не тот паспорт показали».

— Но это же уже пятнадцатый раз за год.
— Ну, вот видите. Пятнадцать раз. Зачем вы так часто ездите? А вдруг вы злостный контрабандист?
— Но ведь все уже удостоверились, что нет.
— Как знать, как знать. С какой целью летите в Таиланд?
— Отпуск.
— И почем?
— 36.
— А какая у вас зарплата?
— Средняя.
— И откуда деньги, чтобы так часто ездить?
— Так большинство же поездок бесплатно. Журналистские семинары, форумы, конференции.
— Так вы журналист? И кто вас финансирует? Запад?
— Не уверен. Последний пресс-тур был организован совместно с ветеранами ФСБ и посвящен освобождению Заполярья от немецко-фашистских захватчиков.
— А на какие темы пишете? А когда было лучше в СССР или сейчас? А что вам не нравилось в СССР? А чем плохо сейчас? А что бы вы хотели изменить, если бы стали президентом? А вдруг Майдан! Вы же видите, что в Европе засилье мигрантов. Что же в этом хорошего? Ладно, пока свободны.
— Мне так-то через 10 дней возвращаться.
— Значит, не прощаемся.

И действительно, на обратном пути снова ставят к стенке, а потом появляется другой мальчик-эфэсбэшник и начинает спрашивать, где я работаю, куда и зачем летал и вообще, как звали мою бывшую жену, кем трудились родители и, кстати, не было ли у меня за границей контактов с американскими журналистами или спецслужбами.

Полгода назад я решил позвонить нашим пограничникам. Вдруг там смогут объяснить причины моих торможений. Может, в паспорте чип размагнитился или человек с моими именем и фамилией грохнул старуху-процентщицу. Может, я попал в списки какого-нибудь «Сторожевого контроля» как нелояльный и неблагонадежный. Ну, должна же быть какая-то ясность. Меня попросили перезвонить через недельку. Я перезвонил. Мне сказали, что люди, могущие ответить на мой вопрос, находятся на учениях, но скоро вернутся. Я перезвонил снова, и мне доложили, что, если я думаю, что со мной поступают незаконно, то я ошибаюсь. Все законно. Вот такой ответ на вопрос: «Почему?».

Скажите, а почему у слона такие большие уши? Всё законно. Почему земля круглая? Всё законно. Почему меня всё время задерживают на границе? Всё законно. Обращайтесь, и вы получите полный, исчерпывающий ответ. Всё для людей. Впрочем, мне предложили в случае очередной остановки на карело-финской или мурманско-норвежской границе позвонить еще раз. Мол, может быть, тогда прямо по ситуации удастся разобраться. И вот меня остановили, и я позвонил. «Человек, который занимался вашим вопросом, в командировке, — ответили мне. — Будет только завтра». Через три дня на обратном пути меня остановили снова. В глазах пограничников читалась неловкость. Меня помнили, но не остановить не могли. Я позвонил снова. «Человек, который занимался вашим вопросом, снова в командировке, — ответили мне, — будет на следующей неделе».

А еще у меня есть старый товарищ. После моих текстов про страх, в котором живут люди у нас в стране, он всякий раз отвечает что-то вроде: «Брось, Санька, не придумывай, ты уже 20 лет пишешь одно и то же, критикуешь всё, и тебя никто еще не посадил». В том смысле, что бояться совершенно нечего. Ну да, меня останавливают на границе, но отпускают же. Ну да, людей сажают за перепосты. Но не расстреливают же. А если кого однажды и расстреляют, так не всех же. И в принципе он прав. Всех точно не расстреляют. Так что бояться нечего. Пока свободны.

Расскажите друзьям!

Все события