Жизнь

Четверых застрелить — и бани не надо. Чем олонецкий глава похож на Кадырова

19.11.2019 Александр Фукс 12871 https://runaruna.ru/30584/

Вот что за люди! Чуть что, сразу начинают скандалить и жаловаться в газеты. Пошутить уже нельзя. Их не бьют, не сажают, не вешают, а они всё равно недовольны. Их просто пригрозили застрелить. Шутя. Не всерьез. У главы Олонецкого района Сергея Прокопьева и лицензии же на убийство нет. А они всё равно взбеленились и стали ябедничать, словно их режут. Не подданные, а какая-то банда симулянтов, честное слово. Сергей Прокопьев даже в суд на них подал. Мол, хочу обелить мое честное имя. Я никого расстреливать не собирался, это у меня юмор такой. Ну, потому что чего они пристали: «Где баня да где баня?». Прокопьев им что, бог, чтобы бани делать? Он просто скромный глава района, бывший подполковник милиции, строительство бань в его должностные обязанности не входит, и вообще, баня — это атавизм. Дома надо мыться. А они зудят и зудят, иждивенцы проклятые. Заколебали.

Думаю, любой из нас может понять этого несчастного человека — жертву клеветы и наветов. Помните же? На комиссии депутатов Олонецкого горсовета он, устав от постоянных жалоб и недовольств на то, что в Олонце уже 7 лет отсутствует баня, посетовал, что у него нет лицензии на отстрел жалобщиков. А то бы, мол, штуки четыре пристрелил бы, остальные, глядишь, и успокоились. Нормальные же слова. А пресса ухватилась, стала тиражировать, порочить честь главы, до Урганта даже дошло — на Первом канале помянули. Оно, конечно, всероссийская слава, не зря, можно сказать, жил, но не по такому же поводу.

Одна радость — губернатор. Не сдал, не отрекся, не бросил. Артур Олегович мудро предложил подождать решения суда. Мол, если суд установит, что Прокопьев действительно грозил людям смертоубийством, то тогда, конечно, губернатор согласится с судебным решением. А если суд ничего такого не установит, то губернатор тоже согласится. Ибо своего мнения у него нет. Потому что откуда ж ему взяться — он же всего-навсего губернатор.

И вот я чего думаю. Суд или решит, что слов этих не было вовсе, или что они были фигурой речи. Помните ведь, может, как суд однажды решил, что фамилии Немцов, Милов и Рыжков в устах Путина являются нарицательными. Владимир Владимирович тогда во время прямой линии безо всякого суда и следствия обвинил этих людей в воровстве миллиардов, они подали на него в суд, а суд решил, что он как бы не их конкретно имел в виду, а вообще. Неопределенное число лиц. Так что вполне может быть, что и на подполковника Прокопьева суд посмотрит с лингвистической широтой и языковедческой мудростью. Ну, а блогер Синица примерно за то же самое будет сидеть пять лет.

Блогер Синица — это тот гражданин, который написал жесткое письмо в адрес Росгвардии. Мол, хватит бить свой народ. Хватит прятаться под масками. Дескать, люди могут узнать вас, и тогда вам придется опасаться за свои семьи. Росгвардейцы почувствовали за этими словами скрытую угрозу и обратились в суд за помощью. И суд впаял Синице пять лет. При этом «инициативная группа сотрудников правоохранительных органов и спецслужб» написала ответное письмо тем, кто организовывает акции протеста. Там были следующие слова: «За каждую слезу наших детей вы заплатите кровью ваших детей и ваших (дальше мат). Мы знаем, что ваши выродки в основном учатся за границей на те „тридцать серебренников“, которые вам платят наши враги, для того, чтобы вы разваливали Россию. Но мы будем искать вас и за границей. Мы будем использовать свое служебное положение, чтобы выявить каждого из вас и покарать». Они угрожали убийством детям, но никто не только не посадил их в колонию, но даже не пожурил. Их даже искать не стали. Потому что одно дело угрожать им, и совсем другое, когда угрожают они.

А примерно в одно время с Олонецким любителем черного юмора Прокопьевым шуткой разродился еще один человек. Рамзан Ахматович Кадыров на официальном выступлении сказал, что надо «убивать, пугать и сажать» тех, кто сплетничает и создает раздор в Интернете. Потом он объяснил, что это в Чечне традиция такая. Словесный оборот. Убивать, пугать, сажать — так у них просто принято разговаривать. Он и детям своим такое говорит. И Кремль решил не вмешиваться. И в суд никто не подал. А если бы и подал, то никто бы и рассматривать это дело не стал. А то ведь мало ли, вдруг это не только словесный оборот. В общем, Кадырову можно.

И инициативной группе сотрудников спецслужб можно. И даже, я думаю, олонецкому главе можно. Потому что они свои. А Синица чужой. Да и все мы, если задуматься, для них чужие.

Расскажите друзьям!