фото: Мария Смирнова
События

«Все понимают, что у Савельева связи, боятся: у всех семьи…» СМИ рассказали, что система, выстроенная в ИК-9, покоилась на страхе и злоупотреблениях

23.10.2019 Руна 5348 https://runaruna.ru/30365/

Журналист Алла Константинова подготовила новый материал о петрозаводской ИК-9 и системе, которую там выстроили ее глава Иван Савельев и его предшественники. Сотрудники ФСИН, активисты и обычные зеки рассказали изданию «Медиазона», какими методами Савельев управляет своей «армией».

32-летний Савельев служит в системе ФСИН всю жизнь и сделал стремительную карьеру, став в начале 2019 года руководителем одной из главных колоний Карелии. Он ездит на белом мотоцикле Yamaha, смотрит на подчиненных свысока и все вопросы с заключенными привык решать силой.

Освободившийся в 2015 году Александр Мойлонен рассказал, что не боится ни Савельева, ни Ковалева и, если потребуется, готов выступать в суде: «Они мне обе почки отбили, я из-за них три раза ссался кровью».

— Самое жесткое — раздевают догола, бьют палкой между ног, говорят: «Сейчас пойдешь к обиженным, если стучать не будешь». Савельев диктовал, что делать, просто пальцем указывал: «Давайте поработайте». Он всем руководит. Ему нравится бить, ему нравится уничтожать", — находившийся в ИК-9 с 2014 по 2016 годы Илья Круглов вспоминает, как над ним там издевались. По его словам, то, что попало в Интернет, — это лишь процента три от того, что делают там с заключенными.

Бывший осужденный Сергей Симаков (имя изменено) рассказал, что в 2017 году отбывал наказание в колонии-поселении при ИК-9, а после освобождения предпочел уехать из России. Он рассказывает об «уфсиновской даче» на берегу Урозера (Пряжинский район), куда заключенных привозили прислуживать офицерам ФСИН.

— Там у них дом такой, сайдингом обшитый, и баня на берегу: на первом этаже комната отдыха, на втором — две комнаты с телевизором, диваном, кроватью. Плюс беседка, мангальная, плавающий понтон сделан. Каждые выходные и летом, и зимой там фуршеты. Летом так вообще через день. Обычно приезжают с нашего управления: тот же Терех, Гавриленко, Андрей Селявко, сам Савельев там с семьей отдыхает, — рассказал бывший заключенный.

Кроме того, по его словам, бывало на Урозере и руководство ФСИН из Москвы.

— До их приезда нам нужно было протопить, подготовить для проживания дом. Еду заранее готовили в колонии-поселении и привозили на дачу. После нас вызывали на уборку: намывали все, выносили кучи бутылок из бани, белье отвозили в прачечную. В колонии-поселении тоже есть сауна. Бывало, в три часа ночи нас будили и отправляли ее топить.

Заключенные ИК-9 делают изделия из дерева и металла, светильники и сувенирную продукцию, пекут хлеб, работают на обработке камня и ремонтируют автотранспорт. В 2017 году колония заработала 56 миллионов рублей — это почти треть годового дохода всех исправительных учреждений республики.

За последние восемь лет колония стала поставщиком в 268 государственных контрактах почти на 134 млн рублей. Чаще всего она подписывала их с УФСИН Карелии — 141 госконтракт на 66 млн рублей.

Руководство колонии утверждает, что средняя зарплата заключенных — шесть тысяч рублей. Сами осужденные смеются: гораздо меньше. Например, слесарю автосервиса за 118 рабочих часов начислили 4200 рублей, большую часть из них вычли за питание и другие услуги, так что в итоге заключенный получил только 1050 рублей.

Работавший с 2015 по 2018 год закройщиком швейного цеха Роман Мельников уверен: на промзоне воруют, и начальство об этом знает.

— Воруют у поставщиков, — говорит он. — Например, приезжает партия материала — 20 рулонов. Сразу рулон берут и откладывают в сторону. Помню, в 2017 году приезжала женщина-предприниматель из Санкт-Петербурга вместе со своим технологом. Они пытались выяснить, куда пропали 50 метров дорогого белого кожзама. Ей отвечают: «Не знаем, всё пошили». Она сумки какие-то и мягкие кресла-мешки продавала. А мы этим кожзамом, помню, просто обтянули кому-то из руководства диван. У бывшего начальника колонии [Николая] Гавриленко делали обшивку дверей в машине — такой материал с узором географической карты, помню, был.

ИК-9 | фото: Пресс-служба УФСИН России по Республике Карелия

От методов руководителя ИК-9 страдали не только осужденные, но и сотрудники колонии.

— Он начал под себя подминать всё, благо должность позволяла. Будучи капитаном, мог отчитать майора. Опоздал на две минуты, забыл что-то сделать — он сотрудника премии лишал. Давал мне поручения следить за некоторыми: с кем общаются, что делают, где ходят. Целенаправленно долбил, а в итоге увольнял, — рассказал изданию бывший активист Павел Петров.

Подчиненные Ивана Савельева — как бывшие, так и еще не уволившиеся — крайне неохотно рассказывают о нем. По словам коллег, сотрудники ИК-9 стремятся дослужить до пенсии и поскорее уйти оттуда.

— Поверьте, сотрудники тоже недовольны тем, что происходит в колонии. Cавельев наказывает людей деньгами, после смены заставляет еще что-то делать в нерабочее время. У них там огромный недобор по штату. Но все понимают, что у Савельева связи, боятся: у всех семьи, свои проблемы, никто не полезет что-то говорить. И события последних лет, когда люди погибали, а всё это списывалось на младших инспекторов… Человек продолжает работать — и это не просто так. Не стал бы он просто так начальником в 30 лет, какие медальки? — рассказал на условиях анонимности бывший работник ИК-9.

Расскажите друзьям!

Все события