Фото: xtreme-trip.ru, tonkosti.ru, petrsu.ru
События

Финский консул купил в Карелии «Ниву» и заберет ее в Нигерию. Прощальное интервью с Тарво Ниеминеном

17.10.2019 Сергей Мятухин 5716 https://runaruna.ru/30303/

Тарво Ниеминен не просто консул Финляндии в Петрозаводске, но и вылитая копия Дмитрия Медведева. Его нередко принимают за российского премьера и выстраиваются в очередь для селфи — настолько велико сходство. Но несмотря на такую популярность, господин Ниеминен скоро покинет нашу республику. Через несколько недель он упакует чемоданы и отправится в Африку, чтобы продолжить дипломатическую службу в одном из посольств Финляндии.

Причиной отъезда Тарво Ниеминена, как оказалось, стал вовсе не визовый бум из-за дополнительных требований к документам, когда тысячи людей в августе устремились в визовые центры (включая петрозаводский), чтобы оформить визы по старым правилам — без справок о доходах, имуществе и планах поездки. Ведь только за август жители Карелии подали 6 тысяч заявлений на визу, тогда как за весь прошлый год таких заявлений было 33 тысячи.

Но в разговоре с Тарво Ниеминеном «Руна» не стала зацикливаться на одних визах. Нас интересовало, зачем консул ходил на приговор известному карельскому общественнику и исследователю репрессий Юрию Дмитриеву, которого пытаются обвинить в изготовлении детской порнографии, почему отказался общаться с навязчивой журналисткой НТВ, зачем ему русская «Нива», ну и, конечно, какая причина вынудила его так быстро покинуть Карелию.

«Трудные времена бывали и раньше»

Господин консул, в чем причина вашего отъезда? Вы проработали в Карелии чуть больше двух лет, хотя ваш предшественник Туомас Киннунен находился в Петрозаводске четыре года.
— Это нормальный порядок. Два-три года мы работаем на одном месте, а потом его надо менять. Обычно это два года. У меня будет два с половиной.

Тарво Ниеминен. Фото: Руна

— А уже известно, где вы будете работать после Петрозаводска?
— Известно: в Нигерии. (Смеется.) Я приехал сюда в 2017 году из Анкары, из Турции. И теперь поеду в Нигерию. У нас там посольство. Так что 1 января надо быть уже там.

— Кто сменит вас в должности консула?
— Официально это пока не подтверждается, но человек уже есть. Так что новый консул у вас будет. Это точно.

— А ваша отставка не связана с визовым бумом в августе?
— Нет, конечно. Я занимаюсь визовыми вопросами с девяностых. Раньше тоже были трудные моменты, когда, например, вводили фотографии для виз на сером фоне. Но все в итоге заканчивалось хорошо. Новые проблемы всегда требуют чуть больше времени и гибкости, чтобы все объяснить.

— Насколько увеличились сроки оформления визы из-за ажиотажа в конце лета?
— По-моему, до трех недель и иногда больше. Но сейчас уже всё вроде бы хорошо.

«Про 5-летние визы ничего не слышно»

— Вам не раз задавали вопросы насчет дополнительных документов для оформления визы, которые требуют с 1 сентября. Нам интересен, пожалуй, самый нестандартный случай, который может возникнуть. Что будет, если человек неофициально получает зарплату, у него нет банковского счета, нет никакой недвижимости и в Финляндию он ездит одним днем, не останавливаясь в гостиницах или у знакомых. То есть если человек не может предоставить никаких бумаг о своих доходах и планах поездки. Ему откажут в оформлении визы?
— Я думаю, что нет, хотя я даже не очень хорошо понимаю, возможна ли такая ситуация. По крайней мере, ко мне до сих пор с этим никто не обращался. Решение будут принимать сотрудники визового отдела, но всё будет довольно гибко. Проблему можно будет, к примеру, решить с помощью спонсорского письма. Если будут такие проблемы, мы подумаем, что делать.

Очередь в визовом центре Санкт-Петербурга. Фото: moika78.ru

— Как консульство будет проверять достоверность информации, сведений о доходах, бронировании гостиницы — звонить в банк, на работу, в ту же гостиницу? Говорят, что посольства некоторых стран (не входящих в Шенген) раньше так проверяли анкетные данные.
— Я не знаю, как работают эти страны. Но всё возможно. Это будет оцениваться при рассмотрении всего пакета документов. Подход будет индивидуальный.

— В этом году российские СМИ писали, что после принятия нового Визового кодекса Е С Финляндия начнет выдавать россиянам 5-летние шенгенские визы. Когда можно будет получить такую визу?
— Мы выдаем визы на один, два или три года. Есть разные категории — водители, родственники тех, кто живет в Финляндии. Они получают визу на три года. Пятилетние визы выдаются очень редко. В основном это два года. О массовой выдаче 5-летних виз пока ничего не слышно. Конечно, здесь надо идти вперед. И надеюсь, Россия тоже пойдет вперед. (Через несколько дней после интервью с Тарво Ниеминеном Генконсульство в Санкт-Петербурге, тем не менее, сообщило, что с февраля 2020 года все представительства Финляндии в России начнут выдавать многократные шенгенские визы сроком до 5 лет тем заявителям, у которых уже была 2-летняя виза, использовавшаяся без нарушений — прим. авт.)

«Среди финнов много жертв репрессий»

— Весной прошлого года вы присутствовали в Петрозаводском суде, когда Юрия Дмитриева оправдали по первому делу (позднее против него начали новый процесс). Вы также регулярно бываете в урочище Сандармох, где находятся захоронения репрессированных, в открытии которых Юрий Дмитриев сыграл не последнюю роль. Кроме того, президент и премьер-министр Финляндии недавно поддержали Национальный архив Суоми в его намерении узнать, сколько финнов погибло в Советском Союзе от репрессий в межвоенный период. Почему у Финляндии такой интерес к событиям 80-летней давности, к теме репрессий и Юрию Дмитриеву?
— Среди финнов много жертв, поэтому у нас это многих интересует. Дмитриев — потому что он до сих пор работает с Сандармохом. Кстати, в Сандармохе я видел моих коллег из других стран ЕС. Они даже в суде бывали — коллега из Польши, по-моему.

Юрий Дмитриев. Фото: Руна

— Не вызывает ли ситуация с правами человека в России беспокойство в Финляндии? Дело Дмитриева многие считают политическим, возникшим из-за того, что он постоянно напоминал о репрессиях и Сандармохе.
— Суд примет решение. Но мы, конечно, следим за тем, что происходит здесь — в Карелии и в городе.

— Кстати, в суде у вас тогда случился инцидент с журналисткой НТВ, она бежала за вами по коридорам, а вы ей не отвечали. Она задавала некорректные вопросы?
— Она была очень активна. Это было не очень приятно. Но такое бывает. Что делать? СМИ, конечно, могут спрашивать то, что хотят.

— Но вы можете не отвечать?
— Конечно. Возможно, надо было сказать: «Обратитесь письменно». Но ситуация была такая, вы помните. Очень много народу [пришло на приговор].

«Они хотят инвестиций, но надо создать условия»

— Два года назад, когда вы приехали в Карелию, вы сказали, что было бы неплохо, если бы между Петрозаводском и Хельсинки возобновилось авиасообщение. Есть ли какие-то подвижки в этом направлении?
— Это действительно было бы хорошо. Но я сам не участвую в таких переговорах. Есть экономическая комиссия между нашими странами. Насколько я знаю, в этом году она будет еще один раз собираться и, может быть, обсудит эту тему. Если полеты возобновятся, то лишь после реконструкции аэропорта в Петрозаводске, которая уже началась. И надо помнить, что это коммерческие предприятия. Если это будет прибыльно, то они примут такое решение. А если будут одни затраты, то, наверное, нет.

Фото: Martti Kainulainen / lehtikuva. fi

— Недавно правительство Финляндии заявило, что заинтересовано в открытии пассажирского погранперехода Сювяоро — Париккала в Лахденпохском районе на юге Карелии, который сейчас действует только для перевозки грузов. Однако раньше финское правительство считало это нецелесообразным из-за возможно низкого потока туристов. Что изменилось?
— Я все-таки только консул. У нас новое правительство. Наверное, они хорошо обдумали это дело.

— А насколько Финляндии, финскому бизнесу интересна экономика Карелии? Делаются ли вложения в нашу экономику?
— В Карелии уже есть финские инвестиции — в деревообработке. Здесь хотят, чтобы были новые инвестиции и чтобы их было больше. Но при этом [карельским властям] надо обратить внимание на то, чтобы у уже работающих компаний были хорошие условия, и тогда привлекать новые инвестиции. Честно говоря, сейчас их не очень много. Общие интересы можно найти в туризме и там создать бизнес. Я думаю, это было бы интересно финнам при более развитой инфраструктуре в Карелии.

Почти Медведев

— Россияне часто ездят в Финляндию за покупками кофе, сыром и т. д. На ваш взгляд, действительно ли в России такие плохие продукты или просто «у соседа лучше»?
— Я покупаю продукты здесь. Только иногда привожу что-то из Финляндии. Мне интересно, как этот бизнес развивается. В России хорошие продукты, много хороших продуктов. Сыр я тоже здесь покупаю, есть очень вкусный. Я не знаю, может быть, дело в обычном сливочном сыре. Может быть, мы в нем лидируем. Но здесь очень интересные продукты — из Московской, Ленинградской областей, из Карелии. Я сам люблю готовить и стараюсь быть в курсе, что здесь есть.

— А что вас больше всего поразило из российских продуктов?
— Я помню, как в 90-е впервые попробовал в России салями. У нас тогда такого не было.

Тарво Ниеминен и Дмитрий Медведев. Фото: ptzgovorit.ru, vk.com

— Наши читатели рассказали, что видели вас на погранпункте в Вяртсиля за рулем русской «Нивы». Зачем она вам?
— Да-да, у меня есть эта машина. С этим связана целая история. Мне было 18 или 19 лет. Это были 80-е годы. У меня уже были права, и я как-то прочел итальянский автожурнал, где рассказывалось про автотест «Нивы». Она получила очень хорошую оценку, четыре или пять звезд. Уже тогда эта модель показалась мне симпатичной. Когда я приехал сюда, у меня не было машины, и я купил «Ниву», чтобы ездить в Финляндию.

— То есть это была мечта?
— В автосалоне мне предлагали взять «Ниву Шевроле». Я сказал: «Нет, я хочу вот эту». И купил обычную «Ниву», хотя прошло больше 30 лет.

— И что, она оправдала ваши надежды?
— Это хорошая машина, хотя есть всякие мелочи. Нет зеркала на солнцезащитном козырьке. Если всё получится, я даже собираюсь взять ее в Нигерию, чтобы показать там эту машину.

— Вы внешне очень похожи на российского премьера Дмитрия Медведева. Вам, наверное, часто говорят об этом.
— Почти каждый день. Здесь не так часто, как в Питере или Москве. Там многие хотят сфотографироваться. Полицейские иногда просят. Но я уже привык. Тут тоже на границе недавно сделали много снимков. Иногда в магазинах увидят: «О-о-о!» Однажды молодой парень извинялся за свою подругу: она испугалась, потому что подумала, что я ваш премьер.

Расскажите друзьям!

Все события