Фото: "Руна"
События

Соцработник, убившая в Карелии двух подопечных, рассказала, как готовилась к преступлению и как заметала следы

03.10.2019 Илона Радкевич 4251 https://runaruna.ru/30176/

Юлия Семенова создает очень странное впечатление. Глядя на нее, невозможно поверить, что она вообще могла кого-то убить, а уж тем более двух человек, да еще так жестоко, как это описывается в обвинительном заключении. Тем более что и в ее рассказе следственной группе какой-то из ряда вон выходящей жестокости не наблюдается. Она во всем созналась и все показала следователям (куда шла, как убивала, как следы заметала). При словах: «Я сожалею, я очень сожалею о содеянном» на ее глазах появляются слезы, но что-то не дает ее пожалеть. Не за что зацепиться.

Муж не знал, что Юля продолжает делать спортивные ставки (после первого же большого проигрыша мужчина запретил ей этим заниматься) и что из-за них она залезла в кредиты (по словам женщины, она задолжала банкам и микрокредитным организациям не менее полумиллиона рублей).

Когда на следствии у женщины спросили, является ли она зависимой от игр, последовал ответ: «Получается, да». Но если верить судебно-психиатрической экспертизе, так совсем не получается. Эксперты пришли к выводу, что Юля достаточно критично воспринимала свое участие в этой «лотерее» и вообще является человеком со стержнем.

Вот со стержнем не поспоришь. Она же не спонтанно убила двух своих подопечных. К убийству Юля готовилась: читала в Интернете про то, как убить человека ножом в шею («так как при таком способе бывает много крови»).

— Какие вылазили сайты, такие и смотрела, на компьютере и смартфоне, — пояснила Семенова во время следственного эксперимента.

Насмотрела и пошла на дело.

Подсудимая говорит, что собиралась убить пенсионеров на две недели раньше.

— Но что-то меня остановило. Я не стала этого делать, — рассказала женщина.

По всей видимости, Юля наивно рассчитывала на то, что ее не смогут вычислить. Придя в квартиру к своим подопечным, она по традиции сняла обувь, но предусмотрительно осталась в перчатках. В них она оставалась все время, пока находилась в квартире. В них убивала, в них же шарила по шкафам.

После первого убийства она практически ничего не нашла: кошелек с небольшой суммой денег. Примечательно, что женщина рисковала ничего не найти и после второго убийства. Дело в том, что она не знала, где точно лежат деньги, и лежат ли они вообще. После смерти матери (Юля была на похоронах и поминках) погибшая рассказала соцработнику, что по наследству ей и брату досталась крупная сумма денег и что она хранит ее дома. Но ведь могла и не хранить. По словам подсудимой, во время визитов к подопечным у нее не было возможности поискать деньги. Шла, получается, «на удачу».

И «удача» ей улыбнулась. Во время осмотра комнаты она нашла то ли сумочку, то ли кошелек со стопкой пятитысячных купюр. Сейчас она уже знает, что унесла с собой из квартиры покойных около 265 тысяч рублей. Но на месте преступления деньги Юля не пересчитывала.

После убийства она вернулась домой. Напомним, что ее гражданский муж, вспоминая тот день, отметил абсолютно спокойное, обычное состояние женщины. В тот же день она закинула 25 тысяч рублей себе на карту и еще 30 тысяч на карту другой женщины. Позже со своей карты она сделала две ставки на 5 и 15 тысяч рублей.

Улики Юля прятала мастерски. Казалось бы, кому могло прийти в голову искать орудие преступления или деньги у других ее подопечных?! У одной женщины она под ванной спрятала нож (который предусмотрительно дома вымыла), свою одежду и большую часть денег.

— Немного (денег — прим. авт.) взяла с собой. Потом эти немного убрала в банку из-под варенья и спрятала в квартире Б. (еще одной подопечной — прим. авт.), — рассказала следователям Семенова.

Кстати, прятать улики женщина начала только после того, как ее первый раз вызвали на допрос. До этого, видимо, подсудимой и в голову не приходило, что ее могут заподозрить в убийстве.

«В чем виновна, в том я созналась»

Юля Семенова не может ответить на вопрос, зачем ей вообще понадобилось убийство и почему нельзя было просто украсть эти деньги. А вот почему не получилось убить только женщину (мужчина не мог ходить и, следовательно, никак не мог помешать соцработнику забрать купюры из квартиры), Юля знает наверняка:

— Получается, что надо было убить свидетеля.

Она прямо говорит, что шла лишать жизни именно двух человек. Мысли оставить кого-то в живых не было.

Удары своей первой жертве Юля наносила молча. Не успела позвать на помощь и пенсионерка. Единственной произнесенной ею фразой (после первого удара ножом) стал вопрос: «Что ты делаешь?» Ответа на него не последовало. Последовали удары.

После того как его сестра упала на кухне замертво, мужчина, находившийся в комнате, спросил у Юли, что произошло. Женщина не ответила. Перешла в соседнее помещение и начала наносить удары в шею очередной жертве. На видеозаписи, которую демонстрировали в суде, Юля спокойно показывала, как она это делала.

— В шею. В шею, — повторяла подсудимая, каждый раз занося над манекеном нож. — Он отмахивался ногами.

По словам подсудимой, она нанесла мужчине примерно пять ударов ножом. И все бы ничего, но эксперты насчитали 30.

С погибшей и вовсе получается интересная история. Юля говорит, что она ударила женщину в шею один раз, когда та стояла к ней спиной, и еще пару раз, когда жертва повернулась. Больше, говорит Семенова, она пенсионерку не трогала. Но эти слова опровергают факты: мало того, что на теле женщины насчитали не менее восьми ударов ножом, так на ней еще обнаружили порядка 37 синяков и ссадин.

— Она часто выпивала алкоголь и плохо передвигалась, — озвучила подсудимая свою версию происхождения этих телесных повреждений. На следствии она уверяла, что не имеет к ним никакого отношения. Это же она повторила и в суде.

— В чем виновна, в том я созналась, — заявила женщина.

Вот только, согласно заключению экспертов, синяки и ссадины на теле женщины появились практически одновременно с ножевыми ранениями. Объяснить, как так могло произойти, если она не била свою жертву, Юля, к сожалению, не смогла.

Примечательно еще вот что: в своей явке с повинной женщина указала, что нож она выбросила в мусорный контейнер около школы. Странная ложь, если учесть полное признание вины.

— Вы запамятовали? — уточнила у подсудимой гособвинитель.

— Я не запамятовала. Просто страшно совершить такое, да еще и у других спрятать, — пояснила Юля в суде свое поведение.

Нас просят не снимать ее крупным планом, потому что это может навредить ее несовершеннолетней дочери. Хотя куда уже больше? Когда мама выйдет на свободу, девочка будет уже совсем взрослой.

Всего Юля Семенова обслуживала 13 человек. Оставшиеся в живых 11 пенсионеров могут считать себя счастливчиками: у них не оказалось денег, которые могли заинтересовать соцработника.

Расскажите друзьям!

Все события