События

«Если бы я был простым дворником, никакого разбирательства бы не было». История костомукшского бизнесмена, который, обороняясь, убил человека, получила неожиданное продолжение

23.09.2019 Илона Радкевич 14866 https://runaruna.ru/30088/

Честно говоря, идя на этот судебный процесс, не было и мысли о том, что что-то может глобально измениться. Ну, просто и следственные органы и суды с такими мучениями, постоянно меняя свое мнение, шли к этому приговору, что он не мог не устоять. Это было бы уже смешно (не участникам этой истории, конечно). Но именно так все и произошло.

Мы разговариваем с Юрием Паншиным и его супругой в кафе. При этом я постоянно переспрашиваю его о здоровье. Помните, как врачи Больницы скорой медицинской помощи в начале августа на протяжении девяти часов спасали жизнь пациенту из Костомукши с разрывом аорты? Это был Юрий. У него был всего один шанс на спасение (об этом тогда много писали), и его спасли. С тех пор он находился на лечении. День судебного заседания в Верховном суде Карелии совпал с днем его выписки. Но говорить о выздоровлении в данном случае, конечно, не приходится. Было видно, как тяжело ему даются движения и вообще разговор. Мужчине предстоит долгая реабилитация.

Поначалу, мы думали, что именно этот факт и подвиг прокуратуру республики отозвать свою апелляционную жалобу на приговор Юрия Паншина. Напомним, что костомукшанина осудили за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны и приговорили к 9 месяцам лишения свободы в колонии-поселении, но освободили от наказания, в связи с его отбытием (во время следствия Юрий и под стражей находился несколько месяцев, и под домашним арестом). Изначально прокуратура настаивала на том, что надо бы осужденного еще закрыть на несколько месяцев, но вот почему-то в последний момент свою жалобу отозвала.

«Ладно бы, она действительно верила, что я убил человека»

Потерпевшую состояние Юрия не смущало. И ее можно понять: в конце концов, из-за него она лишилась мужа. Женщина хочет, чтобы Паншин сидел и сидел именно за убийство. В самооборону она не верит. Правда, Юрий говорит, что так было не всегда.

— Когда я вышел из СИЗО, мы сидели вместе, обнимались, — вспоминает мужчина (а выпустили его, как вы помните, после обнаружения в телефоне погибшего видеозаписи пыток Юрия). — Ладно бы она действительно верила в то, что я умышленно убил человека. Но она же все прекрасно понимает. Нет ни одного процента сомнений: она знает, что я не виноват. Все дело в деньгах. Если бы я был простым дворником, никакого разбирательства бы не было.

Юрий уверен, что и обращение к адвокату, и желание доказать то, что он совершил именно убийство, — не более, чем попытка получить с него как можно больше денег.

Юрий Паншин — видный в городе бизнесмен. С него действительно есть что взять (это обычная констатация факта, мы ни в коем случае не готовы утверждать, что именно этот момент играет решающую роль в поступках потерпевшей). Изначально Юрий платил семье погибшего по 30 тысяч рублей в месяц (пока находился в СИЗО), потом по 50 тысяч. И прекратил платить вовсе, когда узнал, что потерпевшая наняла адвоката, чтобы засадить его. Суд в рамках гражданского судопроизводства обязал Юрия оплачивать содержание детей покойного из расчета — 22 тысячи в месяц на одного ребенка. Решение еще не вступило в законную силу: осужденный его обжалует.

— Зачем? — спрашиваем. — Вы же изначально готовы были платить значительно больше.

— Из принципа, — честно отвечает Юрий. —  Они должны были предоставить в суд справку за последний год (о доходах погибшего — прим. авт.), а они предоставили справку за 2016 год. Так можно и 2010-й год выбрать: вдруг у него там еще больше заработок был. Эту тяжбу не я затеял. Как вы верно заметили, я изначально готов был всю оставшуюся жизнь их содержать. И выплачивать за нее ипотеку (в этом, правда, не оказалось надобности, так как женщина выиграла суд у страховой компании — прим. авт.)

Пока идут суды, семья погибшего не получает ничего.

Поверил Путину

В Верховном суде Карелии и потерпевшая, и ее представитель говорили о том, что судебное следствие было проведено неполно.

— Мы не можем выяснить, чья кровь. Мы не можем выяснить траекторию удара. Мы ничего не можем выяснить, — отметила женщина. — Мы с мои представителем неоднократно обращались в следственный комитет с просьбой заказать экспертизы, в суде их просили. Нам везде было отказано…

— Очень много доказательств того, что это было умышленное убийство. Их куда деть? Их в какой ящик засунуть? — Вопрошала потерпевшая, глядя на судью. — Достаточно ведь провести одну экспертизу, чтобы все поставить на свои места. Я не понимаю, это что, так сложно?

На самом деле, неспособность правоохранительных органов провести расследование так, чтобы у обеих сторон не было претензий к качеству и объективности его результатов, возмущает. И это уже стало какой-то нормой. К нам постоянно приходят люди, которые жалуются на то, что уголовное дело в суде, а ответов на ключевые вопросы у них нет.

— Я поверил Владимиру Владимировичу Путину, что у нас нет людей неприкосновенных. Теперь я в этом сомневаюсь, — признался в Верховном суде Карелии представитель жены погибшего. — Истину по делу никто не устанавливал, да и не собирался устанавливать.

Это, конечно, довольно-таки, голословное обвинение, если учесть, как долго мотыляло следователей и прокуроров от одной статьи УК РФ к другой, и сколько раз Паншину меняли обвинение (с умышленного убийства на превышение пределов необходимой обороны и обратно), изменяя при этом меры пресечения.

Повод для убийства

Юрий Паншин рассказал суду, как много лет они дружили с погибшим, и как однажды он даже спас Рамилю жизнь.

— У меня не было поводов его убивать, — уверял осужденный. — Я, конечно, виноват в смерти человека. Но я спасал свою жизнь. И не дай Бог кому-то оказаться на моем месте. И сколько там в таком состоянии нанесется ударов, не думаю, что кто-то скажет.

А ударов, напомним, было 49. Это один из тех моментов, которые заставляют потерпевшую сомневаться в том, что Юрий Паншин именно оборонялся.

— Паншин не опасался за свою жизнь, — уверена женщина. — Рамиль у меня пришел не к чужому человеку. Он пришел к своему дядьке. Он никого не пытал. Он не рвал одежду, не разводил огонь, не бил стекла. Он вел себя абсолютно спокойно.

Вот с этим, кстати, не поспоришь. Человек, снимавший видео, действительно вел себя очень спокойно. Крики и стоны Паншина действительно не производили на него никакого впечатления, и он просто продолжал делать то, что делал: куда-то нажимал на спине, заламывал руки и т. д.

— У Паншина была возможность позвать на помощь. Еще что-то сделать, — почему-то уверен представитель потерпевшей стороны. — Я не знаю, что там на самом деле происходило, но это явилось только поводом для убийства.

Жена погибшего и ее юрист уверены, что в какой-то момент (после съемок пыток, которые пытками они почему-то не признают) Юрий сходил за молотком и начал наносить своему племяннику удары по голове и телу.

— На видео молотка еще нет, а я уже вырубленный лежу, — замечает Юрий. — Но даже если допустить мысль, что мне удалось встать и пойти за молотком. Что в этот момент делал Рамиль? Стоял и ждал, пока я принесу орудие убийства? Очевидно ведь, что молоток принес он, и он меня им еще и бил. У меня на руках зафиксированы характерные следы. И это хорошо, что он меня молотком пытал. Если бы не было молотка, и меня бы сейчас здесь не было. Не чем мне было бы обороняться.

— Мне кажется, что именно те пытки и привели к тому, что по итогу произошло со мной в августе, — говорит Юрий. — Хотя, конечно, документально это не подтверждено, да и задачи такой никто не ставил. Это просто мои ощущения.

Замкнутый круг

— Пьяный человек должен нести ответственность за свои поступки. Не умеет вести себя, значит, не надо так пить. Вот и все, — заявила в суде потерпевшая.

В этот момент Юрий Паншин согласительно кивал головой. Погибший в ночь трагедии был тоже изрядно пьян. И понятно, что, если бы оба мужчины были трезвы, ничего бы не произошло, а уж чье опьянение сыграло роковую роль в этой истории, похоже никто никогда не узнает. Как и то, зачем двоюродный племянник все-таки пришел посреди ночи к дяде и начал над ним издеваться.

Судья отменила приговор и вернула дело прокурору. Что дальше? Либо дело вернут в суд первой инстанции и снова попробуют осудить Юрия за превышение пределов необходимой обороны, либо вновь найдут в действиях Паншина признаки гораздо более серьезного преступления.

Это какой-то замкнутый бесконечный круг, бег по которому отражается на обеих семьях и уж точно не делает чести нашей правоохранительной и судебной системам.

Расскажите друзьям!