Жизнь

Пьяный воспитатель по ночам будил детей и трогал их за животы. Что происходит за забором кадетского корпуса

17.09.2019 Александр Фукс 17711 https://runaruna.ru/30040/

В Петрозаводске судят двух работников кадетского корпуса. Воспитателя и замначальника. Один бил детей, другой будил их ночью и трогал за животы. Типа, проверял пресс. И это в том самом помпезном, прекрасном и замечательном президентском училище, которое так отчаянно строилось и торжественно открывалось. Ведь в военных заведениях из мальчиков делают настоящих мужчин. Побьют, разбудят ночью, потрогают за живот — глядь, уже и настоящий мужчина получился. Смелый и сильный защитник Родины.

Нет, это, конечно замечательно, что их, в конце концов, судят. Зло, так сказать, изобличено и, того гляди, может быть, будет наказано. Но, по моему глубокому убеждению, такого рода закрытые системы являются замечательной средой для постоянного воспроизводства подобного рода зла. Я никогда не мог понять, как можно добровольно отдать своего ребенка в интернат. Тем более в военный. Для того, чтобы что? Чтобы его реже видеть? Чтобы он умел беспрекословно выполнять приказы и не думать? Или потому что детки прикольно смотрятся в военной форме?

Установленные в кадетском корпусе камеры показывают, как взрослый дядька в уличной одежде около трех часов ночи выводит из спален детей и что-то им выговаривает. Сейчас известно, что это заместитель начальника по воспитательной работе Александр Шарафудинов. Он ночами так развлекался. В течение полутора лет. Воспитывал личный состав. Чтоб мужиками выросли. Чтобы знали, кто в доме хозяин. Он же в эти минуты, по всей видимости, был уверен в собственной правоте и неуязвимости. Наверное, этот военный человек привык так общаться с подчиненными. Ведь это армия, детка, и все, кто ниже тебя, там бесправны, как крепостные.

И ведь он был недалек от истины. Всё это происходило на глазах у воспитателя, и он не роптал. Не возражал, не писал докладные. Видимо, считал, что так и надо. Или просто не смел возражать начальству. Да что там воспитатель. Наш народ настолько запуган, что даже родители униженных детей не рискнули подписать отправленные в Министерство обороны жалобы. Над их детьми издевались, а они боялись открыто назвать себя, страшась наказания. Потому что, а вдруг так положено? А вдруг жаловаться нельзя? Ведь это президентский корпус, и значит, жалобы на его работников могут быть расценены как жалобы на политику президента. Я не знаю, какими именно мыслями они руководствовались, решив не ставить подписи, но абсолютно очевидно, что они боялись. Взрослые люди боялись открыто встать на защиту своих детей. И после этого кто-то будет говорить, что в нашей стране всё нормально?

При этом начальник кадетского корпуса Андрей Макаревич, кажется, даже не понимает, из-за чего весь этот шум. Он знает, что дело его подчиненного передано в суд. Знает, в чем его обвиняют. Имеет возможность посмотреть записи с камер видеонаблюдения и наверняка их видел. По уму, он должен извиниться и от всего этого позора уйти в отставку. Он начальник, и в первую очередь он отвечает за то, что происходит в его ведомстве. Двух его подчиненных судят за жестокое обращение с детьми! А он не только не извиняется и не увольняется, он делает вид, что ничего не произошло.

— Где вы это прочитали, в какой желтой прессе? Со всеми вопросом обращайтесь в прокуратуру. Я ничего комментировать не буду.

Вот ответ настоящего офицера. Он, кажется, даже не понимает, что произошло. Ну, был Шарафудинов пьяный, но кто не пьет? Ну, вызывал он этих мелких пакостников в коридор ночью — так наверняка же за дело. Они же, наверное, дисциплину нарушали. А настоящий мужик не должен дисциплину нарушать. Как еще их научить, если не строгостью? В армии по-другому не учат. А Макаревич и Шарафудинов вместе служили в истребительном полку. Они настоящие военные косточки. И в лапы к этим косточкам вы отдаете своих детей. Там их научат иностранным языкам, танцам и слепой готовности погибнуть за президента и его друзей. Ура!

Закрытые системы не могут не ломать людей. На то они и закрытые. Тюрьмы, армии, монастыри, детские дома — всё это обнесено заборами и закрыто для посторонних глаз. Попавшие туда оказываются в полной власти своих надсмотрщиков, и искушение пользоваться этой властью слишком велико. Тем более если сам надсмотрщик вырос в подобной системе. Например, в армии. Армейские люди ведь даже не знают, что бывает по-другому. Они никогда не видели другого типа отношений, кроме как построенного на приказе и подчинении. Их унижали старшие по званию, и теперь они отыгрываются на тех, кто слабее их. Иные виды педагогики им не известны.

Но, конечно, если хотите, вы можете продолжать отдавать туда своих детей. Ведь им выдадут настоящие фуражки. А фуражка для мужчины все одно, что седло для лошади — красотища.

Расскажите друзьям!

Все события