Антон Ипатов. Фото: vk.com
События

Адвокат считает абсурдом дело против полицейского, не остановившего петрозаводского «маньяка»

23.08.2019 Руна 4400 https://runaruna.ru/29603/

Карельский адвокат Константин Кибизов считает абсурдом привлечение замначальника следственного управления УМВД по Петрозаводску подполковника Ивана Воронова по делу против полицейских, которые своевременно не предотвратили убийства девушек в столице Карелии в сентябре 2018 года. Совсем недавно, 13 августа, Следком Карелии привлек Воронова в качестве обвиняемого по статье «Халатность». Кроме него, по делу проходят участковый 2-го отдела полиции Петрозаводска Ринат Гратий и старший следователь УМВД Екатерина Хорина.

Если вкратце, подполковника Воронова обвиняют в том, что материалы проверки в отношении так называемого петрозаводского «маньяка» Антона Ипатова пришли в следственное управление УВД за месяц до убийств и пролежали на столе у подполковника 10 дней, после чего были переданы в работу следователю. По версии Следкома, якобы из-за этого от рук Ипатова и погибли две молодые девушки. Однако подобные выводы построены на предположениях, и причинно-следственной связи между действиями полицейского и убийцы не существует, уверен адвокат Кибизов.

Антон Ипатов во время ареста в суде. Фото: Руна

Три месяца на возбуждение дела

Фабула обвинения, выдвинутая против подполковника Воронова, выглядит так. В ночь с 9 на 10 июня прошлого года Антон Ипатов распивал спиртное в квартире на улице Лизы Чайкиной в Петрозаводске, где в какой-то момент напал на малознакомого ему И. К. (называть его полностью не будем, чтобы не подпасть под нарушение закона о медицинской тайне). Пострадавший оказался в нейрохирургии БСМП с диагнозом «перелом свода и основания черепа». Позднее томография выявила у И. К. множественные переломы костей лицевого скелета, гематомы и контузионные очаги в височной области, и всё это было квалифицировано как тяжкий вред здоровью.

Имея на руках объяснения пострадавшего, указавшего на Ипатова как на нападавшего, и результаты медицинского обследования, участковый отдела полиции № 2 Ринат Гратий, по версии Следкома, не предпринял мер, чтобы установить события преступления и найти преступника. 20 июня 2018 года он вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое 27 июня было отменено прокуратурой Петрозаводска и возвращено во 2-ой отдел полиции для проведения в 10-дневный срок дополнительной проверки.

Правоохранители на месте убийства на улице Советской. Фото: stolicaonego.ru

7 июля материалы возвратили участковому Гратию, который передал их другому участковому — Екатерине Богдановой. Та находилась в командировке в Петербурге, поэтому занялась проверкой 24 июля и лишь почти через месяц, 17 августа, отправила материалы для возбуждения уголовного дела в следственное управление УМВД по Петрозаводску.

Врио начальника следственного управления Максимов 21 августа передал материалы по причинению Ипатовым телесных повреждений И. К. для проверки и решения вопроса о возбуждении уголовного дела замначальника следственного управления Ивану Воронову. Последний 30 августа наложил резолюцию с поручением провести проверку и принять решение старшему следователю Екатерине Хориной, а 31 августа вышел в отпуск.

На месте убийства второй жертвы рядом со стадионом «Юность». Фото: Руна

Перед этим Хорина под предлогом проведения оперативно-розыскных мероприятий обратилась в Воронову с ходатайством об установлении срока проверки до 9 сентября и получила разрешение. Однако, как считает Следком, в реальности Хорина никакой проверки не проводила. Уголовное дело в итоге было возбуждено 10 сентября (через 3 месяца после побоища в квартире на улице Лизы Чайкиной), но не против Антона Ипатова, а по факту причинения тяжкого вреда здоровью И. К. После этого в полиции начали разыскивать подозреваемого.

Между тем 17 сентября Ипатов напал в общежитии на несовершеннолетнюю знакомую, едва не задушил ее и нанес несколько ранений. Девушка смогла позвонить родственникам, после чего преступник скрылся и 19 и 20 сентября совершил два убийства. Первой жертвой стала студентка медицинского колледжа, тело которой нашли рядом с общежитием на улице Советской. Второе убийство произошло рядом с Советским мостом поблизости от стадиона «Юность».

Антон Ипатов в коридоре суда во время продления ареста. Фото: Руна

В Следкоме Карелии считают, что действия полицейских, в том числе подполковника Воронова, нарушили не только права И. К. на защиту своих прав и доступ к правосудию, но и подорвали авторитет органов внутренних дел. Это выразилось в причинении тяжкого вреда здоровью несовершеннолетней, которую едва не задушил Ипатов, а также в двух последовавших за этим убийствах.

«Тогда всех надо арестовывать»

Как говорит адвокат Ивана Воронова Константин Кибизов, если действовать согласно «логике» Следкома, можно скопом привлечь всех, кто касался материалов проверки после нападения Ипатова на И. К., включая прокурорских работников. Ведь все они знали про уголовное прошлое Антона Ипатова и неоднократные судимости. Кроме того, если так рассуждать, можно сразу «закрывать» в СИЗО всех подозреваемых по всем уголовным делам — мало ли они кинутся резать и насиловать прохожих на улицах.

Константин Кибизов. Фото: my.mail.ru/mail/morley76

— Обвинение выглядит очень смешно, если бы от этого всего не было грустно. Потому что в уголовном праве между любыми действиями и последствиями должна быть причинно-следственная связь. Внимание, вопрос. Какова же причинно-следственная связь между тем, что дело 10 дней пролежало у Воронова, а Ипатов спустя 20 дней после этого совершил все эти преступления? Мне как юристу это не понятно. Если идти по такой логике, даже не руководителя, а простого следователя можно посадить. Потому что у него в производстве находится постоянно порядка 10 дел. Бывают периоды, когда ты работаешь над окончанием одного дела и не трогаешь другое 5, 10 и даже 15 дней. В Следкоме же считают, что если бы да кабы, то Ипатов бы не совершил преступлений. Но у нас следователь мог избрать меру пресечения подозреваемому, какую он посчитал бы нужным, и Воронов был бы здесь ни при чем. Следователь Хорина могла принять решение, скажем, не об аресте Ипатова, а о подписке о невыезде, и в этом бы случае Ипатов мог остаться на свободе и опять же совершить преступления. Во-вторых, даже если бы следователь решила его арестовать и вышла с ходатайством в суд, то и суд мог бы его не арестовать. Никто не знает, что бы было на самом дел. Ипатов мог совершить эти преступления, а мог и не совершить. Если же следовать логике Следкома, любого, кто у нас что-то совершил, надо арестовывать. Иначе ты рискуешь тем, что он кого-нибудь убьет, и тебя за это будут судить, — говорит Константин Кибизов.

Расскажите друзьям!

Все события