Жизнь

Поражены гнилью и грибком. В Карелии власти оставили инвалида умирать в разрушенном бараке

05.08.2019 Александр Фукс 6405 https://runaruna.ru/29260/

Житель поселка Пиндуши Игорь Марченко очень серьезно болен. Он инвалид второй группы, он задыхается и практически уже не встает. Дом, в котором ему ему приходится жить, уже давно признан аварийным. Дом разрушен, прогнил и разваливается. Он опасен и не пригоден для жизни. Есть решение суда, обязывающее местную администрацию немедленно переселить инвалида в более человеческие условия. Но, несмотря на это, Марченко продолжает умирать в гнилом разрушенном бараке.

До болезни Игорь Иннокентьевич жил с женой и дочкой в Пиндушах, но потом пришла болезнь, и в начале двухтысячных семья решила перебраться на Украину к родственникам. Продали квартиру и уехали. Думали, что там, в более теплом климате, больному станет легче. Оказалось, наоборот. Легкие у Марченко стали совсем сдавать, и семья перебралась в Ленинградскую область. Марченко работал электриком. Однако, болезнь прогрессировала, и в 2005 он оказался в больнице, где провел два года. Больше работать он не мог. Вернулся в родной поселок, какое-то время жил у родственников, но и оттуда пришлось съехать, чтобы никого не заразить. В итоге, какое-то время приходилось ночевать даже в палатке, пока в 2012 году администрация поселения не смилостивилась и не вселила его с женой в полуразрушенный сарай на улице Ленина.

Туалет и дом, в котором живет Игорь Марченко.

Это был четырехквартирный деревянный сруб 1950 года постройки, из которого все жильцы уже съехали, и он стоял на покосившемся фундаменте с заколоченными окнами и дырявой крышей. Печка рассыпалась, нужник на улице, вода из колонки. Пока Марченко был еще в состоянии двигаться, он как мог благоустроил свою новую квартиру. В ней всё равно гулял ветер, текла крыша, и рос грибок, но это было все-таки лучше, чем на улице.

В июне 2015 года в дом, наконец, наведалась межведомственная комиссия, которая установила следующее: «Здание не оборудовано централизованным водоснабжением и канализацией, уборная на улице, износ кровли составляет 70%, нижние венцы дома прогнили. Из четырех квартир жилой квартирой является одна, три квартиры заброшены. Большинство окон в доме не застеклены, заколочены досками. Требуется полная замена электропроводки. Печи разрушены. Проведение капитального ремонта нецелесообразно, дом непригоден для проживания».

Тогда глава Пиндушского городского поселения издал постановление, признающее этот дом аварийным и подлежащим сносу. А организовать отселение жильцов он запланировал на ближайшие пяти лет. Трудно понять, как работает административная мысль. За пять лет дом может просто рухнуть. Он может похоронить под развалинами все живое. Он опасен. Жильцы рискуют просто погибнуть. Дом уже авариен и уже непригоден для жизни. Людей надо спасать. Какие пять лет?

Глава Пиндушского поселения Александр Заря

Но и это не всё. На учет в качестве нуждающихся в жилье Марченко и его жена были поставлены лишь через два года после вышеуказанного постановления. На вопрос почему глава поселения отвечает: «Потому что не обращались». И теперь их обещают переселить уже не к 2020-му, а лишь к 2022 году. Есть региональная адресная программа по расселению ветхого и аварийного жилья. Губернатором подписано постановление, найдена площадка, сделана заявка на техническое подключение, выделено ассигнования. Ну, а раньше никак. И плевать, что до этого времени больной человек в условиях «собачьей будки» может просто не дожить.

В сентябре 2018 года РГЦ «Недвижимость» провел свою оценку этого дома. Вот его техническое заключение:

«Фундамент жилого дома № 10 по ул. Ленина в поселке Пиндуши имеет сквозные трещины, неравномерную осадку, разрушение. Стены не имеют жесткости сруба, в трещинах, продуваются и промерзают, поражены гнилью и грибком. Деревянные перекрытия поражены гнилью, имеются прогибы и трещины балок и прогонов, конструкция на грани разрушения, которое местами уже началось. Кровля имеет массовые протечки, отслоения покрытия от основания, частично отсутствует покрытие, в квартирах следы протечек. Деревянные полы поражены гнилью, имеют прогибы и просадки, щели, стертость, разрушение. Нижний брус оконного переплета и подоконная доска поражены гнилью, древесина отслаивается. На окнах отсутствует остекление. Оконные переплеты перекошены. Дверные коробки имеют перекосы, плотный притвор отсутствует. Нарушена изоляция электропроводов. Печи имеют трещины в наружной кладке, сдвиги кирпичей в топливнике, печи разрушены. Крыльцо стерто, сгнило, разрушено. Общий физический износ здания составляет 72,35%. Отмечается аварийное состояние несущих элементов. Технический уровень состояния здания в целом не позволяет обеспечить приемлемые условия проживания, безопасность жизни и здоровья граждан вследствие высокой степени износа основных конструкций (фундаментов, стен, крыши), которая свидетельствует об исчерпании несущей способности; морального износа здания в целом; превышения нормативного срока службы жилого дома».

Разбитые печки и плесень

И в таком аду прикованный к постели человек должен существовать еще три года. Семья Марченко обратилась в суд. Суд однозначно постановил, что людей следует переселять из мертвого дома незамедлительно.

«Если установлено, что помещение, в котором проживает гражданин, представляет опасность для жизни и здоровья по причине его аварийного состояния, то предоставление иного жилого помещения… не может быть поставлено в зависимость от наличия плана и срока сноса дома, — написано в постановлении суда. — Отсутствие в законодательстве указания на срок, в течение которого жилье должно быть предоставлено гражданам, имеющим право на его внеочередное предоставление, свидетельствует о том, что жилое помещение… должно быть предоставлено незамедлительно».

Казалось бы, все ясно. Но глава поселка Пиндуши Александр Заря, похоже, не собирается исполнять решение суда. Просто не может. Уверяет, что в поселке нет денег на строительство, нет маневренного фонда — в общем, нет возможности спасти людей в ближайшее время. В XXI веке, в стране, гордящейся своей мощью и президентом, нет денег на то, чтобы переселить умирающего человека в квартиру, где есть туалет и не течет крыша. В стране, наполненной нефть и газом, сотни, тысячи, а может, и сотни тысяч беспомощных людей брошены беспомощной властью на произвол судьбы.

Игорь Марченко на пороге своего убитого дома

И ведь за неисполнение решения суда главе администрации практически ничего не грозит. По словам юристов, максимум, чего можно добиться, это небольшого штрафа в несколько тысяч рублей или через пару лет чуть большей компенсации из поселковой казны. Ну это, конечно, если будет кому эту компенсацию получать. Люди могут ведь и не дожить.

Расскажите друзьям!

Все события