События

Жертвы строительной пирамиды. В Карелии сотни семей лишились денег, жилья и иллюзий

01.08.2019 Илона Радкевич 9475 https://runaruna.ru/29230/

В Петрозаводском городском суде рассматривается уголовное дело адвоката Дмитрия Бушмакина. Сейчас активно допрашивают потерпевших и будут делать это еще очень долго. По версии следствия, от рук подсудимого пострадали больше сотни семей. История каждой из них — своего рода трагедия. И не похоже, чтобы Дмитрий Васильевич переживал каждую из них как свою. Он спокоен, улыбчив. Вину во вмененных ему преступлениях не признает и очень активно участвует в допросах.

Дмитрия Бушмакина обвиняют в то, что многие из тех, кто вложили миллионы рублей в строительство квартир и домов в микрорайоне «Новый Сайнаволок», по итогу остались без денег и без жилья.

По данным стражей порядка, в свое время в целях возведения жилого микрорайона «Новый Сайнаволок» застройщиком было получено 17 разрешений на строительство 77 индивидуальных и блокированных жилых домов общей площадью свыше 28 тысяч квадратных метров. Часть из них появилась, а часть - нет. И все бы ничего, если бы за те, что так и не появились, не были уплачены деньги.

«Основная причина невыполнения взятых на себя жилищным кооперативном „Новый Сайнавлок“ обязательств по строительству жилья — это использование схемы финансирования работ, при которой пайщики, заключившие соглашение о паевом взносе и передавшие в распоряжение кооператива взнос, фактически оплачивали строительство не своего индивидуального определенного жилого объекта, а объекта строительства ранее вступившего в кооператив пайщика», — пояснили в правоохранительных органах. То есть, применяли схему, именуемую в простонародье «пирамида».

В ходе прокурорской проверки руководители предприятия не смогли объяснить, каким образом были израсходованы собранные с пайщиков сотни миллионов рублей. Что пояснял Дмитрий Бушмакин на следствии и что скажет в суде, скоро узнаем.

Дмитрий Васильевич, по версии следствия, — один из двух руководителей компаний, которые собирали с людей деньги на строительство домов. Его компаньон до суда не дожил и отвечать за то, что случилось, Дмитрию Бушмакину приходится одному. Впрочем, на обвинение это никак не влияет. Ему все равно вменяют «мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере» и «причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, совершенное группой лиц по предварительному сговору и причинившее особо крупный ущерб».

Потерпите

В 2013 году реклама нового микрорайона была многообещающей: экологичный район, доступное жилье, хорошие соседи. Тогда активная застройка только начиналась. Люди поверили красочным буклетам, вступили в жилищный кооператив и внесли деньги.

На днях, гуляя по «Новому Сайнаволоку», мы словили себя на мысли, что тоже легко купились бы на обещания застройщика. Не всех же обманули. Это действительно небольшой и очень красивый микрорайон в шаговой доступности от озера и остановки общественного транспорта (его внешний вид портят только многочисленные недострои, так и не ставшие комфортным жильем). Стоимость жилья в этом месте, когда все только задумывалось, действительно была весьма привлекательной, поэтому у большинства пострадавших объекты недвижимости оплачены целиком. За быстрое и полное внесение денег компания, оформлявшая сделки, обещала приличные скидки, и люди, конечно, делали все возможное, чтобы их получить.

— Стоимость квартиры была 2 миллиона 390 тысяч рублей, а со скидкой — 2 миллиона 270 тысяч. Я постарался заплатить, — говорит Евгений Васильевич. —  На часть суммы взял ипотеку.

Многие брали ипотеку, которую и по сегодняшний день исправно платят.

Люди верили застройщику до последнего. А предприниматели и их сотрудники до последнего не признавались что происходит.

— Все было радужно. Все проблемы замалчивались. А потом в СМИ прошел видеоролик, в котором две семьи требовали вернуть им деньги, из-за того, что строительство не велось, — рассказала в суде Елена Владимировна. — Я только в тот момент и узнала, что все плохо. Пошла к председателю кооператива, а она мне ответила, что это все неправда и они готовят опровержение.

— «Потерпите», — говорили, — вспоминает Евгений Васильевич. — Я говорю: «Хорошо. Мало ли что бывает».

— Я приехала на Горького (то место, где она заключала договор, — прим.авт.), — офиса нет, — поведала еще одна пострадавшая. — Стали искать. Нашла этот офис на улице Промышленной. Там испуганная одна женщина сидит и говорит: «Все руководство на объекте». Я быстро поехала в Сайнаволок. А там ни руководства, ни рабочих. Потом мы забили тревогу.

Эта женщина одалживала деньги у родственников, которые живут за границей. Они надеялись, что после строительства квартиры будут приезжать туда отдыхать, но не сложилось. Сестра пострадавшей так и не дождалась этого счастливого момента — умерла два года назад.

Не дожили и другие люди. Один из пострадавших строил квартиру для родителей, проживающих в другом городе. Узнав о мошенничестве, начал сильно переживать и в итоге скончался отец мужчины, а мать тяжело заболела.

Жить не на что

Те, кому здоровье, и главное - финансы позволяют, продолжают бороться за свое счастливое будущее в «Новом Сайнаволоке». Правда, уже без участия Дмитрия Бушмакина и связанных (или не связанных) с ним фирм.

— Мы с соседями собрались, начали скидываться и потихоньку делать, — рассказывает Валерий Григорьевич из Сегежи.

Другой вопрос, что их дом был уже в такой стадии готовности, что подобное оказалось возможно. Но рядом огромное количество построек, в которых нет ни только крыши, окон и дверей, но и лестниц между этажами, а то и самих этажей.

— Мы собирались, думали, нет ли возможности достроить своими силами, — рассказывает Татьяна Александровна. — Но оказалось, что нет такой возможности. — Сейчас дом не строится. И меня, как инженера-строителя очень волнует, что он может рухнуть в любой момент, потому что система дренажная там уже пришла в негодность. Чтобы ее восстановить, нужно 200 тысяч. У нас нет таких денег.

Для того, чтобы приобрести квартиру в «Новом Сайнаволоке», Татьяна Александровна продала свое единственное жилье. Ее «однушку» взяли за 1 миллион 950 тысяч рублей. По подсчетам застройщика, этих денег женщине должно было хватить на квадратные метры в новом микрорайоне и на аренду съемного жилья, на то время, пока возводится дом. И пенсионерка спокойно в ожидании окончания строительства арендовала жилплощадь, пока не закончились деньги:

— Я пошла и сказала, что у меня такая ситуация: пенсия вся уходит на квартиру. Жить не на что.

В компании вошли в ее положение и составили договор, согласно которому застройщик должен был выплачивать ей по 13 500 рублей ежемесячно на то, чтобы пенсионерка могла арендовать жилье. Вот только дальше подписания бумаг дело не пошло.

— Ничего я не получила — говорит женщина. — Три тысячи один раз пришли, но я не знаю, за что. И все.

Впрочем, у этих людей есть хоть что-то: основание дома, стены, вероятно, подведенные ко всему этому коммуникации. Трудно сказать, есть ли у них хотя бы мизерный шанс когда-нибудь превратить это в жилища, но есть среди пострадавших и те, у кого такого шанса точно нет.

Это те, кто, осознав, что происходит, поторопились выйти из кооператива и потребовали свои деньги назад. Деньги пайщикам, разумеется, не вернули, а их «квартиры» благополучно перепродали другим.

Он мне никто

Удивительно, но, по версии следствия, Дмитрий Бушмакин умудрился «кинуть» с квартирой даже родителей жены. За квартиру, которую они так и не увидели, теща с тестем подсудимого заплатили около двух миллионов рублей.

Всего же ущерб по этому уголовному делу составляет около 240 миллионов рублей! Именно столько, по версии следствия, потерпевшие передали Бушмакину и его компаньону. Согласно обвинительному заключению, 51 миллион 907 тысяч рублей мужчины истратили «по собственному усмотрению».

Надо отметить, что большинство уже допрошенных в суде потерпевших понятия не имеют, кто такой Бушмакин. Кто-то с ним изредка пересекался, пока решал вопросы с квартирой, кто-то только слышал о его существовании, но какую должность занимал Дмитрий Васильевич в той организации, которая заключала с ними договор, за что конкретно отвечал и почему сейчас находится на скамье подсудимых, они не понимают. Видимо, поэтому у многих до сих пор не заявлены к нему иски. А кто-то и не собирается их заявлять.

— Как я могу предъявлять ему претензии? Он мне никто. У меня сторона по договору «Комфортный дом». И я платила деньги не Бушмакину, а «Комфортному дому». Какие я ему буду претензии предъявлять? —  Четко сформулировала свою мысль одна из потерпевших. Имел ли подсудимый отношение к организации указанной ею фирмы, женщину, похоже, не волнует. Кстати, недострой обошелся ей почти в 6,5 миллионов рублей.

— Вор должен сидеть, — ответил один из потерпевших на вопрос государственного обвинителя о том, какого бы наказания он хотел для подсудимого в случае обвинительного приговора.

По большому счету, только на это людям, лишившимся денег, квартир и иллюзий, и остается рассчитывать.

Многие потерпевшие в разные годы уже обращались с исками в суд о взыскании с компании, заключавшей договоры, неустойки и штрафов. Суды выиграны. Там у всех тоже суммы исчисляются миллионами. А что толку? В суде пока еще ни один человек не сказал о том, что смог хоть что-то получить по исполнительному листу.

Расскажите друзьям!