Жизнь

«Верхи не могут, а низы не хотят». Жизнь в России все больше напоминает учебник по истории начала XX века

30.07.2019 Александр Фукс 9515 https://runaruna.ru/29196/

Меня не оставляет ощущение, что я это уже читал. В учебниках по истории России. Или в романе Горького «Мать». Или даже в «Незнайке на Луне» Носова. Я помню, там было про народ, который, устав от царского гнета, вышел на улицы, и про жандармов, которые этот народ усмиряли. Кровавое воскресение, маевки, революция 1905 года. Мы же все это проходили. Только оценки были другие.

Помните? Это же все было со знаком плюс. Павел Власов — красавчик, его мама — молодец. Баррикады на улицах — круто. Жандармы — сволочи. Ну, вспомнили? Там еще про веру в хорошего царя было. Про веру, которая рухнула после Кровавого воскресенья. Народ-де думал, что плохие министры просто не доносят до государя всей правды о нуждах людских, и отправился мирным шествием ко дворцу. С детишками да с иконами. Чисто петицию передать. А их постреляли и потоптали. Вот, дескать, после этого народ и разуверился в императоре. И все учителя истории навсегда вбили в наши головы мысль: народное восстание — это добро, а подавление этого восстания — зло.

А теперь все как-то наоборот. ОМОНовцы — герои, росгвардейцы — умнички, царь — красавчик, а восставший народ сплошь провокаторы, маргиналы, сволочи и обезьяны. В смысле, бандерлоги. Люди, выходящие на улицы, это, оказывается, гады. А те, кто их бьет, добры молодцы. Девочка, читающая бойцам Конституцию, враг, а тот полицай, который вмазал ей по шее и запихал в автозак, друг. Те, кто закрывает больницы и школы в поселках, кто закапывает в землю продукты, повышает себе зарплату и запрещает себя критиковать — хорошие, а те, кто хочет их поменять — плохие. Причудливо тасуется колода. И в рамках одной нашей жизни она успела перетасоваться так, что впору всех нас лечить от когнитивного диссонанса.

Мы же помним, что Болотников, Разин и Пугачев — это силы света, а цари, министры и губернаторы — силы тьмы. Мы помним, что декабристы — герои. Они, блин, разбудили Герцена, тот развернул революционную агитацию, и правильно сделал. Ибо революционная агитация — это прекрасно. Народники — наивные душки. Народовольцы — прекрасные романтики. Взрывать царей — благо. Стрелять в генерал-губернаторов — полезно. Данко с его горящим сердцем — образец для подражания. Буревестник — наше всё. Ленин — бог.

Мы же выросли на этих постулатах. И что в итоге? В итоге в Москве полиция отнесла в автозаки почти полторы тысячи человек. За руки и за ноги. Вооруженные мужики накидывались на очкастых хипстеров, на женщин, на тех, кто заведомо слабее их, и винтили со всей беспощадностью и азартом. Вшестером на одного. Заломав руки и согнув пополам. Полторы тысячи человек, чья вина заключается лишь в том, что они не знают, как еще в нашей стране можно выразить свой протест.

А как еще? Расскажите мне. Можно, конечно, ходить на выборы. Это классный, демократичный, безболезненный способ. Но, блин, тех кандидатов, которые нам симпатичны, просто не регистрируют. Всех. Скопом. Их даже не допускают до выборов, говоря, что все они фальсифицировали подписи избирателей. То есть вы знаете, что вы поставили свою подпись, а потом узнаете, что вы ее не ставили. Вас как бы не существует. Вас нет. Вместо выборов мы получили имитацию. Грушу из папье-маше. Резиновую женщину. Нарисованный пляж. И что в этой ситуации делать? Критиковать? Высказываться? Писать заметки в газеты или печалиться в соцсетях? Но власть может счесть это оскорблением и судить вас. За оскорбление, за экстремизм, за сепаратизм, за язык вражды — меню достаточно разнообразное. Вас могут съесть по любой из этих статей.

Казалось бы, почему бы было не допустить этих людей к выборам? Ну, если у нас хорошая, сильная власть, если она все делает правильно, если народ благоденствует и всем доволен, он за нее и проголосует. Но их не допустили. Значит, власть испугалась. Испугались того, что ее не выберут. То есть она понимает, что она надоела, что не справляется. И, понимая это, она просто не пускает на выборы тех, кто может ее заменить.

Такой как бы верх цинизма. Переизбрать вы нас не можете. Критиковать не можете. А за выход на улицы мы будем вас топтать и сажать. Вообще, это все больше напоминает ту самую революционную ситуацию из учебника, когда «верхи не могут, а низы не хотят». Начиная с 2011 года в стране постоянно возникают волнения. Народ выходит десятками тысяч то за честные выборы, то против коррупции. То за Ивана Голунова, то против пенсионной реформы. Против храма в сквере, против мусорной свалки и снова за честные выборы. Каждый год по России прокатывается серьезная протестная волна. От хорошей жизни такого не происходит. Никакой Госдеп и никакая пятая колонна не смогут вывести сытых и довольных людей на улицы. Туда выводят нужда и чувство несправедливости, ощущение застоя и несвободы. И завинчивание гаек далеко не самый лучший способ борьбы с недовольными. Однажды может рвануть. Не дай бог, конечно.

Расскажите друзьям!

Все события