Жизнь

Строгий наряд и скромное исполнение. О том, как скоро чеченские веяния могут долететь до Карелии

23.07.2019 Александр Фукс 4963 https://runaruna.ru/29059/

На минувшей неделе более всего впечатлила меня новость про чеченского министра культуры Хож-Бауди Дааева, который запретил людям петь без разрешения. В смысле разрешил петь только хорошие песни. Такие, которые доносят «красоту и смысл чеченской культуры и представляют родину в лучшем свете». Причем, петь эти правильные песни он разрешил исключительно в «строгом наряде» и скромно. Ибо, знаете ли, в разрешенном искусстве не должно быть ничего лишнего. А неразрешенного искусства не должно быть вовсе.

Дааев отметил, что в республике есть «отец, власть и закон», есть комиссия, которая будет утверждать репертуар каждого исполнителя, а потому «времена, когда разрешалось петь что угодно и танцевать как угодно, прошли». Отныне «всякого рода вольное творчество», продвигаемое через YouTube в обход чеченских традиций и правил, будет запрещено, потому что оно «подрывает авторитет традиционной чеченской культуры».

— Выступления разного рода самозванцев, называющих себя звездами чеченской эстрады, создает негативное мнение о культуре чеченского народа, а это совершенно недопустимо, — сказал министр культуры в эфире телеканала «Грозный», после чего к нему привели несколько таких самозванцев, и они публично покаялись.

То есть, понимаете, меньше месяца назад в Музыкальном театре Карелии показывают детскую сказку «Бременские музыканты» про волшебное королевство, где все можно делать только при получении специального разрешения. В том числе петь. Но это было, так сказать, художественное преувеличение. В жизни же так не бывает. По крайней мере, пока. И вдруг глядь — бывает. В нашей с вами стране. И не через десять лет, а прямо сразу. С той разницей, что в сказке это выглядит мило и забавно, а в реальности ну вот вообще не смешно.

Искусство предвосхищает жизнь. Самые черные утопии сбываются, и то, что казалось невероятным, вдруг начинает казаться нормальным и даже правильным. Да, Чечня это где-то далеко. Там свой уклад, свои традиции, у нас все по-другому. Но я почему-то уверен, что расспроси наш народ, и очень многие скажут, что идеи Хож-Бауди Дааева правильны. А то ведь ишь что себе позволяют. Мелодии дрянь, слова дрянь, костюмы позор. То ли дело раньше. Зыкина, Шульженко, Кобзон. А Толкунова с Лещенко! А «Верасы» с «Песнярами»! Все скромные, все мелодичные, все прославляют русскую природу, любовь и Победу.

Но чему я удивляюсь. В СССР же все это было. Специальные комиссии при Минкульте, проверка репертуара, цензура, запреты, строгие камзолы и скромное платьица. У нас уже давили бульдозерами «неправильные картины» и отменяли «неправильную музыку». Расстреливали «неправильных писателей» и хоронили «неправильные фильмы». Чеченский министр не сказал ничего сугубо чеченского. Он озвучил лишь то, что звучало на территории одной шестой части суши на протяжении 70 лет. То, что сейчас звучит в Северной Корее. И, увы, то, что, скорее всего, очень скоро вернется к нам.

  • Искусство должно отражать красоту и смысл русской культуры и представлять родину в лучшем свете.

  • У нас есть отец, власть и закон.

  • Артисты России — это скромный наряд и строгое исполнение.

  • Министерство культуры РФ создало исконно русский стиль, в котором нет ничего лишнего.

  • Отныне всякого рода вольное творчество, продвигаемое в обход российских традиций и правил будет запрещено, потому что оно подрывает авторитет традиционной русской культуры.

    Кто-то видит в этих фразах что-то выбивающееся за рамки нынешних тенденций? Я не вижу. Это абсолютно современные для сегодняшнего режима фразы, и значительная часть населения нашей родины уже готова радостно принять их. Запреты, цензура и единообразие. Движение строем, в ногу и по команде. И, главное, в одну сторону. Кто не с нами, тот против нас. Кто не в ногу, тому в голову. Строгие наряды, школьная форма, позитив и полная предсказуемость. Все должны быть одинаковы, предсказуемы и понятны.

    Знаете, кстати, за что попадали в концлагерь персонажи повести Стругацких «Попытка к бегству»? За то, что «хотели странного». А это недопустимо.

Расскажите друзьям!

Все события