События

Известного петрозаводского дайвера допрашивают по делу туристов, пропавших в Баренцевом море

18.07.2019 Руна 5676 https://runaruna.ru/28975/

Северо-Западное следственное управление на транспорте возбудило уголовное дело об оказании небезопасных услуг. Это произошло после того, как двое неопытных дайверов не поднялись на поверхность после погружения в Печенгском заливе Баренцева моря.

Об этом «Руна» рассказывала накануне. Двое туристов ныряли с аквалангом в рамках туристической программы. После погружения они так и не поднялись на поверхность. Один из пропавших — 39-летний петербуржец с двойным гражданством. Как и у его матери, жительницы Карелии, у него есть финский паспорт. Второй пропавший в возрасте 48 лет приехал из Петрозаводска, пишет Фонтанка.

— При выполнении погружения дайверы превысили максимально допустимый период времени нахождения под водой с аквалангом и оказались в акватории Баренцева моря при температуре воды 8−10 °С без достаточного количества кислорода в баллонах, то есть оказались в условиях, несовместимых с жизнью. До настоящего времени их местонахождение не установлено, — сообщает Следком.

Как рассказали «Фонтанке» в дайвинг-центре DiverSea, который организует отдых для любителей подобного рода экстрима в Лиинахамари, 16 июля в воду погрузились четверо аквалангистов — три туриста и инструктор. Пропавшие, утверждают в DiverSea, ныряли первый раз, сопровождал их дайвер из петрозаводского клуба «Онего». В центре утверждают, что туристы на неопределенное время остались без присмотра инструктора, когда он ушел на глубину. Представитель центра отметил, что сейчас следователи беседуют как с ними, так и с инструктором «Онего». Поисковая операция продолжается.

UPD. Инструктор дайвинг-клуба «Онего» Дмитрий Беленихин, который и сопровождал аквалангистов, на своей странице во «ВКонтакте» опубликовал большой рассказ «во избежание домыслов и нелепых утверждений"о том, что произошло.

Дмитрий Беленихин, дайвер, фотограф / ВКонтакте:

После очередного рекриационного погружения у полуострова Немецкий в Баренцевом море, два дайвера из нашей команды не были обнаружены на поверхности. Один из них знаком мне 3 года, является опытным ныряльщиком, прошедшим обучение и сертификацию в Финляндии, имеющим полный комплект собственного оборудования, включая баллон и груза, с которыми он приехал на Баренцево море. Мы вместе ныряли в сложных условиях байкальского дайвинг-сафари, когда в течение недели выполняли до 3 спусков в день, в условиях низкой освещенности, плохой видимости,, 4-х градусной воды, вертикальных стен требующих мастерского владения контролем плавучести. Александр выполнял самостоятельные погружения в Финляндии, кроме того мы выполнили совместную серию погружений в составе группы из 7 человек 14 и 15 июля, в том числе и в месте исчезновения, и его навыки как профессионального и самодостаточного ныряльщика не вызывают никаких сомнений. Кроме того, Саша показал себя как дотошный, внимательный к мелочам и исполнительный дайвер.
Со вторым ныряльщиком я знаком с января 2019 года, когда Павел пришел ко мне обучаться. Ранее он уже выполнял погружения за границей, не имея сертификата, необходимого для самостоятельных погружений. Павел имел полный комплект собственного оборудования, за исключением компенсатора и регулятора. Совместно, в ходе обучения, мы выполнили не менее 9 погружений, в ходе которых Павел получил все необходимые теоретические знания, научился работать со снаряжением, контролировать плавучесть, скорость спуска и подъема, освоил технику движения, разных видов входа в воду, экстренного контролируемого всплытия, научился плавать без маски, выходить из аварийных ситуаций предоставляя или включаясь в дыхательное оборудование напарника, и даже получил факультативный навык движения в нейтральной плавучести с поочередным дыханием из одного легочного автомата с напарником. Курс обучения Павел успешно завершил в июне, был сертифицирован, и подтвердил качество своих навыков 14 и 15июля, выполнив серию погружений под моим постоянным контролем, в том числе и в месте пропажи.
16 июля, на корабле местного дайвинг-центра, куда мы прибыли еще 13 июля, нашей четверкой ныряльщиков, в присутствии других членов команды, был разработан план, согласно которому, мы должны выполнить обычное погружение в известном всем нам месте, двумя независимыми и самодостаточными парами. Согласно уровню сертификации и подготовки, пара Александра и Павла имела право и навыки на выполнение самостоятельного независимого погружения до глубины 18 метров в составе неделимой пары. Гид или инструктор, в этом случае, не требуются. Наша, вторая, пара планировала войти в воду в том же месте, но сразу уйти на максимальную глубину, а потом начать подъем, постепенно двигаясь в том же направлении, что и пара Александр-Павел, но на малой глубине.
Состояние здоровья всех членов команды не вызывало никаких опасений, погода была дождливой, неприятной, но сильного ветра, волнения и течений, усложняющих погружение, не было. Мы экипировались, выполнили взаимную проверку, убедились что в наших баллонах не менее 200 бар, что достаточно для нахождения под водой не менее часа при стандартном погружении, а при мелководном и двух часов. Александр и Павел использовали охотничьи гидрокостюмы мокрого типа с открытой порой, позволяющие с комфортом находиться в воде, близкой к температуре замерзания, и не теряющих своих термоизоляционных свойств даже в случае разрыва, в отличие от гидрокостюмов сухого типа. У одного был костюм максимально возможной толщины 9 мм, у другого 7 мм, плюс сверху одет дайверский костюм толщиной 3 или 5 мм. Костюмы обладают положительной плавучестью, и при сбрасывании балласта выносят владельца на поверхность, как и поддутый компенсатор плавуести.
Корабль встал рядом с местом погружения, наша уже экипированная четверка, вместе с капитаном и матросом, пересела в катер местного дайвцентра, где мы провели ещё один брифинг. Мы подтвердили друг-другу то, что самодостаточная, самостоятельная и неделимая пара Александра и Павла входит в воду у самого берега, и начинает движение внутрь залива, вдоль склона, в 1−2 метрах над дном, на средней глубине 5−10 метров, с абсолютным пределом 15 метров, максимальная продолжительность час. В случае потери друг друга из виду, ныряльщики, не тратя время под водой, сразу поднимаются на поверхность, где решают, что делать дальше. Нами были проведены последние проверки, члены экипажа помогли заправить маски и одеть ласты, катер вышел на точку в 2−3 метрах от берега, где начинался уклон и глубина не превышала пары метров. Первой в воду вошла моя пара, следом пара Павел-Алесандр. Мы показали капитану знак ОК, и убедившись что все в порядке, чуть отойдя от лодки в сторону моря, начли спуск перпендикулярно берегу, на большую глубину. Павел и Александр в этот момент оставались на поверхности, у лодки. Продолжительность нашего с напарником погружения составила 58 минут, возвращаясь с глубины в том же месте, где началось погружение, мы не видели следов мути или иных признаков прохождения здесь другой пары. Далее, постепенно уменьшая глубину, мы двинулись вдоль склона внутрь залива, туда же куда и первая пара. На поверхности к нам подошла лодка с Капитаном и матросом дайвцентра, а так же двумя членами нашей команды, сообщившими, что первая пара пока не поднялась. Поднявшись на катер, около получаса, мы курсировали вдоль берега, после чего нас высадили на корабль, а катер продолжил поиски.
На корабле, где оставалось 10 человек, мне сообщили, что когда мы были под водой, между кораблем и берегом были замечены крупные плавники, которые наблюдатели идентифицировали как касаток. Кроме того, готовясь к поисковому погружению, у самого корабля я наблюдал большое стадо дельфинов, которые обычно держаться далеко, и такая активность крупных морских животных в месте погружения мне показалась подозрительной.
Через час с небольшим, с напарником, мы снова нырнули в том же месте, где на грани нарушения декомпрессионных обязательств, зигзагом, начиная с большой глубины (просматривалось до глубины 60−65 метров), к малой, прочесали все место погружения, но ни элементов снаряжения, ни мути, ни ныряльщиков не обнаружили. Продолжительность погружения была 70 минут. Были оповещены экстренные службы, продолжены поиски катером, с перекрытием бОльшей зоны, но ни на берегу, ни в воде, наши друзья обнаружены небыли. Через некоторое время к месту погружения подошел корабль другого местного дайвцентра, ныряльщики которого, со слов капитана, были предупреждены, но тоже ничего не обнаружили. Наш корабль двинулся в порт, катер двигался параллельно вдоль берега, продолжая поиски. Вечером катер с капитаном, мною и Ольгой снова безрезультатно прошел вдоль береговой линии до полуострова Немецкий. По странному стечению обстоятельств, в 50 метрах от места нашего входа в воду днем, мы некоторое время наблюдали голову крупного тюленя.
Анализируя ситуацию, на данный момент, как ныряльщик с 20-летним стажем, я не могу найти разумных объяснений случившемуся, так как уровень подготовки дайверов, простой план, минимальные глубины, хорошая видимость, практически отсутствующее течение, достаточно теплая по нашим меркам вода 8−9 градусов, известное обоим место, не могли привести хоть к сколь нибудь угрожающей ситуации. Оба владели подтвержденными и свежими навыками как спасения, так и самоспасения, не говоря уже о технике и теории погружения. Даже если предположить самое худшее, один должен был вернуться. Исходя из этого, для себя могу найти лишь два объяснения: или нападение крупного морского животного, или грубое нарушение плана и правил погружений.
Вечером 16 и 17 июля проводились следственные мероприятия, по окончанию которых, только что, я вернулся в Петрозаводск, и насколько мне известно, поисковая операция, проводимая МЧС, пока не увенчалась успехом.
В случае, если поиски пропавших официальными структурами потребуют моей помощи, или будут прекращены, готов выехать на место происшествия для продолжения поисков.
Простите за сухой стиль изложения, мне важно было донести четкую последовательность случившегося.
Мне бесконечно жаль, и я до сих пор не верю в случившееся, до последнего надеясь, что моих товарищей нашли, или найдут в море или на скалах живыми.
Я выражаю свои глубочайшие соболезнования родным и близким, и готов оказать любую, требующуюся от меня помощь.

Расскажите друзьям!