События

Снести, не глядя на животных. В Карелии суд отказался пойти навстречу хозяйке фермы

14.05.2019 Илона Радкевич 7897 https://runaruna.ru/27725/

Этот судебный процесс изначально не представлял большого интереса. Казалось, это будет обычное заседание, без накала страстей. Да и оттуда было этому накалу взяться? Жительница села Заозерье Прионежского района Оксана Плюснина просила суд предоставить ей отсрочку в исполнении решения суда: ей нужно быстро снести часть своей фермы, а на это нет ни денег, ни здоровья. Мы думали, она просто объяснит это суду, а тот просто примет решение. Но не тут-то было. Соседи Оксаны не смогли пройти мимо этого судебного процесса. Даже юриста наняли, чтобы помешать женщине разжалобить председательствующего.

Мы уже рассказывали историю Оксаны Плюсниной — хозяйки замечательной фермы. О том, как женщина с мужем и двумя детьми приобрела участок, отстроилась, завела животных, а потом часть ее фермы сгорела (птица, постройки, инструмент): огонь перекинулся с соседской бани. Эта баня стояла на территории, которая в документах значилась как проезд. После пожара этот проезд соседи застроили целиком. Восстановила свои постройки и Оксана. А потом состоялся суд, на котором выяснилось, что никакого проезда не существует (бог его знает, куда он делся, говорят, был ошибочно указан в официальных документах) и что Оксана якобы нарушила нормы противопожарной безопасности. Так и появилось судебное решение, обязывающее хозяйку фермы передвинуть часть своих хозпостроек аж почти на 17 метров от границы участка. В переводе на русский язык — обязывающее собственными руками разрушить свое хозяйство.

Со стороны это, конечно, выглядит дикой несправедливостью (соседям, у которых даже уже однажды горевшая баня находится не то что к границе участка, к дому Оксаны гораздо ближе 17 метров, ничего сносить не нужно), но таково решение суда, и женщина начала потихоньку двигаться в сторону его исполнения.

Оксана взяла в аренду еще один участок, на котором потихоньку вместе с мужем начала строить помещения, чтобы переселить туда многочисленных животных, которые сейчас обитают в строениях, подлежащих сносу. Что-то успели сделать еще по осени, но большую часть работ пришлось отложить (невозможно строиться зимой). Суд пошел навстречу и дал отсрочку исполнения суда до 1 апреля. Не успели (здоровье начало подводить, финансовые возможности ограничены), поэтому и вернулись в суд.

Соседка ухмылялась

Чтобы доказать, что не сидят сложа руки, Плюснины принесли в суд фотографии того, что успели возвести с осени.

— Мы за очень короткий период это все сумели построить. Все своими руками. Электричества на участке нет, поэтому вся работа выполняется вручную, — поясняла снимки Оксана.

— Девять месяцев строят, — с нескрываемым раздражением комментировала происходящее в суде соседка.

— Зимой строительство невозможно, — пыталась объяснить Оксана. Но истица была непреклонна:

— Предыдущие постройки возвели за два месяца.

— Два месяца бригада из четырех человек профессиональных строителей с использованием техники… — начала бы сновать объяснять хозяйка фермы, но соседка ее прервала.

— Так наймите бригаду, раз вам здоровье не позволяет, — цинично предложила женщина.

— Я не могу. Благодаря вашим усилиям я лишилась источника дохода, — ответила Оксана.

— Истцы (соседи — прим. авт.) сделали все, чтобы разрушить мою ферму, — горько сообщила она на суде. — Частично мне уже пришлось избавиться от животных. Я не могу вести никакую коммерческую деятельность. У меня арестованы счета.

В довесок ее штрафуют за неисполнение решения суда, оставляя женщине еще меньше финансовой возможности его добровольно исполнить.

В то время как Оксана объясняла судье, где и что у нее уже построено на новом участке, соседка ухмылялась. Ухмылялась она, и когда Оксана рассказывала о проблемах со здоровьем. Женщина не поленилась и за объявленный между заседаниями перерыв отнесла медицинские документы Оксаны какому-то специалисту, чье заключение гордо и зачитала в суде. Согласно выводам неназванного врача, Оксане Плюсниной не стоит волноваться: со здоровьем у нее все хорошо. И, с одной стороны, несомненно, радостно за Оксану, а с другой, это, конечно, нечто: люди настолько одержимы идеей побыстрее избавиться от соседских построек, что готовы ходить с чужой кардиограммой по врачам, вникать в чужие болячки и брать на себя смелость оценивать чье-то состояние здоровья.

— Она до сих пор не предоставила документов, что имеет группу инвалидности. Группы нет, значит, человек в принципе здоров, — не переставала удивлять своими умозаключениями соседка Оксаны.

Женщина была настроена очень решительно и агрессивно. Настолько агрессивно, что в какой-то момент, не стесняясь судьи, крикнула представителю Плюсниных:

— Закройте свой рот!

Понятно, что такое поведение недопустимо. Тем более недопустимо в суде. Но пикантность ситуации в том, что так себя вела не торговка с рынка (простите, люди, работающие на рынках, среди вас очень много воспитанных и вежливых граждан), а учительница начальных классов, заслуженная-перезаслуженная. В суде она неоднократно заикалась о своих регалиях. И они действительно впечатляют. Как и ее поведение в суде по отношению к Оксане, к животным…

А вывело женщину из себя замечание представителя Плюсниных (их интересы представлял друг семьи) о том, что после пожара, когда из-за бани соседей сгорела часть фермерского хозяйства, потери явно превысили выплаты, которые произвели истцы.

«Не могу выгнать на улицу»

Оксана вроде бы долго и много рассказывала про то, что они успели сделать для того, чтобы появилась возможность убрать с участка подлежащие сносу хозпостройки. Говорила громко и четко. Юрист истцов внимательно слушала. А потом спросила:

— Какие действия именно по исполнению судебного решения — сносу и переносу построек вами на сегодняшний день предприняты?

В какой-то момент нам стало казаться, что мы присутствовали на разных заседаниях и слушали разных Оксан.

— Для того чтобы осуществить снос и перенос, мне необходимо выселить проживающих в этих постройках животных, — в очередной раз попыталась объяснить хозяйка фермы. — Выгнать их на улицу я не могу. Животные мне дороги.

— Правильно ли я понимаю, что никаких действий по сносу и переносу этих построек вами на сегодняшний день не предпринималось? — монотонно повторила вопрос юрист.

— Нет. Не правильно. Мы изнутри стали разбирать конюшню. Весь утеплитель и перегородки уже сняты. Мы их сняли, чтобы использовать в новых постройках. У нас нет возможности купить новый материал…

Оксану никто не слышал (по крайней мере, со стороны это выглядело так).

Соседи Оксаны были настроены негативно и к ней и уж, тем более, к нам за то, что вынесли эту историю на всеобщее обозрение.

— В вашей прошлой статье 90 процентов искажения всех фактов и всей информации, — говорила нам в суде заслуженная учительница. Правда, объяснить, в чем именно выразилось искажение, не смогла.

— Вы написали, что мы принесли на суд какие-то справки, а мы принесли документы, — возмущалась женщина.

— Справка — это документ, — никак не понимали мы суть претензий.

— К следующему заседанию я исчиркаю всю вашу статью, — грозилась соседка Оксаны. — Там никогда не было этого проезда.

— Вы хотите сказать, что ваши соседи сами его нарисовали? — поинтересовались мы, зная, что документы, на которых этот проезд изображен, существуют.

— Нет, это ошибка, — отмахнулась женщина.

Допустим, что так, проезд — ошибка. Оксана, когда строилась, откуда могла это знать?

Добить

Знаете, еще на первом заседании суда, наблюдая за тем, насколько агрессивно и категорично ведут себя истцы по отношению к хозяйке фермы, меня не оставлял один-единственный вопрос: «Почему?» Вы уже выиграли этот спор (больше похожий на войну), рано или поздно Оксане придется уничтожить то, что она с таким трудом создавала, у нее большие долги, она шарахается от звука подъезжающих автомобилей (судебные приставы в любой момент могут приехать не просто штрафовать, а рушить то, что она не успеет снести сама), на нервной почве у нее начались проблемы со здоровьем. Так зачем добивать? Почему бы не дать человеку постепенно исполнить это (с нашей точки зрения, очень спорное) решение суда, не создавая ему дополнительных проблем и не доводя до отчаяния? Откуда такая жестокость?

Мы поинтересовались у соседей Плюсниных причиной такой настойчивости и вот прям срочности в исполнении судебного решения. И, честно говоря, ожидали услышать всё про ту же пожарную безопасность, но нет.

— Скажите, пожалуйста, вы бы жили, где 700 голов кричат, зловонят, где детей не вывести на улицу маленьких (у меня четыре внучки), что там творится? — ошарашила встречным вопросом женщина.

Да, были мы на участке Оксаны Плюсниной, даже дважды. Никаких особых звуков не слышали (разве что собаки сильно лаяли, когда мы подъезжали, так они останутся, даже если соседка добьется сноса всех хозяйственных построек на участке Плюсниных), плохих запахов не ощущали. Напротив, восхищались ухоженностью животных и порядком, который царит в большом хозяйстве. Судя по всему, ферма мешает не чем-то, а тем, что она вообще есть. Просто деревенские жители мешают городским отдыхать.

Забавно и тошно.

Судья отказалась предоставить Оксане очередную отсрочку в исполнении решения суда. Соседи могут ликовать. Теперь, если женщина не сможет быстро найти денег и сил на новое строительство, ее детище, не глядя на животных, снесут специально обученные люди.

Расскажите друзьям!

Все события