События

В Карелии в СИЗО при загадочных обстоятельствах погиб подросток, который решил рассказать правду о заказном убийстве

08.05.2019 Руна 6825 https://runaruna.ru/27647/

Два зверских убийства. Сорок четыре ножевых ранения. И ни одной веской причины.

Тогда, в 2006 году, в убийстве своего знакомого-пенсионера 19-летний Саша признался сразу. Против него были слишком очевидные улики. В суде, как и на следствии, он очень подробно описывал тот день, когда вместе с погибшим, у которого жил в последнее время, и еще с несколькими товарищами приехали (из поселка) по делам в Петрозаводск.

Один из товарищей пригласил всю честную компанию посидеть в квартире его отца на Древлянке. Там и расположились. В какой-то момент Саша его благодетель остались за столом одни, кто-то пошел спать, кто-то отправился за выпивкой.

По словам Саши, мужчина вначале к нему просто задирался, а потом схватил нож и начал накидываться.

— Я сначала испугался, — рассказывал тогда парень, — что пьяному человеку в голову взбредет. Я перехватил нож, и он упал прямо рядом с моими ногами. Я поднял его и ударил раза три в живот, само как-то получилось. Остальные удары не помню. Я даже не помню, как разрезал ему шею.

Убитый упал на пол рядом со столом, а Саша пошел в соседнюю комнату одеваться. Вернувшись обратно, он заметил в кармане убитого деньги — остаток пенсии, и забрал их. Нож сунул в морозилку в холодильнике и ушел. По пути он встретил сына хозяина квартиры, который поинтересовался у Саши:

— Как дела?

— Все нормально, придешь, сам все увидишь, — сказал парень и удалился.

Через несколько часов его задержали.

О втором убийстве, в котором обвиняли этого человека, долгое время говорили как о заказном. В середине декабря 2005 года около одиннадцати часов вечера частный предприниматель пошел прогуляться с собачкой. Мужчина долго не возвращался, и его жена забеспокоилась, тем более что сотовый телефон мужчины не отвечал. Она вышла на улицу и рядом с домом на Левашовском бульваре нашла окровавленное тело мужа. У него было 35 ножевых ранений.

Мужчина умер в машине скорой помощи.

Вскоре нашелся свидетель преступления — Николай Зверев (имя изменено — прим. авт.), сотрудник морга, знакомый Саши. Он рассказал, что видел какого-то мужчину, который убивал предпринимателя, но кто это был, он не знает.

Преступление оставалось нераскрытым, пока Сашу не задержали за убийство пенсионера. Подросток признался, что это не первое убийство в его жизни, и рассказал, как зимой встретил и убил мужчину на Левашовском бульваре. Узнав, что Саша во всем сознался, его знакомый Зверев тоже решил рассказать правду.

По рассказам ребят, в тот вечер они выпивали на скамейке напротив городского ЗАГСа. Завидев вдалеке человека с собакой, Саша отправился к нему стрельнуть сигарету. Но оказалось, что мужчина не курит.

— Ты врешь, дай мне сигарету, — требовал подросток.

На что мужчина посоветовал ему уйти, пригрозив натравить на него собаку.

— Ты что, очень крутой? — не унимался подросток, достав нож.

Дальше, по словам друзей, Саша начал наносить мужчине удары сначала в грудь, а когда тот согнулся, в спину. Большую часть конфликта Зверев наблюдал издалека.

После произошедшего товарищи разругались и разошлись, а мужчина остался лежать на бульваре.

Во время предварительного следствия подростки давали одинаковые показания, но в суде Саша от своих показаний отказался. Утверждал, что сотрудники милиции заставили его себя оговорить, пообещав маленький срок и колонию за пределами Карелии.

— В день убийства меня вообще не было в Петрозаводске, — утверждал подсудимый, — как за сто метров он (Зверев) мог услышать, как я спрашиваю сигарету? Это уму непостижимо. И как он мог увидеть нож, если, как говорят свидетели, то место не освещается? Либо на меня хотят повесить это убийство, либо я не знаю что.

В том, что второе убийство не на совести Саши, была уверена и мама погибшего. Она защищала подсудимого едва ли не лучше адвоката. За время, пока шло судебное разбирательство, женщина написала три десятка жалоб на качество расследования уголовного дела.

— Я пришла в суд, чтобы узнать, кто и за что убил моего сына, но так и не узнала, — жаловалась нам женщина, — преступление не раскрыто, следствие проведено неполно. Саша неверно показал место преступления — ошибся на 13 метров. Он нарисовал кухонный нож, а раны на теле моего сына не такие, они похожи на удары скальпеля. Удары наносил более сильный и высокий человек, опытный убийца, а не он. Я как мать не могу допустить, чтобы за убийство моего сына осудили невиновного человека, тем более подростка с тяжелым социальным положением.

Однако для стороны обвинения доказательств было вполне достаточно. Государственный обвинитель просила приговорить подсудимого к 18 годам лишения свободы.

— Сколько она сказала? Восемнадцать? — переспросил Саша у адвоката. — Е-мое.

Свое последнее слово Саша читал по бумажке. Хорошо читал…

— Только сейчас я понял, что жизнь мне была дана не для того, чтобы совершить такой дурацкий поступок, а для того, чтобы создать семью и воспитывать детей, — произнес парень. — Я вас очень прошу, потому что восемнадцать лет лишения свободы — это очень большой срок, который я не выдержу ни психологически, ни физически.

«17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима», — произнесла приговор судья, признав подсудимого виновным в обоих преступлениях.

— Ой-е, — вырвалось у Маслова, но улыбка с лица не исчезла.

А год спустя пришла новость: Саша свел счеты с жизнью в следственном изоляторе Петрозаводска.

Оказалось, что после неудачной попытки обжаловать приговор мама убитого предпринимателя начала писать Саше письма, в которых просила открыть ей правду. И, по словам женщины, парень ответил. В письмах он говорил, что скрывать ему больше нечего, и описывал события того злополучного дня. Он назвал и тех, с кем убивал, и того, кто заказал ему убийство.

Саша даже написал официальное заявление: предпринимателя он убивал не один. Петрозаводская прокуратура в возбуждении уголовного дела отказала. Через две недели «отказ» отменили, назначили дополнительную проверку, после чего в возбуждении уголовного дела вновь было отказано. Еще через несколько месяцев отменили и этот «отказ». Уголовное дело в отношении Саши было «реанимировано».

Правда, когда парень оказался в Петрозаводске (его привезли в СИЗО), мама предпринимателя забила тревогу. Сейчас уже невозможно сказать, насколько веские причины у нее были опасаться за его жизнь. Но всего за несколько дней до того, как Саши не стало, женщина отправила в Следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по Карелии бумагу, в которой просила прекратить травлю осужденного.

Проект «Криминальная Карелия» рассказывает о громких преступлениях Карелии, совершенных в республике в разные годы.

Расскажите друзьям!