Жизнь

Почему мы не боимся воровать, но боимся разговаривать. Мысли по поводу фильма Юрия Дудя «Колыма»

30.04.2019 Александр Фукс 6619 https://runaruna.ru/27534/

На прошлой неделе многие смотрели и обсуждали фильм Юрия Дудя про ГУЛАГ. Дудь проехал от Колымы до Якутска и предельно доступно рассказал о том, как жилось заключенным в советских концлагерях. Плохо жилось. Я бы даже сказал, умиралось. В принципе ничего нового, но как-то отчетливо ужаснуло другое. То, как много людей в нашей стране хотят повторения этой гадости.

Казалось бы, все просто: представь себя на месте заключенного сталинских лагерей, и тебя от одного имени Сталина начнет шарахать, как от гремучей змеи. Но нет. Люди продолжают скучать по тем временам, мечтать о них и называют Сталина самым классным правителем всех времен и народов. Они знают, что арестовать и сослать могли за самую незначительную кражу, за анекдот, за невинный разговор с иностранцем и вообще ни за что. Знают, что в стране тупо существовали разнарядки на аресты. НКВД гнал план по посаженным, как сталевары по стали и хлопкоробы по хлопку. Они все это знают, но продолжают тосковать по диктатору.

Дудь стоит на якутском морозе в самых современных теплых одежках. Но там минус 55, и никакие одежки не спасают. Там разбрызганный кипяток превращается в лед, не успев долететь до земли. На Дудя никто не орет, его никто не унижает, ему не надо добывать уран, он там добровольно, он сейчас сядет в теплую машину и, вообще, скоро поедет домой, но ему всё равно некомфортно. А теперь представьте, что вас туда отправили на 10 лет. По сути, вас поместили в нечеловеческие условия и низвели до состояния бесправного и бессловесного скота. Дудь разговаривает с дочерью академика Королева — того самого, который так восхитительно сделал СССР первой космической державой. Он тоже был в советском лагере. Он умирал. Он выжил чудом. Он не совершил никакого преступления. Его пожилая дочь плачет, рассказывая, в каких ужасных условиях он там находился. Но дальше следует самое невероятное: она рассказывает, как она любит Сталина и как ее отец тоже его любил.

По-моему, это какой-то вид шизофрении. Нечто, совершенно не укладывающееся в нормальные психические рамки. Вот мы живем, нежимся в ванне, читаем на унитазе, сидим в мягком кресле и смотрим телек. Мы ходим в кино и в кафешки, флиртуем, ездим на море. И при этом огромное количество нас готово все это променять на концлагерь. Зачем? Ребята, вы дебилы? Или вы всерьез думаете, что вас-то уж точно не арестуют? Ну, то есть вот именно вы наверняка не попадете в число 20 миллионов осужденных. Это же всё равно, что мечтать о минном поле вокруг дома. Ведь это же все другие взорвутся — не хорошие, а мы-то нет. Мы не наступим. Это вот что надо иметь вместо мозгов, чтобы так думать?

Или они типа готовы пожертвовать собой ради страны? Мол, да, сяду, помучаюсь, помру от цинги и истощения, но зато в России все перестанут воровать, и если вдруг война, то мы победим. Так что ли? Так при Сталине ведь сажать продолжали до самой его смерти. То есть получается, воровать не прекращали, несмотря на всё его эффективное менеджерство. А что до войн, то войны на Руси и без Сталина выигрывали. Наполеона, как сейчас помню, без него одолели. И под Полтавой его не было. И псов-рыцарей как-то раскатали без помощи его военного гения. И вообще, где логика? Почему репрессии и голодомор — это как бы не Сталин, а победа в войне — Сталин? Ведь его удивительные поклонники так и говорят. Про репрессии-де он не знал, голодомор не из-за него, а вот фашистов побил, конечно, он. И им ведь это кажется чрезвычайно убедительным. А по мне крутость руководителя заключается в том, чтобы избегать войн, а не в том, чтобы побеждать в них, теряя в разы больше, чем проигравшие.

И вот что еще интересно. Дудь посвящает фильм страху. Тому страху, которым вся эта сталинская система инфицировала наши души. Мы боимся говорить, боимся выступать, опасаемся возражать. И это правда. Но вот что странно. Мы продолжаем не бояться красть. Вот как это работает? Ведь сажали не только за анекдоты. Не только за шпионаж и вредительство. Не только за подрыв устоев. Одним словом, заключенные были не только политическими. Их как раз, говорят, было меньшинство. Больше было тех, кого осудили по уголовным статьям. Например, за хищение государственной собственности. И что же? Госсобственность как расхищали, так и продолжают расхищать безудержно и бесстрашно. Только треск за ушами стоит. В этом вопросе инъекция страха почему-то не сработала. А смелости отстаивать свое мнение почему-то не стало. Страшно. Тырить не страшно, а возражать начальству ссыкотно. И списываем мы это на Сталина.

Так, может, все-таки не только в Сталине дело?

Расскажите друзьям!

Все события