Жизнь

Они хотя бы пытаются! Почему я завидую украинцам

23.04.2019 Руна 6494 https://runaruna.ru/27424/

Итак, все-таки Зеленский. Комик стал президентом крупной европейской державы. Кто-то рад за украинцев, кто-то их жалеет, кто-то злорадствует. Вот-де, до чего дошли. Дескать, это как же им должно быть плохо, чтобы вместо серьезного, солидного мужчины выбрать клоуна. Кто-то радуется за россиян. Мол, раз мы до такого не докатились, значит, у нас еще не так плохо. Я не знаю, станет после этих выборов на Украине лучше или хуже, но, блин, они хотя бы пытаются!

Это же чудо какое-то. Для нашего нынешнего миропонимания совершенно небывалое и невозможное. Потому что мы твердо знаем, что лучше не бывает. Хуже — да. А лучше — нет. Либо бедность и тюрьма, либо война и революция. Третьего не дано. В бедности и в тюрьме выживаемость выше. А значит, пусть уж лучше так. В оперативной памяти засели только «лихие девяностые» и «заревые сороковые». Эй, ау! А вы знаете, что бывает еще без войны и без тюрьмы? Нет, не знаем, не врите, у всех так.

Даже если кто-то согласен с тем, что где-то люди живут лучше, он добавляет: «Но у нас-то такое невозможно». Но почему?! Так менталитет потому что. Ландшафт, соборность, миссия. Патриархальность, скрепы, божья воля. У нас же гор нет! Сибирь, равнина, просторы, степь.

— И что?

— И вот.

Если кто-то продолжает не понимать, то его всегда можно обвинить в экстремизме и наказать.

Вы же замечаете, как ловко мы вернулись к осознанию бесполезности любого действия? Я имею в виду действия, направленного на изменение существующего политического режима. Мы не знаем людей, голосующих за Путина, мы голосуем против него, но он почему-то побеждает с отрывом в сто пятьсот процентов. Мы не голосуем за его партию, но она побеждает во всех щелях и трещинах страны. Так какой же нам смысл ходить на выборы, если все равно победят те, кого мы не хотим?

Какой смысл выходить на площади, если за это побьют и посадят. Страх и несвобода дома лучше страха и несвободы в камере. Да и ради чего? Ради того, чтобы шило заменить мылом, а сало — стулом? Мы же проходили Великую октябрьскую. Там же все умерли, потом их расстреляли, уморили голодом и снова расстреляли. Мы же проходили Великую французскую. Там всем отрубили головы. Так что, даже если мы победим, потом же опять будет плохо. Уж лучше пусть плохо, но без этих хлопот. В нас бережно втиснули именно тот взгляд на жизнь, который позволяет им жить в удовольствие и даже не смотреть в нашу сторону.

Как так получилось, что мы не знаем никого, кто мог бы их сменить? На выборы, кроме тех, кто нам надоел, выходят только фрики. Боже мой, на всю страну нет ни одного человека, способного сменить несменяемого. Ни одного! На всю Россию! Девять часовых поясов, одна шестая часть суши — и ни одного достойного гражданина. И вы реально верите, что у нас нет умных, честных и практичных менеджеров? Я не верю. Они есть, просто нам их не показывают.

Все же давно придумано. Надо лишь взять в свои руки телевизор и каждый день демонстрировать в нем вождя, летающего во главе журавлиного клина. Между его полетами нужно показывать войну, через каждые 14 секунд вставляя слово «пиндосы». Не лишним будет запихать в телек трехголового дракона, на одной шее которого будет Шейнин, а на двух других — Киселев с Соловьевым. Дракон должен пыхать пламенем и испепелять дыханием. Параллельно нужно посадить в тюрьму самого богатого олигарха. Тогда остальные станут ласковыми, а те, кто не захочет, удерут в Лондон, где однажды странным образом повесятся сами самой или зарубятся ледорубом. Судьям нужно поднять зарплату, разнежить, а потом без нажима попросить судить так, как надо. Так работает любая нормальная диктатура, и я не понимаю, что мешает всем руководителям во всем мире действовать по такому же образцу. Запрет на оскорбление чувств верующих, запрет на оскорбление чувств власти, внутренний Интернет, гибкость трактовок, и вот уже сесть может любой. Половина убеждена в бесполезности любого действия, а вторая половина боится.

«Жил — дрожал и умирал — дрожал» — это написал Салтыков-Щедрин полторы сотни лет назад. И мы продолжаем так жить. Ну красота же! Какой может быть при такой системе Зеленский?

Я пытаюсь представить у нас такую ситуацию и не могу. Он бы просто не был зарегистрирован. Если бы от него исходила реальная угроза, он внезапно был бы арестован и осужден за мошенничество, совершенное в 1922 году его однофамильцем. Если бы угрозу недооценили и он был бы дополз до дня выборов, то все воинские части страны, вся Чечня, Мордовия и Дагестан выдали бы на-гора по 115 процентов за действующего президента. На избирательных участках гас бы свет, и в темноте старательные учительницы закидывали бы в щели урн пуды «правильных» бюллетеней. А если бы что-то пошло не так, то специальный человек просто бы объявил ту цифру, которую у них в штабе сочли бы наиболее симпатичной. Даже ничего не считая.

Я не знаю, лучше или хуже станет на Украине. Мне жалко, что как минимум на 4 года клевый артист Зеленский перестанет делать то, что умеет делать лучше всего. Но я завидую украинцам. Они хотя бы пытаются.

Расскажите друзьям!