Жизнь

Роман Гольцев: «Идеальный сервис — это как секс с проституткой!» Джинсовый король Петрозаводска рассказал, чем чиновники похожи на вертухаев, и на кого наплевал управляющий муниципальным имуществом

15.04.2019 Руна 2761 https://runaruna.ru/27287/

Роман Гольцев в бизнесе уже четверть века. Сегодня его многие знают по знаменитой джинсовой улице, где он за дорого продает брендовую одежду. Кое-кто в курсе, что он имеет отношение к сети магазинов «Суши-Клаб». Но не многие уже помнят, что когда-то Роман вместе со своим компаньоном Вадимом Ярвенсиву занимался производством самых настоящих модных джинсов под торговой маркой PULSE. И еще Гольцев — человек с позицией, которую он с завидной регулярностью высказывает в соцсетях. Итак, что это за позиция, почему Петрозаводск не стал центром джинсового производства и почему в сфере обслуживания у нас до сих пор все как-то не так?

Оладьи с бананами

Начну с истории, которая произошла у меня в одном из твоих заведений. Я зашел в «Суши Клаб» рядом с моим домом и заказал суши. И еще мне предложили компот. Заплатил я за это дело. Подождал 20 минут, забрал, пришел домой, открываю пакет, а компота нет. В принципе ничего страшного. Я позвонил администратору по найденному в Интернете телефону, и тут-то и началось интересное. Девушка рассказала мне, что я сам виноват, так как не проверил товар на месте. И теперь, несмотря на то, что я живу в полутора минутах ходьбы от заведения, компот мне привезут не раньше, чем через полтора часа, так как курьеры «не могут разорваться». Внимание вопрос: это что вообще? Норма или какой-то сбой в системе?

Я думаю, что это, скорее всего, сбой. Потому как, естественно, никто не учит людей работать плохо. Фраза, что клиент всегда прав, я считаю, должна быть железной фразой. Собственно, я вообще говорю: клиент — это бог. Не будет клиента — не будет ничего. Другой вопрос, как это работает на практике. Я много где бывал, но идеала не видел. Нигде.

Прямо вот нигде и никогда?

Ну, может, в каких-то отдельных ресторанах. Причем в азиатских странах. И то не во всех, только в Таиланде. И ведь, по большому счету, там обслуживания как такового нет, но есть прикольная фишка, когда они ручки на груди складывают, садятся на колени и улыбаются. Возникает ощущение, что они для тебя готовы на всё, и ты, соответственно, готов всё простить этим улыбающимся глазам.

Кстати, да. Я был бы совсем не против, если бы администратор «Суши Клаба» была обучена складывать ручки и улыбаться.

И я был бы не против. Но у нас не Таиланд. Другая культура. Даже в Азии в других странах уже не так. Однажды я был на одном острове в Малайзии. Такой дикий-дикий остров, Тиоман называется. Мы жили с женой на пляже, там была пара кафешек, ну таких, уличных, азиатских. Зашли в одну на завтрак. У них в меню панкейки с бананами. Я заказал. А хозяин говорит: «Нету». «Чего, — спрашиваю, — нету?». «Бананов нету». Это при том, что у них бананы на каждой пальме растут. Я пошел, ты не поверишь, сам сорвал банан и принес в это кафе. А хозяин не воскликнул: «Ва-а-у, чувак, молодец!», не удивился, не застыдился. Просто взял мой банан и пожарил панкейк… В этом же кафе висела табличка: «Если тебе не нравится чужая религия, если тебе не нравится чужая культура, если тебе не нравится чужая кухня — сиди дома».

Для туристов, наверное, экзотичненько. А так, если подумать, фигня какая-то. Не нравится кухня — можно пойти в другую столовку.

У меня по поводу идеального сервиса такая вот аналогия родилась. Идеальный сервис — как идеальный секс с проституткой. Получил чуть больше, чем заплатил, к тому же уверен, что ты у нее любимый и единственный. Если она совсем профи, то покажет и искреннюю любовь. А через 5 минут она уже: свободная касса!
Но посетители общепита и не ищут искренней любви, их вполне устроит качественная, профессиональная имитация.

Согласен.

В поисках счастья

В СССР люди привыкли к тому, что продавщицы в магазинах относятся к ним по принципу «вас много, а я одна». Это, по большому счету, касалось всей сферы обслуживания. Мне казалось, что сейчас это отношение изменилось. Или нет? Почему до сих пор где-то с клиента сдувают пыль, а где-то им совершенно не дорожат?

Вопрос в том, сколько люди зарабатывают. Зачем нанимать человека за 100 тысяч рублей, если можно нанять за 20 тысяч соответственно бизнесу. Люди готовы работать за 20, но выкладываться по полной за такие маленькие деньги они не хотят. Как можно получать качественный продукт за дешево? Никак.

Подожди. Раз люди соглашаются на такую зарплату, значит, они не могут найти работу на большие деньги. Да и 20 тысяч сегодня на дороге не валяются. Мне кажется, они должны бояться потерять работу.

Я думаю, что они не боятся. Сейчас тебе любой работодатель скажет, что люди от 18 до 25 не боятся терять работу. Они бегают с места на место и типа ищут себя. Для них это вообще не запара. Не так на него посмотрел, не то сказал — он повернулся, ушел.

Ну что, свободные, гордые люди! Это здорово. Но почему именно от 18 до 25? СССР нет уже 30 лет. По идее, такими гордыми и свободными могли быть уже тридцатипятилетние.

Это все условно на самом деле относительно возраста. Но сейчас это такой прям тренд. Сегодня из десяти позвонивших по объявлению о работе на собеседование приходит один-два.

И чем ты это объясняешь?

Безответственностью. Человек пообещал прийти, его на собеседование ждут, а он даже не позвонит сказать, что передумал.

Все равно не понимаю. Все же говорят, что у нас безработица, беда, кризис. Значит, за рабочие места нужно цепляться…

Им просто не нужны деньги. Сидеть дома выгоднее, чем работать, видимо.

А у тебя есть версия, почему так?

Они постоянно в поиске счастья. Об этом все бизнес-тренеры говорят. Нынешнее молодое поколение находится в поиске счастья. Они не понимают, что для счастья нужно что-то делать, хотя бы пробовать.

Кирдык ларькам

Когда проще было развивать бизнес сейчас или тогда, когда ты начинал?

Когда начинал, конечно. Сейчас, я уверен, если дальше так пойдет, малому бизнесу будет кирдык. Все захватывает крупный сетевой бизнес.

Почему?

Государству так гораздо удобнее контролировать ситуацию в стране. Договариваться с одним крупным бизнесом проще, чем со многими мелкими. По сути, малый бизнес вообще не надо контролировать. Он везде существует за счет саморегулирования. Государство не может его контролировать, но очень хочет. Наше государство вообще все хочет контролировать. С малым бизнесом у него это не получается, и поэтому оно делает все, чтобы малого бизнеса просто не было. Пример контроля — это вот совершенно идиотское решение с электронными кассами.

А что это? Я же не знаю.

Сейчас постараюсь объяснить попроще. Каждый предприниматель вне зависимости от того, чем он занимается, должен иметь электронную кассу, которая связана с некой базой, в которую всё попадает, и государство якобы может проконтролировать в конкретном киоске в конкретной деревне, что они в конкретное время продали. Тотальный контроль.

Зачем, на твой взгляд, государству надо до такой степени всё контролировать? В мире же есть государства, где очень хорошо развит малый бизнес. И ничего, живут и очень хорошо себя чувствуют.

Тут далеко ходить не надо, в тех же Штатах, если мне не изменяет память, 40 или 60 процентов ВВП — это малый бизнес. У нас, по разным данным, 13−17%.

А у нас-то что за такая беда такая?

Такое наследие советской системы. Ведь все нынешнее руководство страны — это люди из советского прошлого. Они по-другому не понимают. Вот, например, городские власти все время борются с киосками, с уличной торговлей овощами. Мол, не должно быть Шанхая. Я на это отвечаю: отстаньте вы от них, пусть они торгуют себе на улице. Ну давайте реально посмотрим: мы Нью-Йорк, что ли, или Шанхай? Боюсь, что уже даже и не Шанхай. Поэтому давайте начнем с малого и будем двигаться постепенно. Чтоб достичь того Шанхая, который сейчас, нужно сначала пройти тот Шанхай, который был 50 лет назад, а мы вроде начинаем за здравие и разворачиваемся на полдороги. В итоге закончится и эта история как всегда: сменится власть, и опять будут девяностые с переделом собственности, или двадцатые с НЭПом.

В общем, если я тебя правильно понял, когда государство слишком сильно закручивает клапаны и не дает эволюционно развиваться экономике…

Я тебя перебью. Да, все ресурсы опять скапливаются в одних и тех же руках. В советское время — в руках государства, теперь — в руках нескольких олигархов. Это неизбежно приведет к кризису. Справедливость в том и заключается: в мире должно быть всё. В тех странах, где есть всё, где есть ларьки и есть дорогие магазины, и так далее, там и люди нормально живут. Миру нужно разнообразие.

То есть, резюмируем, ты за уличную торговлю?

Мне могут нравиться, могут не нравиться киоски. И если они мне не нравятся, я могу просто не покупать на улице, а пойти в «Лотос Гурман», например, там лучше обслуживание, и продукты, естественно, дороже. Иными словами, у меня должен быть выбор. А когда большинство населения устанет от уличной торговли, она отомрет сама. Но это вряд ли когда-то случится.

А плевать!

Давай вернемся, так сказать, к истокам. Когда-то ведь ты не просто продавал джинсы, но и шил их. У тебя было самое настоящее производство.

Это был уже следующий этап. Мы с моим компаньоном Вадимом Ярвенсиву начинали в середине 90-х с торговли. Сначала пиво, сигареты, жвачка, потом мы продали ларек и открыли первую джинсовую точку. Продавали в основном очень модные в то время турецкие джинсы «Мотор». Таскали из Москвы в клетчатых сумках. Перевозили в багажных вагонах. Иногда микроавтобусом везли. Сейчас, кстати, «Мотор» больше не производят.

Что тогда требовалось для открытия магазина, и что требуется сейчас?

Тогда вообще ничего не нужно было, только желание. Желание и работоспособность. А сейчас это что-то нереальное, чтобы основать свой бизнес.

А где-то в начале 2000-х вы наладили собственное производство — знаменитый по тем временам бренд PULSE. Я тогда даже, помнится, брал у тебя интервью.

Да. И я тебе тогда сказал такую глупость, что, если так дальше пойдет с производством, лет через 10−15 восемьдесят процентов одежды будет сделано в России. Ростов, Краснодар, Питер — вот три основных города, где появились и развивались компании по производству одежды.

Но не случилось?

Как видишь.

А что тогда помешало, почему не пошло?

Ну, смотри: во-первых, в России действительно тяжело производить по многим причинам. Здесь же ничего нет. Нет сырья, нет технологий, нет оборудования, ничего нет абсолютно. У нас же ткани были итальянские, нитки английские, американские лейблы, шведская фурнитура, японские машинки, турецкие заклепки. Все надо было закупать. Однажды приехал в Турцию перенимать опыт. И когда я увидел, как там все устроено: вот в этом доме ты можешь купить ткань на третьем этаже, фурнитуру — на первом, нитки — на втором, вот здесь можешь шить, а вот тут, в доме напротив, — постирать, я чуть не заплакал. Вот так организовано. А у нас все через препятствия, через героизм и подвиги, плюс к тому в один прекрасный момент нам подняли аренду в 20 раз и еще в 70 раз увеличили налог на землю. Для меня как для местного производителя были льготы в то время, мы все деньги инвестировали в развитие, у нас шикарное было оборудование, производство, люди, свой дизайнер. Я у чиновников тогда спрашиваю: зачем вы это делаете? Мы же загнемся. Город потеряет свое производство. Ну, ладно, я не пропаду, а куда пойдут люди, которые у нас работали? И знаешь, что мне тогда управляющий муниципальным имуществом сказал?

Что?

Он сказал: «А мне плевать».

Блеск!

Я ж был наивный тогда, велся на всякую ерунду типа того, что в России будет поддерживаться производство. Слышу об этом уже 20 лет, но я позанимался производством, мне хватило. Вот этих 5 лет мне реально хватило для того, чтобы все-таки понять, что торговлей заниматься проще.

Слава и Ярослава

Ты, наверное, помнишь, как наш бывший министр экономического развития Чмиль назвал Карелию республикой-промежутком. Мол, мы абсолютно бесперспективны, для инвесторов неинтересны, и он вынужден целовать в Москве кого надо куда надо, чтобы те выдавали нам деньги. А есть, на твой взгляд, у нашей республики перспективы для развития?

У любой точки земли есть перспективы для развития. Холодная Исландия живет же почему-то лучше нас. В Японии ничего нет, кроме камней, но вообразить даже трудно, как сильно они нас опережают.

Скажи, а от губернатора что-нибудь вообще по большому счету зависит?

Ну, знаешь, это как в тюрьме спросить, зависит ли что-нибудь от охранника. Нет, конечно. Это просто расставленные по точкам люди — они функционируют в рамках системы. Авторитарная система управления просто не подразумевает, что от кого-нибудь что-то зависит.

Можешь назвать мэра Петрозаводска, который бы тебе нравился?

Конечно, Ширшина.

Чем это? Многие же, наоборот, говорят, что при ней в городе была вообще беда.

Когда говорят, что мэр должен быть хозяйственником — это бред. Главный человек города — политическая фигура, а хозяйством должны заниматься его подчиненные. Преимущества Ширшиной я вижу в том, что она задала правильное направление. В ней чувствовалось желание разговаривать и слушать. Если она делала ошибки, она их признавала. И ситуация в городе при ней была похожа на самоуправление, когда люди могут влиять на власть, когда их слышат. Самое главное была вера в развитие, вера, что следующие будут лучше предыдущих, а не хуже.

Сейчас модно критиковать Петрозаводск. Мол, грязный, не развивается, превращается в помойку. Но ведь, с другой стороны, новые дома строятся, каток появился, два новых бассейна. Что-тo же делается?

Что-то делается, но это все настолько мизер, что если мы будем расти на 20% в год, а Америка стоять на месте, то мы не догоним ее и через 100 лет. И часто делается что-то совсем не то. Вообще не понимаю, откуда это непреодолимое желание браться за грандиозные проекты, при этом не сделав элементарные вещи, основу: дороги, газоны, ливневку. Взять хотя бы эти гигантские планы «Охта-групп». Я ожидал, что они действительно построят на месте ОТЗ что-то интересное, кстати, они обещали, провели конкурс на лучший проект. А появился очередной сарай «Магнит» и три дома уровня обычного спального района. Теперь они какие-то чудо-мосты планируют возвести. Но лично я уже не верю. Если у вас до хрена денег, не лучше ли дома реставрировать, привести улицы в порядок? Не пиариться, а реально малыми, но полезными делами заниматься. А сколько у нас стел понаставили! Не знают, куда воткнуть еще одну. Слава воинам! С одним знакомым шутили в соцсетях, что всех родившихся мальчиков у нас скоро будут называть Слава Войнов, а девочек — Ярослава Войнова. Это вопрос приоритетов. Любые действия власти влияют на сознание людей. Если главное для лидера — установка стелы, то общественное сознание настраивается на войну со всеми вытекающими последствиями. А говорили бы: «Сделаем чистый город», люди бы не о боевой славе думали, а о том, как сделать город чистым.

Серый импорт

Сейчас вопрос от широких слоев общественности по поводу цен в твоих магазинах. Почему так дорого? В США Levi’s стоит в среднем около 60 долларов, а у тебя в два раза дороже. Почему такая зверская наценка?

Мы же не имеем права закупать джинсы напрямую в Штатах. В России есть представительства этих корпораций, и все обязаны покупать только у них и по их ценам.

Это американцы такой закон придумали?

Нет, это как раз наш закон. Чичваркин же (Евгений Чичваркин — один из основателей сети салонов сотовой связи «Евросеть», с 2008 года живет в Англии), когда еще торговал телефонами, говорил, что надо разрешить серый импорт. По всей Европе он разрешен, а у нас нет.

Серый импорт?

Это когда нет монопольного права ни у кого. То есть кто где хочет, то и покупает, где хочет продает. Например, условно говоря, финн может поехать в Америку, купить там джинсы и продавать в своем киоске.

А нам так нельзя?

Никак. Если даже ты и приедешь в другую страну, купишь там партию чего-либо и попытаешься перевести через границу, у тебя этот товар просто конфискуют. Эти законы под монополистов, идеальны для крупного бизнеса. Для иностранных компаний это очень удобный закон. Они в итоге сколько хотят, столько и накручивают. У себя в стране продают дешевле, а у нас за счет этого чудесного нами же придуманного закона наживаются.

В Европе не так?

Не так. Там разрешен серый импорт. Мало того, он поощряется. Никто не имеет права тебе отказать покупать или продавать там, где ты хочешь. И по такой цене, по какой ты хочешь. У него даже официальное название есть: параллельный импорт.

Хочу, но не хочу

Так. Малый бизнес душат. Вести производство тяжело. Законы дурацкие. Ты все это понимаешь и критикуешь в соцсетях. Почему не хочешь отсюда уехать?

Хочу.

Опа! И какая страна тебе наиболее симпатична?

Уклад жизни мне больше всего нравится в Штатах. Там можно разбогатеть и можно разориться. Там нет такого детского сада, как в скандинавских странах, когда государство со всех сторон обложило тебя подпорками и поддержками. Я же предприниматель, а предприниматель — это призвание, что ли. У меня ведь даже трудовой книжки нет. Я никогда нигде не работал. Я даже не знаю, как это ходить на работу от звонка до звонка. Знаешь, есть такая градация: 70−80 процентов людей — это исполнители: те, кто делают то, что им сказали; 10 процентов — это те, кто ими управляет; и еще 10 процентов — это неуправляемые, со своей точкой зрения, с принципами, вроде тебя, таких, кстати, надо сразу гнать с работы.

Повезло мне, значит, что я не у тебя работаю. В общем, скандинавские страны тебе не милы?

Ну почему сразу не милы? В них хорошо бывать. И в Италии прекрасно. И вообще, во многих странах красиво и приятно, но жить, если бы предоставилась такая возможность, я бы я хотел в США.

Почему же не уезжаешь?

Не знаю, как и ответить. Денег нет, наверное, столько, чтобы уехать и чувствовать себя спокойно. Это мы здесь богатые, а там нищие. Стоит пересечь границу, как понимаешь, что все что здесь зарабатываешь, это смешно.

Но я помню, ты как-то рассказывал, что чувствуешь, что прижился бы за границей.

Я имел в виду, что чувствую, что я бы там адаптировался. Вопрос скорее в том, как бы у меня дальше всё пошло. Судя по уехавшим за границу предпринимателям, которых я знаю, ни у одного нормально не сложилось с бизнесом. Отсюда хорошо уезжать, если у тебя руки растут из того места, из которого нужно, ну то есть ты профи. Хорошо разбираешься в технике, например, инженер. Либо вообще у тебя ни хрена нет, ты ни за что не цепляешься, и тебе нечего терять. А когда у тебя деньги есть, ты находишься в комфортной зоне, трудно решиться на отъезд. Вот если тут создадут условия, что для бизнеса будет совсем-совсем фигово, тогда уеду. Пока таких условий нет, хотя все к этому идет.

Расскажите друзьям!