Фото: Светлана Цыганкова / "Московский комсомолец"
События

«Он меня чуть не задушил!» Девушка, сбежавшая из многодетной семьи, рассказала о жизни с отцом-тираном

08.04.2019 Руна 10128 https://runaruna.ru/27175/

Многодетный отец из Карелии Михаил Л. был ограничен в родительских правах, но решил не расставаться с сыном и увез 17-летнего подростка в Москву. Там он обратился к журналистам крупного издания, чтобы рассказать свою историю. Мужчина рассчитывал, что это поможет ему сохранить сына и не стать фигурантом уголовного дела.

О семье Л. «Руна» рассказывала несколько раз. Летом все узнали о карельском подростке, который спас тонувшую женщину. После республиканское МЧС наградило мальчика медалью «За спасение погибающих на водах». А в начале марта стало известно, петрозаводский суд ограничил его отца в правах по заявлению матери. Бывшие супруги одновременно пытались решить вопрос, с кем будут жить дети, подав иски друг к другу. Суд решил оставить детей с матерью.

Журналистам «Московского комсомольца» Михаил рассказал, что его якобы пытаются обвинить в попытке сжечь Преображенскую церковь в Кижах, подозревают, что он обещал сделать это за то, что власти отобрали у него шестерых детей. По словам Михаила, семья жила той жизнью, которая ее полностью устраивала, пока не вмешались власти.

— Это была только наша жизнь, которая нам нравилась и которую у нас насильно отняли! — говорит он.

Семья Л. почти 20 лет прожила на острове в Онежском озере. Михаил привез туда жену, когда той едва исполнилось 17. Ему то время было 32 года. Девушка стала его четвертой женой, хотя брак с ней Л. зарегистрировал, когда у них уже родились 5 детей.

В 2005 году на острове закрыли школу — кроме детей Михаила, в нее стало некому ходить. Отдавать детей в интернат отец отказался, они стали учиться дистанционно. Как утверждает старшая дочь, Михаил их строго контролировал — мог вмешаться в ход урока, делал замечания учителям, мог вообще выключить компьютер и отправить работать. Разрешал читать только те книги, которые считал нужными, слушать радио и тем более смотреть телевизор в семье запрещалось.

Из-за младшего сына жена Михаила часто уезжала в Петрозаводск — ребенок серьезно болен. И все с меньшим желанием возвращалась домой. Но однажды старшая дочь, которой тогда было 19, проводила маму с братом в больницу и не вернулась. Как потом выяснилось — просто сбежала.

Журналистам «Московского комсомольца» удалось поговорить в девушкой. Вот что она рассказала о жизни на острове:

— Мы ни разу ничего не покупали. Какие-то знакомые отдают мешками старую одежду, все это валяется на чердаке. Подобрать что-то под свой размер сложно, поэтому носится все подряд. Детям не нужна больница, прививки, детский сад, общение со сверстниками…

— На единственной кровати спит отец, а мы все на полу. Большую часть комнаты занимает огромный кусок поролона, застеленный ковром. Там спит мама с младшими. Мы с сестрой спим на матрасах по обе стороны стола.

— Отец часто орет матом. Унижает маму постоянно. Он даже не пустил ее на похороны матери и сестры. Когда я пыталась защитить маму, отец меня чуть не задушил. Синяки на шее остались, и я несколько дней хромала. Я ненавидела его и боялась.

— У нас нет права голоса. У сестры кашель, она задыхается от быстрой ходьбы или работы, хрипит по ночам. Отец кричит, что она жирная и тупая, гонит ее делать зарядку. Сейчас у сестры астма.

— Всеми деньгами заведовал отец, получал детские пособия и за маткапитал расписался за маму. Мы ставим сети, зимой и летом, и я их ненавижу. Мы заготавливаем дрова себе и продаем их по соседним деревням. Мы сами печем хлеб и почти не видим сладостей…

— В сентябре маме нужно было ехать с Пашей на очередную операцию. Мне позволено помочь с ребенком и залечить зубы, с ними все плохо. На следующий день случилось то, что помогло мне принять решение. Мама вышла в магазин, оставив дома сотовый. Позвонил отец. Узнав, что мама ушла без связи, начал орать так, что я впервые сделала неслыханное — выключила телефон. Именно в эту минуту я поняла, что не вернусь.

Девушка обратилась в школу, в которой училась дистанционно, и осталась учиться в городе. По вечерам стала в той же самой школе мыть полы, чтобы немного заработать, а после очередных угроз отца «хоть кусками, хоть в мешке связанную» насильно отвезти ее на остров она вместе с сестрой, приехавшей в город на несколько дней, написала заявление.

— Мы не просили никого вывозить, мы просто просили вмешаться, помочь, — говорит девушка.

Через три дня на острове появились представители уполномоченного по правам ребенка, Следкома, прокуратуры, полиции и органов опеки. Они забрали мать девочек и остальных детей. Семья оказалась в кризисном центре. Вскоре жена с детьми вернулись на остров, но после снова уехали, теперь уже окончательно. Добровольно с отцом остался лишь старший сын.

— Раньше я боялась его [отца], а теперь презираю, — размышляет старшая дочь. — Осознание того, что я все пропустила, всю свою жизнь, ничего не знаю и не умею и что это он во всем виноват, приводит меня к такой депрессии… Мне 23 года, и кажется, что ничего больше не будет…

Отец узнал секретный адрес их приюта, напал на мать на линейке 1 сентября. Позднее забрал с собой маленького Федора, гостившего у бабушки, увез его на остров, где держал год, ожидая, что жена бросится за сыном. После чего и начались суды по лишению его родительских прав на всех детей, которые и закончились взаимными исками бывших супругов и решением суда об ограничении Михаила в родительских правах.

Геннадий Сараев, уполномоченный по правам ребенка в Карелии:

— Опираемся на факты: мать обратилась за помощью в уполномоченные структуры в связи с домашним насилием. Это не решение государственных органов. Она также рассказывала, что в отношении нее и девочек было физическое насилие, но утверждать этого мы не можем, так как своевременного медицинского освидетельствования проведено не было, на острове нет медика.

Да, мальчик очень привязан к отцу. Но поймите: иск в суд подала мать. Обычно после десяти лет спрашивают у самих детей, с кем они хотят остаться, но в данном случае, видимо, суд посчитал, что есть прямая угроза безопасности и жизни ребенка.

Вы, наверное, не знаете, что, когда тонула эта бабушка в озере и мальчик ее спасал, папа не просто стоял на берегу — он потом снимал все происходившее на мобильный телефон. Так о чем тут можно говорить?..

Как утверждает издание, старший сын расставаться с отцом отказывается. Мечтает стать художником, рисовать их дом, озеро, природу. Отец убежден, что у сына есть талант. А для того чтобы стать художником, надо не уезжать с острова, а наоборот.

Расскажите друзьям!