События

Сына и дочь директора «лагеря смерти», погубившей 14 детей, передали органам опеки

18.03.2019 Илона Радкевич 2546 https://runaruna.ru/26820/

Сегодня Петрозаводский городской суд вынес приговор бывшему директору лагеря «Парк-отель «Сямозеро» Елене Решетовой, ее заместителю Вадиму Виноградову, двум инструкторам и представителям управления Роспотребнадзора Карелии Анатолию Коваленко и Людмиле Котович.

Последняя, услышав решение суда, не смогла сдержать слез. Председательствующий оправдал и ее, и Анатолия Ивановича. Он не увидел в их действиях состава преступления. За обоими подсудимыми признано право на реабилитацию.

Напомним, что Котович и Коваленко обвиняли в халатности. По версии следствия, они еще за год до трагедии были осведомлены о многочисленных нарушениях закона, допускаемых руководителем лагеря Еленой Решетовой, и все равно выдали заключение, давшее парк-отелю «Сямозеро» возможность продолжить работу. «Таким образом, трагические события — гибель 14 детей — стали возможными в результате неисполнения Коваленко и Котович своих должностных обязанностей, непринятия должных мер реагирования на допущенные нарушения вплоть до закрытия лагеря», - были уверены стражи порядка.

По всей видимости, подсудимым удалось доказать, что их работа и трагедия на Сямозере никак не связаны. Во время судебного процесса они неоднократно говорили о том, что все нарушения, обнаруженные в лагере накануне его открытия, были устранимы и не могли повлиять на санитарно-эпидемиологическое благополучие несовершеннолетних, и уж тем более не могли сыграть никакой роли в том роковом походе. В одном из корпусов, например, был демонтирован кран для мытья ног, в другом на унитазах отсутствовали кнопки для слива.

Внешне ни у кого из подсудимых, кроме Котович, оглашенный приговор больших эмоций не вызвал. А вот зал прямо вслух выдохнул, услышав, что инструктор Павел Ильин полностью оправдан. В момент трагедии его не было на озере: Вадим Виноградов отпустил. Но именно в том, что он уехал, его и обвиняли. По версии следствия, Павел не имел права оставлять детей, за жизнь и здоровье которых он нес персональную ответственность. Вместе с Круподерщиковым они вообще не имели права выходить с несовершеннолетними в такой поход. У них не было для этого ни знаний, ни опыта, ни навыков.

Честно говоря, приговор Ильину удивил: он знал и о спасательных жилетах не того размера, и о прогнозе погоды, и об отсутствующих заглушках на одном из каноэ, и при этом не предпринял абсолютно никаких мер для того, чтобы отменить этот поход. Очень бы хотелось услышать, как суд объяснил его оправдание. Однако, так как дело частично рассматривалось в закрытом режиме, никаких пояснений не прозвучало: председательствующий огласил лишь резолютивную часть приговора.

По статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» был оправдан и товарищ Ильина — Валерий Круподерщиков. Однако его признали виновным по другой статье — «Оставление в опасности». Он находился с детьми в момент трагедии, но не позволил им вызвать спасателей и сам их не вызвал. Валерия приговорили к 8 месяцам лишения свободы в колонии-поселении, но тут же освободили от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности. А вот от исков потерпевших ему уклониться не удалось. По решению суда Валерий должен будет выплатить в качестве компенсации морального вреда больше миллиона рублей.

Многомиллионные иски легли на плечи и Решетовой с Виноградовым. Бывший директор лагеря должна будет выплатить пострадавшим более 21 миллиона рублей, а ее зам — более 18 миллионов. правда, эти суммы могут еще существенно возрасти: часть исков были оставлены судьей без рассмотрения, но у потерпевших, о которых идет речь, осталось право взыскать моральных вред с подсудимых в рамках гражданского судопроизводства.

Елену Решетову и Вадима Виноградова приговорили к 9 годам и 6 месяцам лишения свободы в колонии общего режима.

— Ура, — послышалось в зале, когда судья озвучил срок.

Дело в том, что по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» максимальное наказание — 10 лет лишения свободы. Судья дал практически максимум.

Напомним, что в организованном ими походе в июне 2016 года принимали участие 47 детей, 14 из которых погибли. Подсудимые даже не дали им шанса выжить: спасатели о трагедии узнали слишком поздно.

Вадим Виноградов, в отличие от Елены Решетовой, полностью признал свою вину. О том, что он тяжело переживает случившееся, сомнений нет (и нет ощущения, что это игра на камеру), но, судя по оглашенным срокам, суд этот факт не учитывал.

У осужденной Решетовой есть дочь 2002 года рождения и сын 2006 года рождения. Суд передал их органам опеки и попечительства для решения вопроса об их дальнейшем устройстве.

«Естественно, этот приговор мы будем обжаловать в апелляционной инстанции в части тех обвиняемых, которые сегодняшним приговором были оправданы», — сказала журналистам представительница потерпевших Наталья Степанова.

На этом, наверное, надо было бы поставить точку, но не получается, поэтому напомним, что помимо Виноградова, Круподерщикова и Ильина в походе участвовали еще двое: сотрудницы лагеря, которых не было среди подсудимых. Почему-то не было. Нет сомнений, что ответственность за произошедшее лежит абсолютно на всех сотрудниках лагеря, которые знали об этом походе и не предприняли попыток его предотвратить.

Расскажите друзьям!

Все события