Фото: ru.newshub.org
Истории

Маньяк из Карелии ездил по городам и убивал тех, кого встречал на своем пути

12.03.2019 Руна 8879 https://runaruna.ru/26725/

В период с сентября по декабрь 2003 года в разных районах Карелии и Псковской области были убиты восемь человек… Как выяснилось впоследствии, все эти смерти — дело рук одного человека.

Родился убийца в декабре 1970 года в Медвежьегорском районе. С родителями ему не повезло, пьянки в семье были обычным делом. Потом и вовсе пришлось переехать жить в интернат в далеком поселке Кестеньга Лоухского района. После окончания восьмого класса Михаил поступил в профтехучилище № 4 и стал обучаться премудростям специальности маляра-штукатура.

Окончив учебу, парень уехал в Псков. Там для него нашлись место в общаге и работа по профессии. Казалось бы, живи да радуйся. Но он так и не смог полюбить большой город, и в 1988 году вернулся в Карелию. Вспомнив, что живет в селе Тукса Олонецкого района одноклассник по Кестеньге Лешка Семенов, нагрянул к нему. Лешка жил не один, а вместе с отцом. Глянув на приятеля сына, мужчина равнодушно буркнул: «Живи!»

Он не понял, что в лице 18-летнего паренька с грубоватыми манерами детдомовца явилась к нему судьба. А ведь знал деревенский мужик бродившую по селу легенду, будто еще до революции его прадеду принадлежала сельская мельница. И свершилось на ней в осеннюю ночь жуткое преступление — убил сын своего отца.

— Проклят род Семеновых, проклят, — шамкали в Туксе старухи. — У них теперь в каждом колене сын к смерти отца как-то причастен.

Приезжий Мишка не ведал об этих разговорах и устроился работать в местное РСУ плотником. Не понравилось. Перешел на работу в ЖКХ, затем в совхоз «Олонецкий». А зимой 1990 года повязали Михаила. В деревне узнали, что летом он вместе с подельником взломал замок в помещении столовой школы-интерната № 10 и украл продукты питания. Хотели обсудить эту тему с отцом одноклассника, но тот как в воду канул. А сын Лешка только и твердил:

— Не знаю ничего. Я в милицию заявление написал, чтобы нашли отца, а про Мишкины дела ни сном ни духом.

Вскоре раскололся Михаил. На совхозных полях он указал место, где закопал труп приютившего его мужчины.

Михаил получил за кражу и убийство 9 лет лишения свободы и отправился на зону. Освободился он только в 2001 году: умудрился «довесить» к своему и так солидному сроку двухлетнюю добавку по «хулиганской» статье.

Далее полтора года Михаил жил в Медгоре, а в сентябре 2003 года поджег по пьянке квартиру матери (сама она там не жила, находилась в Пудоже) и переехал в Олонец. Поближе к местам «боевой славы». Хотел найти знакомого, но уберег того Господь от визита приятеля.

В один из дней на темной осенней улочке подошел Михаил к освещенному гаражу, где возился со своей машиной местный пожилой мужчина. Разговорились. Парень сбегал за бутылочкой, разлили по стаканчикам водочку, повели степенную беседу. И незаметно перешли на тему отцов и детей. Спор затеялся — кто лучше. До конца его довести не смогли: Михаил схватил валявшийся в гараже топор и привел убийственный аргумент — ударил пожилого спорщика по голове. Да не один раз. Потом, опомнившись, выбросил Трофимов свой «последний аргумент» в споре и, не долго думая, укатил из Олонца за тридевять земель в родной интернат в Кестеньге.

Пары дней пребывания в Кестеньге молодому человеку хватило, и он пешком отправился в Медгору.

В этот момент из отпуска возвращалась пожилая супружеская пара. Их «жигуль» внезапно заглох на дороге. Мужчина вышел из машины, открыл капот, но сообразить, в чем причина поломки, сразу не смог. И тут из темноты появился высокий мужчина.

— Поломались? — сочувственно спросил он. И представился: — Михаил.

— Выпьем? — предложил водитель Михаилу. Мужчины приняли по сто граммов, закусили, но до разговоров и спора на этот раз не дошло. Увидев лежавший среди инструментов топор, Михаил сжал его правой рукой и без лишних слов рубанул нового знакомого по лицу. Он упал. Но Михаил не остановился и продолжал бить его уже лежавшего…

— Помогите! — в ужасе закричала женщина, выскакивая из салона автомобиля. Михаил развернулся на крик…

Через несколько часов фотоаппарат милицейского эксперта бесстрастно фиксировал на пленку сгоревшую дотла легковушку с мурманскими номерами и искромсанные топором тела супругов.

Михаил понимал, что ему надо уехать подальше. Так он вновь оказался в Пскове. Старый знакомый помог Михаилу устроиться в строительную фирму плотником. Снова, как 15 лет назад, доски, гвозди и койко-место в общаге. И усталость после трудового дня. А тут во дворе какие-то пацаны резвятся.

— А ну цыц, салаги! Разорались тут! — прикрикнул Михаил.

— Заткнись, дядя! Крыша у тебя съехала? — раздался в ответ нестройный хор мальчишеских глоток. Михаил бросился к сиганувшим в разные стороны пацанам, пальцы в это время лихорадочно рвали застежку на рабочей сумке.

Тринадцатилетний Павлик бежал со всех ног. Он уже понимал, что это не игра, что от тяжелого дыхания за спиной веет ужасом. Он напряг все оставшиеся силы, но тяжелый удар в спину сбил его с ног…

Родители Павлика вряд ли смогут забыть черный день 2 ноября 2003 года, когда их позвали на опознание изуродованного остро отточенным плотницким топором мертвого сынишки.

Оставаться в Пскове Михаил больше не мог и вернулся в Медвежьегорск.

А 10 декабря 2003 года медвежьегорская газета «Вперед» сообщила, что 1 декабря в 22:25 в дежурную часть поступило сообщение об обнаружении в одной из квартир тел мужчины и женщины со смертельными травмами криминального характера. Смерть супружеской пары наступила от ударов топором. К моменту выхода газеты Михаила уже задержали по подозрению в этом убийстве.

—  После убийства мурманчан я поехал на станцию Масельгская под Медгорой. Я там накануне летом подрабатывал, — рассказал на допросе молодой человек. — Остановился в доме у Мити и Васи, которых знал раньше. А тут к ним приходят родственники умершего соседа, просят вырыть могилу. Мы и пошли втроем. Могилу вырыли, выпили на поминках и пошли домой. Дома еще выпили. Потом мне обидно стало, что Митя с Васей деньги за могилу получили, а мне ничего не дали. Я взял топор и зарубил их. Потом запер дверь и ушел.

Опера подняли сводки. Ни о каких трупах на ст. Масельгской в них не сообщалось. Они прихватили с собой Михаила и выехали на место. Дверь в дом действительно оказалась запертой. Когда ее вскрыли, на полу в комнате были обнаружены полуистлевшие трупы двоих мужчин, до которых не было дела ни соседям, ни родственникам. Ведь за два месяца, пока они гнили на полу, никто не искал их по-настоящему, не сообщал в милицию о пропавших людях.

P. S. Имена преступника и его жертв изменены.

Проект «Криминальная Карелия» рассказывает о громких преступлениях Карелии, совершенных в республике в разные годы.

Расскажите друзьям!

Все события