События

В Карелии семью с маленькими детьми и бабушкой-инвалидом выгонят из дома, в который они вложили все, что у них было

05.03.2019 Илона Радкевич 11298 https://runaruna.ru/26599/

Честно говоря, когда мы описывали эту, на самом деле, возмутительнейшую историю, казалось, что вот сейчас, когда она станет достоянием общественности, проблема начнет решаться. Ну, просто потому, что не должно быть такого в правовом государстве. Потому что, ну, должна же быть у людей хоть какая-то защищенность. Должен был отреагировать уполномоченный по правам ребенка в Карелии, губернатор, сотрудники полиции. Последние, нам так видится, вообще должны были землю рыть, торопясь расследовать дело до того, как семья с маленькими детьми и бабушкой-инвалидом окажутся на улице, а по итогу обманутые люди вот уже год в одиночку пытаются найти правду, а времени на ее поиски остается все меньше и меньше.

Речь идет об истории семьи Герасимовых. Напомним, что несколько лет назад петрозаводчане Антон и Ирина, продав маленькую бабушкину квартиру и взяв несколько кредитов, купили дом в деревне Ужесельга Прионежского района. За время, что они успели в нем пожить, семье пришлось еще больше залезть в долги (надо было менять полы, заделывать щели в стенах, делать отопление). Вкладывались и деньгами и силами: денег на наемных работников не было, поэтому все делали своими руками. И были счастливы: бабушка-инвалид могла теперь спокойно выходить на улицу, у детей появились свои комнаты, завели кур, разработали огород, посадили деревья и строили планы на будущее. Но в один «прекрасный» день все планы рухнули. Потому что нашлась женщина, которая заявила, что Герасимовы занимают принадлежащий ей дом.

Этой женщиной оказалась родственница продавщицы строения (мама ее гражданского мужа, ныне покойного). Согласно имевшимся на тот момент документам, указанные женщины еще до продажи дома выяснили все свои отношения в суде: одна дом строила, но юридически не имела на него прав, другая к строительству отношения не имела, но зато обладала наследственными правами. Между ними было заключено мировое соглашение, на основании которого одна из женщин (та, которая и строила его со своим мужем) оформила право собственности на дом и через какое-то время продала его Герасимовым. Проблемы начались, когда вторая женщина заявила, что ничего об этом соглашении не знала (от ее имени документ подписывала невестка, которая якобы ей об этом ничего не сказала). Как известно, суды по итогу встали на сторону наследницы.

 — Лишали нас собственности без нашего участия, — вспоминает Антон. — Все решалось в суде между родственниками. Мы на том процессе были только слушателями и ничего не могли сделать.

После выхода предыдущей статьи к нам обращались представители женщины, которая судом признана законной владелицей дома. Они говорили о том, что тоже возмущены произошедшим и искренне сочувствует Герасимовым, но не их доверительница виновата в том, что произошло, а ее родственники, которые скрыли от нее факт заключения мирового соглашения, это они совершили мошенничество, за которое должны отвечать по закону. К слову, эта женщина еще в 2015 году обратилась в правоохранительные органы с заявлением о том, что, возможно, совершено мошенничество. Правда, есть заявление и продавщицы дома о том, что мошенничество совершено той, кому этот дом по итогу и достался.

Семейное поместье

Пока правоохранительные органы разбираются с заявлениями женщин, Антон и Ирина Герасимовы живут, как на пороховой бочке. Каждые несколько месяцев они вынуждены доказывать в суде, что у них нет сейчас возможности исполнить решение суда (освободить купленный ими дом), и им, как воздух, нужна отсрочка.

В феврале они обратились к Фемиде уже в третий раз: просили дать им возможность пожить в доме до августа. Представитель владелицы дома категорически возражал. Говорит, это строение ей и самой сейчас очень нужно.

— Моей доверительнице 73 года, и она в настоящее время не может проживать в помещении, которое является ее собственностью. Она вынуждена проживать в другом помещении, и делить его с другими своими родственниками, — обрисовал мужчина сложившуюся ситуацию.

Судья поинтересовалась, жила ли когда-нибудь его доверительница в том доме, который сейчас занимают Герасимовы.

— Это вроде как дачный участок. Такое семейное поместье. Я полагаю, да. Она ранее проживала там, приезжала туда постоянно, — отметил мужчина. — Им необходимо это помещение, потому что туда, возможно, переедет или сама моя доверительница, либо туда переедут ее дети.

Мы не беремся судить, насколько этот дом сейчас нужен женщине, за которой признано право собственности. Наверное, нужен. Не для одного, так для другого (раньше ее представитель говорил, что строение нужно не для проживания в нем, а для продажи). Интересно другое: как это она, постоянно приезжая в свое семейное поместье, пару лет не замечала, что в доме живут чужие люди? И многочисленные родственники (цыганские семьи, как известно, большие и дружные) этого тоже почему-то не видели. Напомним, что новая владелица у дома появилась в тот момент, когда Антон и Ирина уже больше миллиона рублей вложили в его обустройство.

— Откуда у вас информация, что она там проживала? — поинтересовался Антон у представителя женщины (дело в том, что, по его данным, такого не было).

— Будем считать, что этот вопрос вообще не относится к настоящему делу, — отмахнулся юрист.

Ну, будем считать!

Достаточно времени

— При разрешении вопросов предоставления отсрочки необходимо изучать фактические обстоятельства, которые указывали бы на исключительность того, что должник по какой-то причине не может исполнить судебный акт, — очень верно заметил в суде представитель хозяйки дома и тут же перечислил, что Герасимовы ссылаются на тяжелое материальное положение, на отсутствие возможности использовать иные жилые помещения и на иные обстоятельства. Мол, на то же самое они ссылались и раньше.

— Каких-либо новых обстоятельств в рамках возбужденного исполнительного производства не появилось, — отметил мужчина.

Да и, слава богу, что их не появилось. И имеющихся-то достаточно, чтобы впасть в отчаяние, а у этих ребят еще хватает силы духа ходить в суды и что-то доказывать.

Юрист владелицы дома до дня посчитал, сколько Герасимовы живут в собственности его доверительницы (с момента вступления суда в законную силу), и получилось 1 год 3 месяца и 22 дня (сейчас уже немного больше).

— За это время должники не предприняли каких-то должных мер, направленных на исполнение судебного акта, — отметил мужчина. — Мы полагаем, что этого срока было вполне достаточно для того, чтобы разрешить все свои финансовые трудности, все препятствия, связанные с состояние здоровья и т. д., и выйти из этой ситуации.

Так и хотелось спросить: «Вы серьезно?»

За год 3 месяца и 22 дня сотрудники полиции не смогли даже допросить человека, без правдивых (!) показаний которой невозможно понять, кто придумал и провернул мошенническую схему в отношении семьи Герасимовых. А они за это время должны были «решить все свои финансовые трудности», вылечить бабушку-инвалида и что-то там еще.

— Они не предприняли каких-то действий для того, чтобы арендовать иное жилое помещение. Может быть, действительно, не сразу купить другое помещение, но хотя бы что-то найти на время, — предложил вариант представитель хозяйки дома.

Мужчина находился к нам спиной. Глаз мы не видели. Но почему-то казалось, что взгляд от Герасимовых он должен был отводить. Понятно, что его задача — добиться того, чтобы они освободили дом, и для этого на суде надо что-то говорить. Но не вот это же?

Этот человек прекрасно знает, что большая часть дохода Антона и Ирины уходит на дом (и на само жилище и на его ремонт семья брала кредиты), из которого его доверительница их сейчас выгоняет. Еще часть уходит на штрафы за то, что Герасимовы не могут исполнить решение суда. Деньги остаются только на еду. Не могут же они перестать есть! Хотя, если бы перестали, дом бы точно скоро освободился.

Судья довольно быстро вынесла решение по отсрочке, но в коридоре казалось, что все очень долго. А еще одолевала мысль: а что, если нет? Если не услышит, не поймет, не войдет в очередной раз в положение?

Но вроде услышала. Семье предоставили очередную отсрочку в исполнении решения суда. Правда, по времени на два месяца меньше, чем просили Герасимовы — до июля текущего года.

НЕ потерпевшие

Возбужденное уголовное дело — это, наверное, главная подвижка в этой истории за весь год. Однако представитель владелицы дома обратил в суде внимание на то, что Герасимовы даже потерпевшими по делу не признаны. И ведь так оно и есть. Человек, у которого по итогу остался в собственности дом, считается потерпевшей, а Герасимовы, которые лишились всего, — нет.

Есть в этом деле и другая странность: стражи порядка отреагировали возбуждением уголовного дела только на заявление владелицы дома. Судьба встречного заявления неизвестна. Все запросы Герасимовых, касающиеся этого документа, остались без ответа.

Честно говоря, я очень долго не могла сесть за написание этой статьи. Потому что это тот случай, когда мы просто обязаны протянуть руку помощи, что-то сделать. А что? Из этой чудовищной истории практически нет выхода. Женщина, которая судом обозначена хозяйкой дома, отказываться от него не собирается. Ее невестка, продавшая Герасимовым этот дом, уверяет, что сама стала жертвой обмана родственников, и возвращать деньги, разумеется, не намерена. Другая невестка женщины, которая якобы обманом заключила мировое соглашение от ее имени, объявлена в федеральный розыск. А семья с двумя маленькими детьми и бабушкой-инвалидом в срок до 1 июля должна освободить дом, за который будет расплачиваться еще ни один год.

Эти ребята лишились всего не в результате своей глупости или халатности, а в результате подлости других людей. И совершенно очевидно, что эти другие люди должны за это ответить. Иначе завтра, убедившись в том, как прекрасно работает схема, у мошенников появятся последователи.

Расскажите друзьям!

Все события