Фото: «ДТП Петрозаводска и Карелии»
События

У виновника смертельного ДТП в Петрозаводске оказался всего один класс образования. Репортаж из зала суда

13.02.2019 Руна 2349 https://runaruna.ru/26248/

Петрозаводский городской суд сегодня вынес приговор водителю иномарки, который в сентябре прошлого года, двигаясь по улице Чапаева в Петрозаводске, не справился с управлением: задел ПАЗ, двигавшийся в попутном направлении, после чего снес заграждение на разделительной полосе и вылетел на встречную полосу. В результате этой аварии серьезно пострадал маленький ребенок, который находился на руках у матери, сидевшей рядом с водителем (травмирована была и сама мама девочки), и 17-летняя пассажирка с заднего сидения: девушка умерла больнице через день после случившегося.

Прибывшие на место аварии сотрудники ГИБДД не обнаружили в автомобиле водителя. Не было его и рядом с машиной. Тогда проскочила информация, что с места происшествия он сбежал. Собственно, так оно и было. Только, как выяснилось, сбежал он не один, а с ребенком на руках. Трехлетняя девочка после аварии находилась без сознания, поэтому молодой человек поймал машину и доставил ее в Республиканскую больницу.

— Она очень много крови потеряла. Я схватил ее. Я понимал, что «скорую» не дождаться, сел в машину попутную. Меня довезли до больницы. Я побежал туда, — рассказал подсудимый.

Это факт сыграл большую роль в назначении наказания.

— Врачи сказали, что если бы мы дождались «скорую», она бы не выжила, — пояснила на суде мама девочки.

Заседание по уголовному делу водителя иномарки было всего одно и длилось оно не больше двух часов. Молодой человек полностью признал свою вину и попросил о том, чтобы дело рассмотрели в особом порядке, без судебного следствия (при таком порядке наказание не должно превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания). Никто не возражал. Да и возражать-то было особо некому. Мама погибшей девушки в суд не пришла, никаких исков о возмещении морального вреда она не заявляла. Вторая потерпевшая и мама пострадавшего в аварии ребенка — гражданская супруга подсудимого.

Молодой человек уверял, что очень раскаивается и что заслуживает реального лишения свободы. И эти слова, казалось, больше всего впечатлили его же защитника.

— Я понимаю, что Каринина (Карина — это погибшая девушка — прим. авт.) мама не простит меня никогда. Как и сам себя. Я считаю, что меня нужно наказать. Ценой своей свободы я должен взять время, чтобы переосмыслить свое отношение к жизни, — сообщил подсудимый.

— То есть вы настолько раскаиваетесь, что готовы даже сам себя вот так наказать? — уточнила защитник.

— Конечно.

— Какой вид наказания вы видите для себя?

— На усмотрение суда. Как я могу что-то сказать? Просить, чтобы меня не наказывали? Нет.

— То есть настолько глубоко ваше раскаяние, что вы это оставляете на усмотрение суда.

— Конечно! Конечно!

Потом в прениях адвокат много раз делала акцент именно на этом откровении подзащитного:

— Вот настолько реальное раскаяние редко встретишь в суде. Когда человек полностью доверяется суду и считает, что действительно должен понести наказание. Я считаю, что это исключительное внутреннее глубокое раскаяние, которое свидетельствует о том, что его перевоспитание возможно и без реального лишения свободы.

Впрочем, на этом положительная информация заканчивается. Молодец, что додумался без промедления отвезти ребенка в больницу, хорошо, что раскаялся… Но если вернуться к самой аварии, то становится жутко. И не столько потому, что он двигался с внушительным превышением скорости (около 90 км в час) и в какой-то момент решился на опасный маневр, сколько потому, что его вообще не должно было быть за рулем этой машины. И за рулем любой другой тоже. У него нет и никогда не было водительских прав.

— Почему у вас не было прав? — поинтересовалась адвокат.

— Так получилось, — отмахнулся подсудимый.

— А вы могли бы освоить вот эти правила-то, нет? — зачем-то настаивала защитник.

— Я не знаю, — пожал плечами подсудимый.

Не знает, потому что само слово «учеба» для него инородное.

— Вы обучались в школе? — поинтересовался судья.

— Нет, — ответил подсудимый.

— В обвинительном заключении написано, что у вас четыре класса образования. Что-нибудь можете пояснить?

—  Да, обучался. Но я считаю, что не обучался.

По факту у него всего один класс образования, потому что в первом классе он остался на второй год, из которого отучился всего один месяц. О каком получении водительских прав мы говорим? Не мог он их получить и не собирался этого делать.

На вопрос судьи о том, с какого возраста он водит машину, подсудимый ответил:

— С детства, с 6−7 лет…

— То есть с шести лет вас можно было увидеть управляющим автомобилем? — уточнил председательствующий.

Мама и супруга и подсудимого залились смехом.

Похоже, даже после произошедшего они не видят ничего особенного в том, что их родственник водил автомобиль. Они не боялись садиться в его машину, на которой, кстати, колеса были с разной резиной (что само по себе опасно) и «левый» номер.

— Зачем вы купили машину, не имея прав? Зачем вы повесили на нее номера, которые не принадлежат автомобилю? Зачем вы за руль сели, если даже не учились ездить? Как-то вы можете объяснить ваши действия, которые абсолютно логично привели к такому результату? — засыпал подсудимого вопросами прокурор.

— Не могу объяснить.

На эту тему молодой человек вообще не хотел разговаривать, даже со своим адвокатом.

По факту ДТП подсудимый сказал только то, что, возможно, его неправильные действия на дороге спровоцировали пассажиры, которые находились на заднем сиденье.

—  Была драка (рядом с погибшей девушкой сидели еще два парня — прим. авт.). Паника, — сообщил молодой человек. — Я им говорил: «Завязывайте». Но им было бесполезно что-то говорить.

— Если бы вы права получали, то знали бы, что в данной ситуации водитель должен замедлить или полностью остановить транспортное средство, — сообщил подсудимому государственный обвинитель.

Суд приговорил 20-летнего водителя иномарки к двум годам лишения свободы. Отбывать наказание ему придется в колонии-поселении. Правда, недолго. С сентября прошлого года молодой человек находился в СИЗО. Это время ему зачтут из расчета: день в СИЗО за два дня в колонии.

Это видео незадолго до ДТП опубликовала 17-летняя пассажирка машины:


Расскажите друзьям!



Все события