Фото: golos.io
Жизнь

«Не вынуждайте нас покидать деревни! Не каждому это под силу». Причуды оптимизации загоняют карельских детей в еще меньшие школы

08.02.2019 Ася Кошелева 6515 https://runaruna.ru/26147/

Новость, настигшая Карелию в конце 2018 года о планах карельского Минобра тотально оптимизировать сельские школы, ожидаемо застала врасплох многих жителей республики. Только после новогодних праздников в Сети начали появляться группы, обращения, петиции, в которых местные жители начали подавать голос. В своих зачастую эмоциональных текстах и обращениях (в дело пошел даже запрещенный прием — дети, которые, глядя в камеру, просят не закрывать их школу) люди пытаются убедить чиновников примерно в одном и том же: закрыв классы, вы окончательно убьете и так еле выживающее село.

Представители губернатора Парфенчикова, судя по его высказываниям, ярого противника малокомплектных школ, пытались убедить протестующих, мол, не о своем удобстве, мамы и папы, нужно заботиться, а о качестве образования своих отпрысков. Но родителей это не убеждает и даже оскорбляет. И это понятно: закрытие одной сельской школы и транспортировка детей из нее в другую такую же, никак не гарантирует лучшие образовательные результаты.

Первой выступила Нюхча Беломорского района. Тогда, власти моментально среагировали на «бузотеров», заявив, что волноваться не о чем: планов закрывать школу нет. Однако стало ясно, что если сидеть и ждать, то чиновники будут скрещивать разные школы так, как им нужно, без учета мнения людей. В интервью «Руне» председатель Ассоциации сельских школ Татьяна Танцева сказала: «Защищаться или нет — это дело каждой школы, каждого района». Против оптимизации своих школ уже выступили в Ведлозере, Святозере, жители Сегежского и Питкярантского районов. К списку прибавится школа в поселке Харлу.

Школа поселка Харлу | Фото: Евгений Попов из группы «Харлу- столица мира» / vk.com/harlu_village

Родители и учителя поселка Харлу Питкярантского района тоже пишут письма всевозможным чиновникам. По вечерам вместе с и. о. директора местной школы, здание которой построил еще финны в 1934-м году, они составляют бумагу, в которой пытаются выразить все негодование от обрушившихся на них новостей. 29 января на совещании руководителей образовательных учреждений первый замглавы района Роман Баранов сообщил, что со следующего учебного года все среднее звено харлуской школы будет учиться в школе соседней Рауталахти.

— Школа — это сердце посёлка. Закроют школу — закроют посёлок. Оптимизация идет по всему району. Такое впечатление, что мы и наши дети не люди, не заслужили своих школ, садов и ДК. Мы не просим дворцов, но хоть нашу малость оставьте нам. Не вынуждайте нас покидать деревни! Не каждому это под силу, — такое эмоциональное сообщение прислала в редакцию жительница Харлу Елена З.

Елена не только мать детей, которым предстоит ездить пусть всего за 9 километров, но по плохой грунтовке, в соседнюю школу: она связана с дополнительным образованием в поселке. Вместе с учителями женщина ведет два кружка, куда ходят школьники. В поселке есть секции танцев, рисования, хор, уроки по исследовательской работе и занятия по боксу. Елена уверена: если детям придется ездить в Рауталахти, то обо всем этом можно будет забыть. С переездами у них не останется ни сил, ни времени для кружков.

— У нас дети лишаются дополнительного образования, которое они получают здесь. Зачем переводить 30 детей в соседний поселок, если есть своя школа? Не проще 15 привезти к нам, раз уж на то пошло. Дети не хотят, родители против, но нам не дают права выбора. У меня через год ребенок пойдет в пятый класс, и он ревет: «Мама, я не хочу никуда ехать! А как бокс? Там же все чужие!» Зачем детям такой стресс? Ради прихотей наших правителей?

Недоумение родителей можно понять. Логики в объединении учеников на базе школы небольшого поселка, мало. Ее преимуществом перед зданием в Харлу является только возраст. Рауталахтинскую школу называют одной из самых дорогих в Питкярантском районе. Ее построили в 90-е при Сергее Катанандове, но проектировали здание сразу как малокомплектную. Половину помещений уже занял оптимизированный детский сад. При этом в Харлу с начальной школой и дошкольной группой остается большое трехэтажное здание с цокольным этажом, где есть гардероб, столовая и кухня.

— Школа — в поселке, а число обучающихся остается стабильным (у нас не будет больших перепадов — рождаемость сейчас достаточная). В пределах 60−70 человек в школе у нас будет, — считает и. о. директора школы в Харлу Надежда Шанина. — [В Рауталахти детей] будет впритык.

На борьбу за свою школу директор настроена решительно. Она, как и другие жители поселка считает, что ликвидация среднего звена приведет к оттоку людей и закрытию других учреждений: отделения банка, амбулатории, почты, аптеки. Эта же проблема коснется ближайших и связанных с Харлу поселков поменьше — станций Янисъярви, Хямекоски, деревень Улмалахти и Рауталахти. Учитывая, что стабильного транспорта до районного центра из Харлу нет, за школу нужно держаться как можно сильнее.

И.о. директора школы в Харлу Надежда Шанина:

— Наши 30 детей нужно будет везти в Раутолахти, хотя изначально летом Роман Сергеевич [Баранов] сказал, что будет одно юрлицо, но [на базе] школы в Харлу, потому что наша школа больше. Наше здание историческое, построенное в 30-х годах — качественное, крепкое, рассчитанное на большое количество детей.

Неплохой школу считает и глава Питкярантского района Дмитрий Трошин. На вопрос о причинах отправки детей из большой школы в малокомплектную руководитель ответил, что таких планов у администрации нет. Мы не знаем, общался ли Дмитрий Трошин со своим заместителем, но в разговоре с журналистом 4 февраля глава района объяснил, что учеников среднего звена из Харлу предполагают возить вовсе не в Рауталахти, а в Ляскеля, где обучение продолжается до 11-го класса.

При этом чиновник заметил, что до того, как привести этот план в действие, Питкярантский район хочет за счет республиканского бюджета, наконец, привести в порядок ту самую грунтовую дорогу до Харлу, по которой будут ездить школьники, и отремонтировать очистные сооружения в Ляскеля. Такой обмен услугами Трошину уже удалось проделать со школой в Салми, куда должны будут влиться ученики соседних поселков. Району выделили 7 миллионов рублей на проектирование новой салминской школы, чтобы в будущем году уже начать ее возводить.

— Я предложил правительству возить школьников из Харлу в школу поселка Ляскеля. Но до этого нужно отремонтировать эту школу, потому что в ней нет канализации, цивилизованного водопровода. Это не есть хорошо. Дополнительная нагрузка явно не даст никаких плюсов. Дорога 7 километров от Харлу до федеральной дороги тоже находится в крайне неудовлетворительном состоянии. Мы говорим о том, что ее тоже необходимо отремонтировать, и только после этого предлагать родителям возить куда-то детей.

Глава Питкярантского района Дмитрий Трошин:

-Что касается расстояния от Харлу до Ляскеля, то это 9 километров. Сами понимаете, что по хорошей дороге — это 10 минут езды. Любой школьник в Петрозаводске, добираясь до школы из одного района в другой, тратит больше времени.

Дмитрий Трошин уверен, что оптимизация в районе не имеет никакого отношения в экономии. Школу в Харлу для начальной школы все равно придется содержать. Трошин объяснил, что основная проблема — это учителя, которых катастрофически не хватает в поселках. Многим педагогам-предметникам приходится ездить из одного района в другой, что, по мнению главы, плохо сказывается на качестве знаний детей. Почему чиновник считает более правильным и надежным перевозить 30 несовершеннолетних школьников по проселочной дороге, а не поездки одного взрослого учителя на небольшие расстояния на машине, неизвестно. Тем более что эксперты в области образования на селе считают, что такой разнообразный формат обучения — выход для хороших малокомплектных школ.

Объясняя все это, глава Питкярантского района разоткровенничался.

Глава Питкярантского района Дмитрий Трошин:

— Да не хотим мы ничего оптимизировать! Я, например, тоже за то, чтобы мой район развивался. Что-либо оптимизировать в Приладожье вообще нельзя. Возможно, это касается северов, где уже нет ни жителей, ничего в сотнях километров. Здесь же, когда мы живем друг от друга в шаговой доступности, в 8−10 километрах, то, наверное, надо принимать какие-то решения. На самом деле главная проблема — дефицит преподавателей. Реальна нехватка в каждой школе. <> На самом деле сами родители не говорят, сколько детей из Харлу уже возят в Ляскеля, и их все больше и больше — нет хороших педагогов.

Надежда Шанина подтвердила, что часть родителей действительно уже перевели своих детей в ляскельскую школу прежде всего из-за английского языка. Единственного учителя, которого не хватает в Харлу, — это преподаватель иностранного. По словам и. о. директора, к ним приезжала молодой специалист, но не задержалась надолго. Обозначенная главой района нехватка учителей после оптимизации может вылиться и в обратное явление. После того как в Харлу исчезнет средняя школа, учителя-предметники останутся в ней без работы. В соседней Рауталахти свободных вакансий нет. Возьмут ли их в Ляскеля? Этот вопрос тоже еще не обсуждался.

— В Харлу средний возраст средний учителя 46 лет, — говорит Надежда Шанина. —  Добровольно из нашей деревни, лишенной общественного транспорта, центральной дороги (пусть это даже шесть километров), никто не поедет. Нужна какая-то гарантия спокойствия, потому что люди находятся как на вулкане. Уже сейчас все молодые находятся в этой шаткой ситуации, когда нужно искать работу. Я не удивлюсь, если к концу учебного года кто-то, уже не надеясь на мирный конец, начнет искать возможности уехать. Вы сами знаете, что найти работу учителя проблем нет. Вакансий много.

Информация о переводе детей из Харлу в Ляскеля вместо Рауталахти ни родителей, ни педагогов не обрадовала. Очевидно, что люди против таких перемен и их вполне устраивает существующая схема: девять лет дети учатся в своем поселке, а в старшие классы перебираются в Ляскеля или поступают техникумы. Если, как убеждает правительство, дело не в денежной экономии, то почему бы не оставить все так, как есть?

Жительница Харлу Елена З.:

— Школа работает очень тесно с ДК. У нас работает два танцевальных коллектива, три вокальных, театральный, тренажерный зал, есть две группы при студии интуитивного рисования. Мы из руин поднимали ДК! Я восемь лет жизни положила на это, и для нашего посёлка это достижение. И с кем мы это делали? С детьми! А теперь они хотят это разрушить. Просто обидно, правда! Мы не понимаем, почему наш поселок как кость в горле у нашей администрации? То хотят закрыть одно, то другое, как будто заняться им там больше нечем и некем.

Как прокомментировала «Руне» ситуацию с оптимизацией заместитель министра образования Карелии Татьяна Васильева, перемены должны теперь согласовать с общественностью и педагогами. Что получится в итоге и учтут ли на самом деле мнение людей, мы сможем узнать только после февраля. Жители Харлу на момент публикации текста должны отправить свое обращение главам Карелии и Питкярантского района, а также в Министерство образования Карелии и Министерство просвещения России.


Еще по теме:

Парфенчиков обвинил сельские школы в выращивании «искусственных аутистов» и пообещал их оптимизировать Поселку в Карелии дали денег на ремонт стадиона, а вышло болото. Как получилось, что в этом никто не виноват Представитель Парфенчикова цинично оправдал переселение детей в интернаты в Карелии: «Нужно думать не про маму с папой!» «Это надо же так не любить свой край!». Жителей Карелии взбесили планы Парфенчикова загнать детей учиться в интернаты «Мы не против того, что некоторые школы надо закрывать». Председатель ассоциации сельских школ объяснила, почему идея учебы в интернатах никуда не годится Всё под нож. Как оптимизация ударила по соседним с Карелией регионам? Жители района Карелии пожаловались на закрытие очередной школы, а глава республики обвинил соцсети в распространении фейковых новостей В карельском интернате нет мест для учеников из «оптимизированной» школы

Расскажите друзьям!



Все события