События

Жительница Петрозаводска рассказала, как ее изнасиловали в милиции и за что ей пришлось заплатить такую цену

29.01.2019 Руна 12841 https://runaruna.ru/25940/

«Мою жену в милиции изнасиловали!» — примерно с таким заявлением в конце 2005 года пришел в редакцию газеты житель Петрозаводска. Мужчина сильно переживал. О том, что случилось с его супругой, он знал с ее же слов и безоговорочно верил. Да и какой смысл женщине выдумывать такие вещи, зная, что практически все происходящее в отделах милиции уже давно фиксируется на видеокамеры. Однако, как выяснилось много позже, о камерах-то она как раз ничего и не знала.

По словам Алексея Никульченко, в милицию его жену Алевтину забрали прямо с поминок ее матери. Между подвыпившими родственниками возникла серьезная ссора. Сестре Алевтины пришлось даже вызвать милицию. Правда, Алексей приезд стражей порядка не застал. Вконец разругавшись с тестем, он, хлопнув дверью, ушел из квартиры.

Когда наряд милиции приехал на вызов, Аля была в коридоре в нижнем белье, капроновых колготках и куртке. Все просто: родная сестра, одолжившая ей на поминки дорогое платье, не захотела, чтобы в ее наряде ехали в отдел милиции, и заставила сестрицу раздеться.

Около восьми часов вечера Алевтину привезли в отдел, поместили в женскую камеру для административно задержанных, оформили на нее протокол задержания и через полтора часа выпустили. По пути из милиции женщина встретила мужа, которому рассказала, что сотрудник милиции ее изнасиловал. Дежурный по КАЗ якобы предложил ей выбор: заняться сексом или остаться в камере до утра. По словам Алексея, его жена — женщина гордая, а потому согласилась на первое. При встрече она даже отдала ему полтинник, который, как утверждала, страж порядка сунул ей в карман за «случившееся».

На эти пятьдесят рублей муж Алевтины купил себе бутылку вина. И уже после полуночи отправился вместе с женой в отдел разбираться. Женщина и там заявляла, что ее изнасиловали, но где именно это произошло, долго не могла показать. Сотрудники милиции переадресовали семейную пару в городскую прокуратуру, где Аля написала на своего обидчика заявление. Благодаря этой бумажке 5 апреля Алевтина и оказалась в суде, правда, в качестве подсудимой.

По словам государственного обвинителя Натальи Трусовой, эксперты изнасилование женщины не подтвердили. Полиграф, или так называемый детектор лжи, тоже показал, что она, скорее всего, врет. И сестра Алевтины на предварительном следствии утверждала, что, зная характер своей близкой родственницы, изначально не поверила в ее изнасилование. Кроме того, в каждом отделе милиции сейчас есть камеры, которые фиксируют все, что происходит с людьми в камерах административно задержанных. Следствию эту запись заполучить не удалось. По словам сотрудников милиции, записи сохраняются всего десять дней, после чего на пленку начинает записываться новая информация. Однако есть ряд свидетелей, которые видели эту запись. Они показали: от зоркого ока объектива страж порядка и Алевтина скрывались всего раз на пару минут, когда дежурный по КАЗ заводил ее в свой кабинет, чтобы поставить подпись в протоколе задержания. Все остальное снималось на видео. Да и те две минуты, что их не снимала камера, они не находились в уединении. Через огромное окно кабинета видно все, что там происходит. Соединив воедино все показания, городская прокуратура отказала Алевтине в возбуждении уголовного дела по изнасилованию и начала уголовное дело по клевете на сотрудника милиции.

Выяснилось, что Аля какое-то время занималась древнейшей из профессий, не раз была судима и уже однажды пыталась привлечь к ответственности человека за изнасилование. Суд вынес решение — полтора года исправительных работ.

P. S. Фамилии и имена действующих лиц изменены.

Проект «Криминальная Карелия» рассказывает о громких преступлениях Карелии, совершенных в республике в разные годы.

Расскажите друзьям!