События

«Вы все здесь подохнете». В суде по делу о трагедии на озере Сямозеро выяснили, что могло помешать инструктору вызвать МЧС и спасти детей

18.12.2018 Руна 5424 https://runaruna.ru/25221/

В Петрозаводском городском суде, где продолжается рассмотрение уголовного дела по трагедии на озере Сямозеро, допросили в качестве специалиста Екатерину Базарову — клинического психолога, психиатра, психотерапевта. Ее допрос был важен для защиты подсудимого Валерия Круподерщикова — инструктора, который в июне 2016 года находился с детьми на одном из перевернувшихся каноэ. Напомним, что в результате опрокидывания двух судов в тот день погибли 14 человек.

К Валерию, на самом деле, очень много вопросов. Он вышел с детьми в озеро, хотя знал, что на одном из каноэ не хватает заглушек; он видел, что у детей не по размеру спасжилеты; он, несмотря на просьбы ребят, принял решение не обращаться в МЧС; и именно он во время шторма дал указание детям из двух каноэ взять друг друга за руки и соединить плавательные средства. Последняя манипуляция закончилась опрокидыванием сначала одного, а потом и другого каноэ. На суде Валерий уверял: на лекциях им говорили, что такие меры повышают устойчивость. Правда, во время допроса преподавателя, от которой подсудимый узнал, что так можно делать, выяснилось, что про каноэ студентам во время обучения не рассказывали вообще, речь шла о катамаранах. Что же касается каноэ, его вообще нельзя было использовать ни в том походе и ни в каком другом.

— В России не применяют такие суда для сплава, — пояснила свидетель. — Только как прогулочные по городу и в отсутствии ветра.

По словам педагога, в тот день на Сямозере каноэ были применены неправомерно. Но, с точки зрения свидетеля, ответственность за это лежит на непосредственном руководителе мероприятия, на том человеке, которые принимал решение о походе, а это Вадим Виноградов. По поводу того, что студенты были трудоустроены в лагере инструкторами и согласно заключенному договору несли ответственность за жизнь людей, преподаватель ответила, что и привлечение этих ребят инструкторами тоже было неправомерно, так как они не были аттестованы для такой работы.

А вот тут возникает вопрос к руководителям учебного заведения, которые направляли на студентов на практику в этот лагерь: они не догадывались, что для такой работы нужна аттестация? И вопрос к следствию: почему эти люди не делят скамью подсудимых со своими студентами?

Свидетель не смогла сказать, было ли ошибкой сцепление двух каноэ во время шторма.

— Ему ничего другого не оставалось, — только и смогла пояснить педагог. — Это от безвыходности, так как он, видимо, боялся, что второе каноэ может утянуть в озеро… Да, их могло раскидать.

А вот на вопрос, почему Круподерщиков все-таки вышел с детьми в озеро на неисправном плавсредстве и не вызвал спасателей в критической ситуации, ответила суду как раз специалист Екатерина Базарова. Она подтвердила, что, учитывая психологические особенности подсудимого, он вполне мог так поступить именно из-за поступавших указаний Вадима Виноградова.

— Он уже привык подчиняться, он не посмел ослушаться, — сообщила специалист и попросила не забывать, что Круподерщиков находился в психотравмирующей ситуации.

Представитель потерпевших просила Екатерину Базарову оценить слова Круподерщикова «Вы все здесь подохнете», после которых он, якобы бросив детей в воде, поплыл к берегу.

— Я не могу расценивать эту реплику в силу того, что это одно показание. Оно может быть искаженным, предвзятым и так далее, — ответила специалист. — Вырванное из контекста слово может означать не более, чем фигуру речи.

— Он это сказал, когда дети уже тонули, — настаивала представитель потерпевших.

— Когда человек говорит: «Я убью», это не значит, что он убивает. Фигура речи, — повторила Екатерина Базарова.

— Возможно ли, что 11-летний человек может более адекватно оценить ситуацию, нежели 19-летний? — уточнил у специалиста адвокат подсудимого. — Зависит ли это от психологического состояния 19-летнего?

Этот вопрос возник в связи с тем, что на суде вспомнили историю девочки, которая в тот день спасла несколько человек, добралась до берега и сумела позвать на помощь.

— Ребенок может вести себя более разумно, чем взрослый в экстремальных ситуациях, — сообщила Екатерина Базарова. — В этом нет ничего удивительного.

Расскажите друзьям!